«Конкурс, который сводит украинцев и крымских татар»: завершился третий «Крымский инжир»


В Киеве 26 декабря подвели итоги третьего литературного конкурса «Крымский инжир/Qırım inciri». На него ежегодно принимают прозу и поэзию на украинском и крымскотатарском языках в семи номинациях. Лучшей прозой на украинском языке о Крыме признали произведение Ирины Звонок «Лунный свет на морской воде», а на крымскотатарском языке – «Иште, бу!» Зекие Исмаиловой.

Кроме того, в рамках «Крымского инжира» есть две специальные награды: «За вклад в развитие крымскотатарской литературы» и «Слова свободы», которую дают осужденным Россией крымским татарам. В этом году лауреатами последней стали фигуранты «дел Хизб ут-Тахрир» крымские татары Сервер Мустафаев и Вадим Сирук , которых правозащитный центр «Мемориал» признал политзаключенными.​ О других победителях и о значении крымского конкурса для современной Украины шла речь в эфире Радио .

Переводчица Мамуре Чабанова в соавторстве с Тимуром Куртумеровым перевела на крымскотатарский язык произведение Александра Довженко «Украина в огне», и они стали лауреатами третьего «Крымского инжира». Победительница рассказала , что шла к победе долго.

– Поучаствовать в первом «Инжире» я в свое время так и не отважилась – знала, что много кто хотел принять участие. Думала, куда ж мне вообще с ними тягаться? На второй «Инжир» меня уговорил друг Тимур Куртумеров, и мы подали соавторскую работу – перевод «Ворошиловграда» Сергея Жадана. Вышли в финал, но не победили. Решили, что в третий раз пойдем на конкурс за победой, и все получилось! Переводить можно было и современников, но мы взяли «Украину в огне». Эту киноповесть я помню еще со школы, мы проходили ее на уроках украинской литературы. Всего лишь отрывок, но мне он очень понравился. Никогда не думала, что буду переводить ее! В общем, «Украина в огне» повествует о событиях немецко-советской войны на территории Украины, там показаны судьбы сельской семьи, простых селян. Мне показалось, что в этом есть определенное сходство с судьбой крымскотатарского народа.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Крымский инжир. Демирджи»: «Не потерять связь с Крымом»

Мамуре Чабанова убеждена, что подобные переводы крайне важны для взаимопроникновения культур и не только.

– Переводы крымскотатарских произведений позволяют не тюркоязычным людям знакомиться с этой литературой и авторами. А переводы с украинского на крымскотатарский скорее пополняют и обогащают существующий фонд текстов, способствуют развитию языка. К сожалению, мы знаем, в каком сложном положении находится этот язык. Конечно, большая часть аудитории будет читать эти тексты на украинском, потому что это легче, но переводы нужны именно для обогащения крымскотатарского языка.

Логотип литературного конкурса «Крымский инжир»

В номинации «Поэзия на украинском языке о Крыме» в этот раз победил Олег Коцарев с произведением «Ожерелье брызг Аузун-Узень». Он объясняет, почему решил обратиться именно к крымской теме.

– Во-первых, конкурс «Крымский инжир» – одно из наиболее ярких событий, я не мог его не заметить. Во-вторых, для меня Крым всегда был важным и особенным местом, я там часто бывал – как турист, как путешественник. Полуостров всегда отпечатывался в моих текстах. В последнее время мне довелось читать одну из антологий «Крымского инжира» и другие материалы из истории Крыма, по его культуре. Как-то все сошлось, и я вдруг понял, насколько мало на самом деле материковая Украина знает про Крым, и наоборот. Нужно еще много конструктивной работы, чтобы мы лучше знали друг друга, чтобы крымская повестка дня была в активном политическом и культурном дискурсах. Лично для меня участие в конкурсе – как раз один из шагов по актуализации темы Крыма в украинской литературе. Очень здорово, что «Крымский инжир» сводит украинцев и крымских татар в одной плоскости.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Перспективы двуязычия для украинской и крымскотатарской культур

Заместитель директора Украинского института Алим Алиев , который основал конкурс «Крымский инжир», отмечает, что круг участников и их география в последние годы только расширяются.

– Мы делали онлайн-чтения пару дней назад, и я с удивлением заметил, что большинство авторов я даже и не знаю. В прошлом году было так же, и я понимаю, что уже нужно собирать ассоциацию, клуб авторов «Крымского инжира». Это люди из разных городов и стран, среди финалистов были авторы, которые живут от Судака до Тбилиси и Анкары. Мне кажется, это важно и для конкурса, и для украинской литературы, где появляется крымская компонента. И, конечно же, для крымскотатарской литературы, которая открывает для себя новые грани: от фэнтези до других тем, которые не были хорошо представлены в прозе или поэзии. В 2020 году нам прислали около 300 работ от 125 авторов. Но, помимо количества, очень заметно растет качество. Интересно наблюдать, как авторы «Крымского инжира» растут вместе с конкурсом. Есть и костяк, условное ядро участников – в основном из крымскотатарской среды.

Алим Алиев

В 2020 году в номинации «Детская литература о Крыме» победила Лилия Муратова с произведением «Эмине, Мизезя ве Ментарай». По мнению Алима Алиева, поощрять детских авторов очень важно с точки зрения задела на будущее.

– В 2020 году нам в этой номинации прислали много поэзии, приключенческие истории с очень живым языком. Дети, читающие эту литературу сейчас, будут вырастать в том числе на «инжировских» текстах. Детские произведения будут входить в наши антологии наравне с прочими, но не исключено, что в будущем мы подготовим какое-то красочное издание. Нам очень хочется, чтобы тексты «Крымского инжира» обретали новые творческие формы: чтобы поэзия превращалась в тексты, повести – в театральные постановки и так далее. Сейчас я призываю всех уже начать готовиться к следующему конкурсу и писать свои тексты, не дожидаясь официального объявления о начале приема работ. Нам очень хочется, чтобы на «Крымский инжир» хотели попасть люди из разных уголков мира.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Крымский инжир»: «Начало литературному процессу положено»

По итогам конкурсов «Крымский инжир» уже вышли две антологии. Произведения победителей третьего также должны выйти отдельной книгой в 2021 году.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Предыдущая В Севастополе через суд устанавливают контейнерную площадку
Следующая Бесхозяйственность в действии: в Крыму гибнут хвойные деревья

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *