Крым и проблемы российской дипломатии


За последние два года Россия понесла ряд болезненных поражений на международных фронтах. Сначала Дональд Трамп, ради победы которого на президентских выборах 2016 года россияне задействовали все свои информационные и пропагандистские возможности, оказался «и не друг, и не враг, а так». Несколько позже выяснилось, что военная кампания президента России Владимира Путина в Сирии продвигается не так гладко, как планировалось. «Хозяин Кремля» фактически спас режим Башара Асада в Дамаске в критический для последнего момент, однако на этом успехи в основном закончились. По состоянию на начало 2018 года российский президент уже по меньшей мере дважды триумфально объявлял о выводе своих войск из Сирии. При этом вооруженные люди с русскими фамилиями и снаряжением почему-то продолжают гибнуть в ее песках. События 7-8 февраля, в результате которых колонна так называемого ЧВК «Вагнер» (по факту – путинские наемники) и отрядов Асада была полностью уничтожена прямым ударом американских сил в регионе, стали очередным международным позором Кремля.

Нечто сравнимое по уровню драматизма произошло меньше года назад все в той же Сирии. По личному приказу Трампа, авиабаза асадитов «Эш-Шайрат» в провинции Хомс подверглась массированной бомбардировке ракетами «Томагавк», запущенными с американских эсминцев в Средиземном море. Официальная Москва долгое время всячески отрицала наличие потерь среди собственного контингента или техники в подконтрольном Дамаску регионе. Никакой убедительной реакции от российских дипломатов, кроме обвинений в «разжигании войны» на заседании Совета Безопасности ООН и демонстративной приостановки действия меморандума о полетах авиации над Сирией, не последовало. Как не последовало ее и сейчас, когда в ходе кровавой мясорубки в районе города Хисам российские подразделения потеряли, по разным оценкам, до нескольких сотен человек при полном отсутствии убитых и раненых у их оппонентов.

Взять на себя ответственность за эту очевидную военную катастрофу Кремль никак не может, уже хотя бы потому, что тогда под сомнением окажутся слова национального лидера об окончательном выходе России из сирийского конфликта. Но главная причина, конечно, в том, что прямого вооруженного противостояния с США Москва не выдержит и не желает. Хотя бы потому, что годовой военный бюджет России в среднем в 10-12 раз меньше американского, который в 2018 году составил рекордные 700 миллиардов долларов.

На европейском дипломатическом театре положение Владимира Владимировича и компании несколько лучше за счет заметных пророссийских тенденций в политической элите ряда центральноевропейских государств. Однако ставки, которые делались Москвой на избрание ультраправой Марин Ле Пен президентом Франции и значительное ослабление позиций Ангелы Меркель в Берлине после выборов в Бундестаг, не оправдались. В ближайшие несколько лет давление ведущих европейских государств на Кремль по крымскому вопросу и войне на Донбассе, очевидно, сохранится, а шанс на возобновление полноценных торговых отношений на данный момент упущен. В такой ситуации российское руководство вынуждено продолжать пробовать узаконить награбленное традиционным способом – с помощью политических аутсайдеров: как крайне правых, так и левых.

Неслучайно в оккупированный Крым все чаще наведываются целые делегации из Европы, о чем регулярно отчитываются Сергей Аксенов и Владимир Константинов. Много шуму наделало прибытие немецких провинциальных депутатов в начале февраля. Зарубежные гости осмотрели отдельные достопримечательности полуострова, в частности, Ливадийский дворец, где в 1945 году проходила знаменитая конференция стран-участников антигитлеровской коалиции. Это особенно забавно уже хотя бы потому, что правопопулистская немецкая партия «Альтернатива для Германии», отправившая своих представителей в аннексированный Крым, не раз оказывалась в центре скандалов, связанных с обвинениями в симпатиях к Третьему рейху в целом или отдельным его проявлениям. В своей стране немецкие правые постоянно сталкиваются с общественным давлением со стороны антифашистских организаций.

Не отстают от своих идеологических противников и европейские политические силы, называющие себя «левыми». Так, всего через неделю после визита активистов «АдГ» подконтрольный Кремлю руководитель «немецкой национально-культурной автономии Крыма» Юрий Гемпель сообщил журналистам о том, что в ближайшее время полуостров планируют посетить представители партии «Левые». Организатором поездки якобы выступает глава фракции в городском совете Кавенбрюка (Нижняя Саксония) Андреас Маурер. На протяжении 2014-2018 годов на оккупированную территорию Украины заезжало немало подобных визитеров со всей Европы. Правда, неизменно речь идет о радикальных группах, которые в собственных странах пользуются лишь ограниченной поддержкой, критикуя ЕС с разных сторон идеологического спектра.

В действительности пока это так, Украина может быть относительно спокойна в плане сохранения существующей евроатлантической политики, отказывающей Путину в признании законности аннексии Крыма. В 2016-2017 годах западный мир – не в последнюю очередь благодаря кропотливым стараниям российского руководства – вплотную подошел к опасной черте, за которой становилось возможным разрушение базовых принципов международных отношений. Тем не менее, несмотря на успех правых популистов в Америке, европейцы оказались крепкими орешками. Сегодня Кремлю остается только продолжать по привычке заигрывать с маргиналами разных оттенков и надеяться на «ползучую» легитимацию аннексии Крыма явочным порядком.

Максим Осадчук , крымчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Місяць до "виборів" Путіна: У Криму посилено шукають "терористів" і чекають на кокоси
Следующая Крым и проблемы российской дипломатии

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *