Капитуляция или шанс на мир? Что луганчане думают о «формуле Штайнмайера»


Спустя шесть лет после Революции достоинства украинцы снова выходят на Майдан: в воскресенье в Киеве на главной площади страны собрались до 10 тысяч человек, требующих остановить капитуляцию на Донбассе. Пока Киев и другие украинские города буквально гудят от обсуждений «формулы Штайнмайера»​, большинство людей в оккупации не особо ориентируется в этом вопросе, а некоторые даже впервые слышат об этом. Но среди тех, кто в курсе происходящего, существует четкое непонимание, зачем это все и к чему приведет. Мы расспросили жителей временно оккупированного Луганска, что они думают об особом статусе Донбасса, отведении войск от линии разграничения, возможности проведения местных выборов и амнистии боевиков. Мнения разделились.

О «формуле Штайнмайера»​

Независимо от политических взглядов опрошенных луганчан, все они относятся к формуле скептично. Те из них, кто занимает проукраинскую позицию, считают, что имплементация формулы приведет к капитуляции страны.

«Мир на российских условиях – это полная капитуляция Украины во всех смыслах – и в плане национальных интересов, и на международной арене. Что самое важное – это ни к чему не приведет. Территории все так же останутся оккупированными, Россия никуда отсюда не денется», – считает местный житель Михаил .

По его словам, уж лучше «отгородиться от этих территорий», чем допустить российский реванш.

«Я бы очень не хотел, чтобы Украина смирилась и отпустила нас. Возможно, это другая форма капитуляции в некотором плане. Но я точно уверен, что этот вариант лучше, чем проведение псевдовыборов, легализация боевиков и добровольная сдача Донбасса России. Важно не допустить распространение заразы в другие области Украины», – говорит мужчина.

Пропагандистский марш в оккупированном Луганске ко «Дню республики», 12 мая 2019 года

Луганчанка Катерина также разделяет подобную позицию и считает показательным моментом то, что даже у «любителей русского мира» этот сценарий не вызывает энтузиазма.

«Среди местных есть определенная категория людей – любители России, и им эта формула, если честно, глубоко фиолетова. Они ждали и надеялись, что Россия присоединит территории к себе, они станут там гражданами, но этого не происходит. Теперь даже они осознают, что всеми силами и средствами Россия пытается впарить эти оккупированные территории обратно Украине. И понятно, что это их отнюдь не вдохновляет», – рассказывает женщина.

Пророссийские боевики у посвященного «добровольцам ЛНР» памятника «Они отстояли Родину» в оккупированном Луганске

Сама же она настроена крайне пессимистично и не ожидает «ничего хорошего».

«Я верю, что нужно искать другие форматы. Предлагали же некоторые политики отказаться от Минских соглашений. Помню, рассматривали вариант введения миротворцев ООН. Не может же все сводиться к одному Минску! Нужно бороться, решать проблему, нельзя допустить заморозку конфликта, думаю, прежде всего, средствами дипломатии. Решение военным путем приведет к полномасштабной войне на Донбассе, ведь нельзя забывать, что на границе стоит российская армия. И сомневаюсь, что у нас хватит сил на это все», – рассуждает Катерина.

Однако мнения Катерины и Михаила не пользуются популярностью в городе, а среди жителей Луганска все больше апатии к «высокой политике» и заинтересованности в личных, бытовых вопросах.

Пророссийски настроенная жительница Мария неохотно делится точкой зрения на происходящее, ссылаясь на усталость от темы политики.

На пункте пропуска из Станицы Луганской в оккупированный Луганск

«Я работаю, не поднимая головы, и несмотря на это, думаю, как бы выжить на свои доходы. Поэтому времени и сил вникать в это все нет, так – слышу отголоски, но не более того», – говорит она.

Действительно, собеседники в городе подтверждают, что люди устали от сложившейся ситуации и ждут хотя бы какого-то сдвига.

Об особом статусе Донбасса

Луганчанин Михаил не скрывает своего возмущения: «Какой нафиг особый статус? Прекрасно понимаю, что особый статус влечет дальнейшие обсуждения особого статуса для всех. Это просто разрыв страны. Это что, полуостров тут какой-то? Россия просто диктует свои условия. Какой особый статус, когда пол-Донбасса с российскими паспортами?».

Екатерина не видит необходимости в особом статусе региона и считает, что все должно быть на общих основаниях.

«Украина – суверенное государство. Иначе такой статус потребуют другие области. Ничего особого тут нет, люди как люди, такие же граждане, как в Тернополе или Херсоне. У всех одинаковые права и для всех закон один», – уверена женщина.

Местному жителю Олегу все равно, что будет дальше, и на вопрос о принадлежности Крыма он ссылается на то, как говорят российские пропагандистские телеканалы.

«Мне все равно, что происходит, мы никому не нужны – ни России, ни Украине. А Крым… говорят, российский», – убежден он.

Луганчанка Александра также придерживается так называемого нейтралитета в данном вопросе, но все же выступает за автономию в составе Украины.

«Я разочаровалась в Путине, честно говоря. Он нас всех обманул. Теперь хочу лишь, чтоб прекратилась война. Пусть будет особый статус в составе Украины, на правах автономии. Мы тут уж сами как-то разберемся», – говорит женщина.

Помимо этого, в городе до сих пор остаются те, кто ждет автономию в составе России.

Во время «переписи населения» в оккупированном Луганске в октябре 2019 года

Так, луганчанина Евгения вполне устраивает ситуация, которая сложилась на данный момент.

«Мы уже привыкли к российским деньгам, связываться снова с Украиной желания нет. Надеюсь на автономию в РФ, а если нет, пусть все останется, как сейчас», – считает мужчина.

Местная жительница Анастасия не верит в возвращение территорий под контроль Украины.

«Если честно, я во все это дело не вникаю, но уверена: если выключить тут российское телевидение, то все моментально бы перекрасились. А так смотрят – и «ура, Россия!» Мне бы очень хотелось, чтобы Украина сюда вернулась, но судя по тому, что здесь происходит, и послушав, например, бабушек, в это не верится. Они будут первые, кто подстроится под Украину. Сейчас же они очень агрессивно настроены против нее, считают, Украина всем им должна», – рассказывает девушка.

О проведении местных выборов

Всем собеседникам в городе мы задавали один и тот же вопрос: насколько реально в сегодняшних реалиях провести выборы по украинскому законодательству. В этом мнение оказалось однозначным.

Екатерина уверяет, что выборы с доступом украинских СМИ и политических партий, по стандартам ОБСЕ, провести нереально.

Вооруженные боевики на улице оккупированного Луганска

«Для этого в первую очередь граница должна контролироваться Киевом. Сейчас здесь очень много боевиков, оружия, гранатометов, большая площадь территории остается заминированной. Поэтому еще до выборов, я считаю, должна быть создана украинская временная военная администрация на вот этой оккупированной зоне, чтобы решить все эти проблемы. Разобраться с боевиками, с каждым по отдельности. На это понадобится время – может, год, может, два. И только тогда можно говорить о каких-то выборах», – думает женщина.

Михаил в этом вопросе солидарен: провести честные выборы там просто невозможно.

«А зачем их проводить? Уже отдайте территории, и все. Результат будет тот же. Пока граница с Россией открыта, любые выборы тут – фикция», – уверен луганчанин.

Анастасия считает, что провести выборы там – дать возможность боевикам самолегализоваться.

Пророссийски настроенные жители в диалоге также подтвердили, что выборы по украинскому законодательству – утопия.

Об амнистии

Жители города с проукраинской позицией абсолютно не поддерживают это условие Минских соглашений. Пророссийски настроенные выступают за.

«Доска памяти» в оккупированном Луганске боевикам, погибшим в боях на Донбассе

Екатерина уверена, что амнистии без рассмотрения каждого случая отдельно быть не должно.

«Действительно, кто-то должен попасть под амнистию, например, те, кто не принимал участия в активных боевых действиях в 2014 году, а присоединился в так называемую армию в 2019 году. Но какая амнистия может быть, например, Цемаху? Или тем, кто в 2014 году повально убивал?» – переживает женщина.

О разведении войск

Одним из условий «формулы Штайнмайера» является разведение войск с обеих сторон от линии разграничения. По официальной информации, это должно было начаться в Золотом и Петровском еще 7 октября, но российские гибридные силы сорвали «режим тишины», открыв огонь по украинским позициям. По информации источников Радио Донбасс.Реалии, один из вариантов разведения сил, который рассматривает украинская власть, – разведение войск по всей линии фронта (400 км), а это значит, что такие населенные пункты, как Широкино, Пески, Павлополь, Опытное, Крымское, Гранитное, Луганское, могут оказаться в «серой» зоне.

Жители оккупированного Луганска

Луганчанин Михаил уверен, что подобный шаг – проявление безответственности со стороны украинской власти.

«Зачем разводить войска? Эти 400 км – это километры блиндажей, укрытий, вырытых украинскими военными окопов. И вообще, в первую очередь об этом надо спрашивать у жителей этих поселков, которые могут оказаться вне всякой юрисдикции. Не забывать интересоваться мнениями вояк, которые не раз смотрели в глаза смерти и продолжают находиться там под обстрелами. Это самое правильное решение», – считает житель.

Екатерина также не понимает, куда и зачем отводятся войска: «На протяжении всех лет войны украинская армия потихоньку старалась сокращать эту «серую» зону, брать под свой контроль. И это правильно. А что теперь? Мы на своей территории и, знаете, это нонсенс – отводить украинскую армию в Украине! Куда мы должны отступать? Если мы будем отступать, боевики быстренько займут новые, брошенные позиции. Помимо этого, все жители Золотого, Песок и других поселков остаются без защиты. Большая вероятность диверсий, минирования, захвата. Как можно бросать этих людей?»

Предыдущая Следственные действия по красногвардейскому «делу Хизб ут-Тахрир» закончились – адвокат
Следующая Александр Кольченко: «В колонии испугались моей голодовки»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *