Колл-центр для крымчан и сервисные центры на админгранице: планы Минветеранов


Права человека в Крыму, упрощение оформления документов, обеспечение крымчан доступом к медицине и образованию на материковой части Украины – это не полный список задач, которые поставило перед собой недавно созданное Министерство по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц. Заместитель министра Алексей Ильяшенко курирует вопросы Крыма и евроинтеграции. В эксклюзивном интервью чиновник рассказал о готовящихся и запущенных проектах, приоритетах и проблемах.

– В заявлениях правительства часто слышим словосочетание «реинтеграция оккупированных территорий». Что скрывается за этим термином и как это коснется крымчан?

– В первую очередь существует «Стратегия информационной реинтеграции АР Крым и города Севастополя», рассчитанная на реализацию до 2020 года. Однако большинство задач в ней – область ответственности Министерства культуры, молодежи и спорта. И я планирую обращаться к коллегам с вопросом о проделанной работе.

В нашем Положении четко определены цели и задачи Министерства по делам ветеранов, временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц (Минветеранов) по Крыму и Севастополю: мы формируем государственную политику. Что это значит? Это реинтеграция крымчан в единое конституционное пространство Украины. Иными словами, мы хотим, чтобы крымчане знали о своих возможностях на материковой части Украины, о преференциях, созданных для них, могли иметь возможность пользоваться ими. Также мы координируем представительские органы крымских татар и представляем интересы коренных народов полуострова на международных площадках. Наше министерство разрабатывает также и конкретные точечные и очень важные меры для решений болезненных вопросов. Например, возможность регистрировать факты смерти и рождения в Украине для крымчан по факту этих событий.

– Оформление документов на материковой части страны для жителей Крыма всегда стояла остро. Это затраты средств и времени. Как вы планируете облегчить бюрократические процедуры?

– Во-первых, как я уже сказал, упрощение регистрации фактов рождения и смерти. Сейчас это можно сделать только по решению суда. Человеку тогда нужно как минимум два раза пересекать линию разграничения, это действительно крайне неудобно. Наше министерство разработало законопроект, который уже зарегистрирован в Кабинете министров и проходит первичное обсуждение среди заинтересованных представителей органов власти. Как только обсуждение завершится, ждем внесения его в Верховную Раду. После принятия этой нормы, крымчанин сможет за одно посещение сервисного центра оформить документы.

Во-вторых, решение Совета национальной безопасности Украины (СНБО) и правительства обязало оборудовать Центры административных услуг (ЦНАУ) для крымчан на территории КПВВ. Это очень удобно для жителей: оформлять документы на Чонгаре и в Каланчаке. Мы всячески приветствуем такое решение, однако сейчас идут публичные дискуссии о целесообразности размещения таких центров именно на КПВВ.

– В чем суть этих дискуссий и когда ЦНАУ заработают?

– Это очень интересные вопросы. Дело в том, что в проекте КПВВ, недавно открытых на админгранице, которые разрабатывала «Укрзализныця» , временные центры админуслуг предусмотрены на территории непосредственно пунктов. Эту позицию также поддерживает и Представительство президента в АР Крым и Севастополе, другие эксперты. Также есть вариант передвижных центров на больших автомобилях, ведь задача, в первую очередь, создать возможность оформить документы в ближайшем месте. Тем не менее, и представитель президента Антон Кориневич , и многие другие согласны, что сервисные центры должны быть оборудованы всем необходимым для комфорта: туалеты, кафе, мини-гостиница, фельдшерский пункт и прочее.

Суть наших дискуссиий в том, насколько целесообразно вкладывать средства в эти объекты на админгранице, ведь при деокупации все придется демонтировать. Тем более, необходимо подводить дополнительные коммуникации (тепло, вода и прочее). Надо понимать, что центры предоставления админуслуг непосредственно на КПВВ – это очень большие очереди. В то же время существует мнение о размещении центров оформления документов в Херсоне. Однако я склоняюсь к третьему варианту – оборудовании ЦНАУ в ближайших селах. Совместно с Министертвом инфраструктуры и Министерством культуры Украины мы дискутируем, но я вижу это наиболее оптимальным.

Я сам из Херсонской области, из Горностаевки, знаю, что села там не в лучшем состоянии. Аккумулируя там сервисные центры, мы бы инвестировали в инфраструктуру поселков, стимулировали общение между сообществами. Такой вариант вполне удобен для крымчан – около 15-ти километров от админграницы, 15 минут езды. Мы могли бы запустить бесплатные автобусные рейсы, наподобие тех, что курсируют в Станице Луганской. Развитие прилегающих сел и помощь крымчанам, по-моему, прекрасный вариант.

Что касается сроков. В любом случае, на схеме КПВВ сервисная зона предусмотрена, по решению СНБО мы обязаны ее создать. Будет она размещена на прилегающих территориях Херсонской области или на админгранице, в скором времени станет известно, но, полагаю, в следующем году, ЦНАУ для крымчан заработают.

Алексей Ильяшенко

– И все же, кто несет политическую ответственность за появление сервисных центров, с кого спрашивать?

– Оборудование дополнительных ЦНАУ – компетенция Кабмина, тут направления пересекаются. За КПВВ полностью отвечает Мининфраструктуры, по сервисным зонам – должна быть позиция правительства. Добавлю также, что сам проект реконструкции КПВВ разрабатывался проектным институтом СБУ, в котором сервисная зона предусмотрена.

Также я должен заметить, что мы запустили новый проект совместно с ОБСЕ. Он называется «Расширение географии имплементации показателей касательно оценок возникновения конфликтов в обществах, на которые негативно повлияли последствия конфликта». Речь идет об изучении настроений и лояльности местных к крымчанам. Мы действительно имеем информацию о том, что в прилегающих территориях существуют конфликты и недопонимания между людьми лояльными к России, и наоборот. Поэтому 12 октября, совместно с ОБСЕ и Швейцарской Конфедерацией, был подписан меморандум о запуске проекта в трех регионах: Каланчак, Новоолексеевка и Херсон.

Международные эксперты будут изучать конфликты сообществ, сводить результаты. Это также может помочь нам в принятии решения, где лучше разместить сервисные центры, понять, насколько местное население готово к таким изменениям в их жизни, что они чувствуют по отношению к крымчанам. Проект финансируется ОБСЕ. Также (готовится – КР) изучение общественных настроений в Херсонской области – проект, который одобрил посол ОБСЕ в Украине Генрик Вилладсен . В ближайшее время начнется работа в этом направлении.

– Каковы бы ни были результаты подобного мониторинга, крымчане достаточно ограничены в доступе к информации с материковой Украины. Точно так же и на материковой части Украины аннексированный Крым практически не фигурирует в информационном пространстве. Как министерство планирует решать проблему коммуникации?

– Это болезненный вопрос. Следует много работать с коллегами из других министерств, особенно Министерством культуры, здесь пересекаются наши направления. Тем не менее, мы бьемся над тем, чтобы министерства мониторили Крым и информировали граждан. Вот, к примеру, санкции по компаниям, задействованным в строительстве моста и водопроводной магистрали мы разработали, к сожалению, без специализированных данных от профильных ведомств. Или, например, Министерство экологии Украины должно заниматься вопросами экологии Крыма. Но тут важно заметить, что наше министерство с 2017 года признано ответственным за исполнение и реализацию норм международного гуманитарного права, а частью этих норм является охрана культурных ценностей во время захвата территорий и военных конфликтов.

– На прошлой неделе правительство приняло пакет санкций, предложенный министерством. Расскажите об этом.

– Да, мы разработали, а Кабинет министров утвердил пакет санкций по Крыму, и это наша маленькая победа. В документе обозначено 131 юридическое лицо. Это компании, которые уничтожали культурное наследие Украины (в Крыму – КР), делали поставки на военные заводы оккупанта, захватили наше телерадиопространство. Следует отметить, что в последнем случае нам очень помог Национальный совет телерадиовещания Украины, предоставив исчерпывающий анализ ситуации. Сейчас правительство направило пакет на рассмотрение СНБО, санкции вступят в силу после подписания президентом Украины. Далее, они обязательно будут учтены международными партнерами.

Что касается планов, то предложения готовятся с точки зрения возможности идентифицировать нарушения, то есть, нам нужно собирать данные, доказательства, быть очень внимательными. Одна ошибка в имени или названии компании – и Интерпол уже не увидит объект.

– В Гаагском суде, в деле «Украина против России», собрано много доказательств, почему бы не использовать их?

– Спасибо, что об этом вспомнили. Существует межведомственная комиссия по вопросам обобщения правовой позиции государства относительно пресечения и сдерживания вооруженной агрессии России и подготовки консолидированной претензии Украины к России. Мы перезапускаем эту комиссию и ускоряем свою роботу в этом направлении. Так как в данном вопросе Россия считается оккупантом и по Женевской конвенции отвечает за людей в Крыму и Севастополе. И тот факт, что Россия вышла из конвенции, никак не освобождает ее от ответственности.

– Много крымчан обращаются в редакцию с разными вопросами, почему они не обращаются к вам?

– Людей, которые обращаются к нам в министерство, за месяц – единицы. На прошлой неделе мы подписали меморандум с общественной организацией «Донбас СОС» , которая, при поддержке правительства Швейцарии, обслуживает колл-центр для жителей оккупированных территорий и переселенцев. При анализе работы колл-центра выяснилось, что более трети звонящих интересует именно вопрос оформления документов, это около семисот человек в месяц. Также люди спрашивают о доступе к услугам образования, медицины и прочего, всего более двух тысяч звонков в месяц. Так что, да, это первоочередные задачи. Но я был удивлен, когда увидел, что крымчане туда не звонят. Поэтому сейчас мы разрабатываем возможность запуска горячей линии именно для Крыма . Это не сложная задача и в ближайшее время, совместно с донорами, мы ее реализуем. Информационный вакуум мы должны преодолевать.

Кроме того, мы уже начали реализовывать проект информирования жителей оккупированных территорий совместно с USAID относительно образования «Не тупи – поступи». Это видео-ролики на Youtube, где коротко и интересно рассказывается об упрощенной процедуре поступления в украинские ВУЗы. Эффективность проекта мы сможем оценить в начале следующего учебного года.

Предыдущая Колл-центр для крымчан и сервисные центры на админгранице: планы Минветеранов
Следующая Виталий Портников: Крым, газ и «нормандский формат»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *