«Кремлевский отчет». Ярлык на российской элите


Любой из оказавшихся в “кремлевском отчете” может стать в будущем объектом санкций со стороны Белого дома. Такова первая реакция американских экспертов на публикацию доклада, содержащего этот список.

Список высокопоставленных российских чиновников и олигархов, обнародованный Министерством финансов США, выполняет именно ту задачу, которая была поставлена перед администрацией американскими законодателями: он предает гласности имена людей, обеспечивающих функционирование российской системы государственного управления и ее олигархической экономики.

– Этот документ, по сути, представляет собой список видных государственных чиновников и олигархов, очень напоминающий рейтинги журнала “Форбс”, – говорит Уильям Померанц , заместитель директора Кеннановского института при Вильсоновском центре в Вашингтоне. По обнародованному списку невозможно судить о том, провели ли министерство финансов и американская разведка серьезное расследование по каждому имени, включенному в этот перечень. Любопытно, что в сопровождающем заявлении особо оговаривается, что список не является основанием для введения санкций в отношении внесенных в него людей и не свидетельствует о существовании неких ограничений в их отношении со стороны США. Что, с моей точки зрения, превращает все это предприятие в менее значительное событие, чем ожидалось.

– Но нам известно лишь о несекретной части этого доклада. В его засекреченной части должна быть очень интересная информация об источниках доходов этих людей, имена их близких, которые являются владельцами или бенефициарами их активов. Вкупе этот документ может выглядеть не столь уж беззубо?

– Да, они обнародовали несекретную часть документа, где не содержится никаких деталей об этих людях. Можно предположить два варианта: либо Конгресс в самом деле получил очень детальный отчет о российской элите, который будет держаться в секрете, либо то, что мы видим – это, по сути, и есть результат многомесячного расследования, и в нем на самом деле не содержится объемной информации об этих людях.

– Сюрпризом для некоторых наблюдателей явилось и то, что в списке оказались имена как ярых сторонников Владимира Путина, так и его оппонентов. Известно, например, что некоторые российские оппозиционеры призывали Министерство финансов США не включать в список противников Путина – вне зависимости от размера их состояний.

– Это так. Я, например, заметил, что в списке оказалось имя Бориса Титова, уполномоченного при президенте по правам бизнесменов, который критиковал Владимира Путина. Михаил Федотов, председатель президентского Совета по развитию гражданского общества, также внесен в этот список. Действительно, наличие в нем нескольких имен вызывает недоумение.

Михаил Федотов тоже попал в список

​– Можно сегодня сказать, что, по большому счету, страхи в Москве по поводу списка были сильно преувеличены?

– Больше всего людей в Москве тревожило то, что на включенных в этот список будут наложены санкции, хотя такая задача не ставилась Конгрессом. Сейчас понятно, что появление в списке не влечет за собой автоматических санкций. Россиян беспокоило также то, что в отчете будут на всеобщее обозрение представлены их активы, скрываемые на Западе, и это выставит их в крайне негативном свете, учитывая, что согласно российскому законодательству они должны вернуть свое состояние в Россию. Этого также не произошло. Я увидел, что некоторые российские чиновники подтрунивают над этим списком. Не знаю, правы они или нет. Понятно, что Конгресс, обязавший администрацию создать перечень близких к Путину олигархов, не хотел получить список, от которого легко бы могли отмахнуться в Москве. Важно и то, что многие российские олигархи страшились появления своих имен в этом списке, считая, что ни один западный инвестор не будет иметь с ними дел, с ними разорвут отношения западные финансовые институты.

– Значит ли это, что у критиков Путина есть повод для разочарования?

– Критики должны осознавать, что этот эпизод – лишь один пример широкомасштабной политики Конгресса, нацеленной на то, чтобы не позволить администрации Дональда Трампа отменить или ослабить санкции против Кремля. Поэтому нужно понимать, что свобода президента Трампа и его администрации в формулировании российской политики сильно ограничена. Когда у администрации есть возможность выбрать вариант действий, она выбирает более мягкий, – говорит Уильям Померанц.

Многие находящиеся в списке могут ощутить последствия появления в нем своих имен уже очень скоро, поскольку они отныне отмечены печатью большого подозрения. Ведение дел с ними может выглядеть слишком рискованным делом для законопослушного американского бизнеса, считает политолог, профессор университета имени Джорджа Мэйсона Эрик Ширяев .

– Это полумера. Это полусанкция. Ее эффективность будет зависеть от восприятия данного списка в будущем. Надо полагать, что список, скорее всего, повлияет на отношение многих американских бизнесменов и политиков к людям, упомянутым в нем. С одной стороны, санкций нет, есть лишь имена людей, близких к правительству. Но с другой стороны, появление имени в этом списке, учитывая то, насколько законопослушны американские предприниматели, может привести их к решению отказаться от развития отношений с россиянами, внесенными в список, потому что это гарантирует проблемы. И второе: в этом документе появился новый термин “полугосударственные структуры”. Эти структуры фактически управляют российской экономикой, политикой, социальной жизнью. То ли это случайно появившийся в докладе термин, и мы о нем вскоре забудем, то ли это будет преамбулой к большой политике на будущее – то есть ограничению их деятельности в глобальном масштабе.

– Иными словами, в отличие от других наблюдателей, вы считаете, что этот список навешивает ярлык неприкасаемых на тех российских граждан, кто туда попал?

– Для американской юриспруденции ярлык значит много. Это предупреждение: не касайся этих людей, держись в стороне, жди дальнейших законопроектов и решений. Это полумера, но она, как мне кажется, недооценивается многими, кто говорит, что им не страшно, что это просто угроза. На самом деле это серьезно.

Владимир Путин с одним из попавших в американский список – вице-премьером Дмитрием Рогозиным

​– Вздох облегчения, разнесшийся в Кремле, преждевременен?

– Это очень интересная комбинация, феномен. Будут ли дальнейшие санкции или нет? Это придает неопределенность политике и тревожность. Этот список окажет серьезное влияние на политику и экономические отношения.

​– Но ведь должна быть еще секретная часть списка, о которой мы ничего не знаем. Что там может быть, с вашей точки зрения? Ведь любопытно, что накануне несколько законодателей высказали удовлетворение по следам брифинга о будущих санкциях, сделанным в Конгрессе представителями Белого дома?

– Скорее всего, в будущем появятся преднамеренные утечки. Я думаю, что этот список предполагает некие санкции, которые будут проходить, я бы сказал, полуофициально, “в сумерках”. Это могут быть ограничения на международные контракты, политическое давление, препятствия развитию бизнес-отношений, которые бы состоялись, если бы этот список не появился, – считает Эрик Ширяев.

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая Россия: ведущего «Навальный Live» Шаведдинова арестовали на 8 суток
Следующая В Херсоне обсудили вопрос прямого железнодорожного сообщения с админграницей с Крымом

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 + 14 =