Кризис, инфляция, банкротства. Почему в России нужно ждать роста цен


Что растет в цене, когда рушатся активы? Об этом в новом выпуске программы «Деньги на Свободе» на Радио Свобода с экономическим публицистом Максимом Блантом.

С начала года не проходило недели, чтобы в России производители или торговцы не предупреждали о скором переписывании ценников на тот или иной продовольственный товар. В середине прошлой недели пришла информация о повышении производителями отпускных цен на яйца и куриное мясо. А 19 февраля стало известно, что производители продуктов предупредили Федеральную антимонопольную службу о подорожании всего продовольствия из-за резкого роста стоимости упаковки.

Причем они не просто предупредили антимонопольную службу, но и попросили проверить обоснованность роста стоимости упаковки на 10–15 процентов. Но производители упаковки ссылаются на рост стоимости сырья, причем сразу на треть. О чем эти производители уведомили Министерство промышленности и торговли. А Минпромторг уже обратился в Федеральную антимонопольную службу.

А потом, видимо, пошли разбираться с еще одним предупреждением. Ассоциация компаний розничной торговли предупреждает о скором росте цен на непродовольственные товары. Причина – в резком росте цен на морские и железнодорожные перевозки. Доставка товаров из Китая и стран Юго-Восточной Азии с начала года подорожала в 2–3 раза. Когда прошлогодние запасы на складах окончательно подойдут к концу, цены подскочат. Сильнее всего – на 10-20 процентов – на бытовую технику и электронику. Одежда и обувь могут подорожать на 5–7 процентов.

Все эти многочисленные письма и обращения, которыми ассоциации и объединения производителей и торговцев заваливают заинтересованные ведомства, никакого особого смысла не имеют и позитивного результата не подразумевают. Просто пристальным мониторингом цен занялся президент России Владимир Путин , и перепуганный бизнес заранее подстилает соломку, предупреждая о «внешних для себя обстоятельствах», которые вынуждают повышать цены. Чиновники вынуждены реагировать.

Но поскольку все в конечном итоге сводится к росту мировых цен и слабости рубля, их реакция превращается в бессмысленную имитацию деятельности. Реагирует и орган, формально отвечающий за инфляцию в стране, – Центральный банк. Его глава Эльвира Набиуллина предупредила о возможном повышении процентных ставок в этом году.

Эльвира Набиуллина

Ситуацию это сильно не улучшит, скорее наоборот. Дешевые кредиты и дорожающий импорт могли бы стимулировать инвестиции в импортозамещение. А рост ставок сделает производство в России еще менее конкурентоспособным, чем сейчас. Хотя и охладит спрос со стороны населения и бизнеса. Вместо насыщения рынка опять получим сокращение потребления и затягивание поясов.

Самое любопытное, что у государства как раз деньги в бюджете зашевелились. Еще в прошлой программе я говорил о том, что цены на нефть вернулись к докризисному уровню. А аномальные холода и снегопады в Европе и Северной Америке подбросили цены на нефть и газ еще выше. Но рубль на это практически не реагирует, и дело исключительно в политических причинах. И раз уж речь зашла о погоде, мы решили поинтересоваться, не скажутся ли нынешние морозы на урожае следующего года. За комментарием моя коллега Анастасия Тищенко обратилась к президенту Российского зернового союза Аркадию Злочевскому :

К сожалению, как показывает опыт этого года, хороший урожай – это еще не гарантия того, что цены на продукты в России не вырастут. Особенно если они начнут расти за пределами страны. А предпосылки для разгона глобальной инфляции есть, и очень серьезные. Чуть меньше года назад, обсуждая попытки решить связанные с остановкой производств экономические проблемы при помощи печатных станков, я говорил, что это верный способ получить дефицит в самых неожиданных местах. А потом и серьезный рост цен на те или иные товары по мере истощения накопленных запасов на складах.

Этот прогноз начинает сбываться. Дефицит и рост стоимости упаковки, кратный рост цен на контейнерные перевозки, взлет цен на электричество, углеводороды и другие сырьевые товары – все это уже начинает раскручивать в США и развитых странах инфляционный маховик. Это может спровоцировать серьезный финансовый кризис. Предупреждений о том, что в разных сегментах мировой финансовой системы надулись гигантские пузыри, с каждым днем звучит все больше. До недавнего времени они выполняли весьма важную функцию – предотвращали рост цен в реальной экономике и потребительском секторе, позволяя правительствам и Центральным банкам проявлять чудеса неслыханной щедрости и избегать побочных эффектов в виде инфляции.

Проблем тут как минимум две. Во-первых, даже прямая раздача денег населению и компаниям нефинансового сектора не привела к сокращению их долгового бремени. Все обстоит с точностью до наоборот. По данным международных финансовых институтов, глобальный долг за прошлый год взлетел на рекордные 24 триллиона долларов, причем на рост госдолга из-за мер поддержки пришлась только половина этой суммы. Остальное – рост задолженности банков, нефинансового сектора и домохозяйств. Проще говоря, люди, банки и корпорации, получив деньги, не стали отдавать долги. Наоборот, заняли еще и купили себе биткоины и акции Tesla .

Во-вторых, стоимость активов, в отличие от суммы долга, – величина совсем непостоянная. Когда рынки растут, стоимость активов повышается. Под них с удовольствием дают новые кредиты, которые можно потратить на новые покупки все тех же активов или просто на потребление. Но для того, чтобы котировки росли, нужно, чтобы всегда находился кто-то, кто купит еще дороже. Тревожная новость заключается в том, что по результатам ежемесячного опроса, который проводит Bank of America среди профессиональных управляющих портфелями, доля инвесторов, взявших на себя повышенные риски, достигла рекордных 25 процентов. А доля наличных в портфелях опустилась до минимальных с 2013 года 3,8 процента. Проще говоря, все уже всё купили и ждут того, кто поднимет цену еще выше.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Письма крымчан: Цены вычищают кошелек

Что в этой замечательной схеме меняет инфляция. Расходы домохозяйств начинают расти. Семейные бюджеты перекраиваются, и люди начинают меньше тратить на покупку акций, а то и вовсе могут продать часть спекулятивного портфеля и зафиксировать прибыль. Но покупать особо некому – все и так уже всё купили. Параллельно с инфляцией начинают дорожать и кредиты. Растет и обслуживание долга – еще один удар по реальным располагаемым доходам. Лишний повод продать часть активов. А покупателей все нет. Кредиторы начинают нервничать и требовать либо дополнительного обеспечения, либо продажи заложенных активов по тем ценам, которые есть на рынке.

Проблема носит всеобщий характер, поскольку, повторюсь, все уже купили и ждут роста, а вместо него цены только снижаются. Если в этот момент рынок не получает солидную порцию денег, фиксация прибыли очень быстро перерастает в вынужденные распродажи всего, что только можно продать, и по любым ценам. В этот момент нет никаких «надежных» или «защитных» активов. Между биткоином, золотом, нефтяными контрактами, акциями Facebook и российскими или турецкими гособлигациями нет больше никакой разницы. Есть только активы, которые необходимо продать, а полученные деньги отдать кредиторам.

Получается далеко не у всех, и рынок накрывает волна банкротств. Теперь уже кредиторы, которые тоже кому-то должны, судорожно ищут, что бы такого продать, чтобы расплатиться уже со своими долгами. В результате напечатанные триллионы, значительная часть которых была потрачена на покупку акций, облигаций, товарных фьючерсов, высокодоходных валют и остродефицитных биткоинов, просто вылетают в печную трубу. Испаряются вместе со стоимостью активов. А долги никуда не деваются – их по-прежнему надо обслуживать.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Регулирование цен в Крыму: из бедности – в нищету

Возникает парадоксальная ситуация. Деньги, которые совсем недавно девать было некуда, становятся острым дефицитом. Причем не абы какие деньги, а те, в которых брались дешевые кредиты для высокодоходных инвестиций. Доллары, евро, японские йены – те валюты, которые давались под нулевые, а то и под отрицательные ставки. Гигантские нереализованные прибыли за несколько торговых сессий превращаются в фатальные реализованные убытки.

Понятно, что полного биржевого краха ни правительства, ни Центробанки не допустят. Просто не могут себе позволить. Но и операция спасения будет, скорее всего, носить избирательный характер.

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Предыдущая Пограничники провели боевые стрельбы у границы с Россией (фото, видео)
Следующая Беларусь: Светлана Тихановская призвала массово выходить на протесты 25 марта

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *