«Крепкий орешек, и всегда была такой». Сестра Марии Колесниковой – о ее семье, характере и взглядах


Как Мария Колесникова превратилась из музыканта в лидера протеста в Беларуси?

Мария Колесникова, один из главных лидеров протеста в Беларуси, арестована и находится в СИЗО: на нее заведено дело о «захвате власти». Власти Беларуси пытались выслать ее из страны, но не смогли: Колесникова порвала белорусский паспорт и отказалась уезжать за границу, как ее соратники, которых все-таки удалось выслать. 10 сентября она рассказала об угрозах, которые получала от силовиков, и о том, что ее обещали отправить за решетку на 25 лет и «вывезти живой или по частям».

Как Колесникова превратилась из музыканта в лидера протеста в Беларуси? В какой семье она выросла, чем увлекается помимо музыки, и можно ли было ожидать от нее такой стойкости? Радио Свобода поговорило об этом с сестрой политика Татьяной Хомич . Она не удивилась поведению Колесниковой: по ее словам, «Маша всегда была такой».

«Изменилась ли Мэри за последние месяцы? Она с детства очень уверенный в себе человек, – рассказывает Татьяна Хомич. – Но я думаю, что последние несколько месяцев только укрепили ее уверенность в себе. Я не заметила в ней кардинальных изменений, не сказал бы, что Мария сильно изменилась. Маша всегда была такой. Это Маша, которую я знаю всю свою жизнь».

Мария Колесникова и Татьяна Хомич

По словам Татьяны, она никогда не теряла связи с сестрой, даже несмотря на то, что они живут в разных странах, и несмотря на занятость Марии в избирательной кампании – сначала Виктора Бабарико , а потом Светланы Тихановской . До задержания Колесниковой они связывались почти каждый день: так было с детства.

«Наши родители инженеры, – рассказывает Татьяна о родственниках. – Но семья всегда любила музыку. А моя мама любила классическую музыку, и она привила эту любовь моей сестре и мне. А папа – старый рокер. Поэтому могу сказать, что у нас такая музыкальная семья. Мы с Машей получили музыкальное образование, и эту профессию она выбрала для себя».

По словам Татьяны, в детстве, они конечно, иногда ссорились с сестрой, но сегодня крепко дружат, и считают свою семью «очень хорошей».

«Наши родители — свободные и независимые люди, – замечает Хомич. – Они всегда понимали, что происходит в Беларуси в последние десятилетия. Я думаю, что могу сказать, что у нас очень хорошая семья, очень хорошие родители. Они всегда нас очень любили. Мама умерла в прошлом году: она была подругой для меня и Маши. Даже живя в Германии, Маша десять лет каждый день звонила маме. Когда в детстве мне делали уколы, Маша плакала со мной из солидарности. Она отличный эмпат. Кроме близких родственников, у нас очень хорошие отношения с более дальними: бабушками и дедушками, двоюродными братьями. Мы все очень часто видимся. Теперь нас всех поддерживают».

«Мы родились в Чижовке, выросли в Уручье (районы Минска — НВ). Маша любит прогулки по городу, может пройти 10 км в день. Мы с ней часто гуляли по проспекту. Одна из любимых прогулок Маши – набережной Свислочи, ведь там красивый закат, – рассказывает сестра политика. – У нас также есть семейная традиция с родителями: мы ходим в кафе «Гурман», которое находится напротив второго корпуса Музыкальной академии».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Лукашенко думает, что россияне и белорусы – овцы»

Татьяна говорит, что ее сестра Мария больше всего интересуется и участвует в проектах, связанных с искусством, не только с музыкой.

«Помимо музыки Маша с самого раннего детства любит читать и много читает, – вспоминает сестра Колесниковой. – В десять лет она читала книги на полках, и со временем это увлечение никуда не делось. Читает об искусстве, политике, художественной литературе. Мария очень увлекается архитектурой и изобразительным искусством. Специально выезжает в города Италии, Германии, Польши, Литвы для посещения выставок и международных фестивалей. Особенно любит современное искусство: в последние несколько лет она организовывала мероприятия на стыке нескольких искусств: музыки, театра, перформанса; что-то литературное».

По словам Татьяны, она не удивилась, когда ее сестра пошла в политику.

«Я думаю, ей это очень близко, – замечает Хомич. – Говорят, что сферы политики и искусства далеки друг от друга, но я думаю, что это совсем не так. И Мария тоже это повторяла: что свободное искусство не может существовать в стране, где нет свободы слова, где есть цензура. Человек, по ее словам, не может развиваться, что-то создавать, реализовывать себя, когда на него давят, когда он не может выразить себя».

«Поэтому неудивительно, что Маша попала в политику: человек искусства не может быть вне политики, – подчеркивает Татьяна. – А в нашей стране власть оказывает влияние, давление на свободу слова, самовыражения, в том числе и на деятелей искусства».

Хомич говорит, что ее не удивило, что Колесникова фактически стала лицом штаба Виктора Бабарико после его ареста.

«Меня это не удивило. Думаю, Мария понимала, что такое могло случиться, и Виктор Дмитриевич тоже. Он собрал команду из очень сильных людей, разделяющих общие ценности», – замечает Хомич.

Она также подчеркивает, что «Маша ни при каких обстоятельствах не покинет Беларусь по собственному желанию».

«Я понимаю, что иначе она не могла поступить, – говорит Татьяна, обсуждая то, что произошло на границе. – Я понимаю, почему она так поступила. Маша – крепкий орешек. Ей сказали, что она может уехать из соображений безопасности. Но тогда Маша предаст своих друзей, и в первую очередь предаст себя. Она точно не собиралась уезжать из страны. И зная Машу, я понимаю, что она сделала бы все возможное, чтобы этого не произошло».

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: О попытке белорусских властей выдворить Колесникову: «Эта спецоперация провалилась»

«Мы знаем, что мою сестру насильно привезли на границу. И она показала, что действительно не собирается уезжать из Беларуси ни при каких обстоятельствах. Это она нам сама подтвердила, – подчеркивает сестра политика. – Здесь, в Беларуси, остались ее друзья. Также задержаны Виктор Бабарико и его сын Эдуард. Маша сказала, что не может оставить их здесь и уехать из Беларуси. Она всегда говорила нам, что сделает все возможное, чтобы их освободить. Она просто не могла уехать».

Хомич также говорит, что они никогда не обсуждали с сестрой ее внезапную популярность и то, что она стала одним из главных лиц протеста.

«Да, я заметила реакцию Маши на улицах, во время акций протеста. Я видела это, когда была рядом с ней. Но мне трудно сказать, что она чувствовала в те моменты, – замечает Татьяна. – Маша очень любит белорусов, очень рада, что общество проснулось, и что белорусы поняли, что они вместе. Что они могут изменить свою судьбу, что они сами должны бороться за свое будущее. Маша всегда счастлива, это помогает двигаться дальше».

Предыдущая Украинские копы сопровождали Медведчука в оккупированном Крыму
Следующая Россия: Епархиальный суд отлучил от церкви схимонаха Сергия

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *