«Крым стал репрессивной лабораторией России»: правозащитник Сергей Заец – о юридических аспектах нарушения прав человека


В связи с аннексией Крыма Россией и ростом количества связанных с ней нарушений прав человека возросло значение и значительно обогатилось содержание правозащитной деятельности. Об этом состоялся разговор с адвокатом-правозащитником Сергеем Зайцем, который тесно сотрудничает с Украинским Хельсинкским союзом по правам человека и другими правозащитными организациями.

– Сергей, в чем особенности правозащитной работы в нынешней ситуации с Крымом?

– Когда Крым аннексировала Россия, она принесла с собой все типичные для этой страны нарушения. Это полицейское государство с низкой степенью уважения к правам и свободам человека. Есть очень много таких примеров: это и пытки, и незаконные задержания, и специфические методы «борьбы с экстремизмом», и многое другое. Но это типичные для России дела, с которыми работают российские правозащитники, и в Крыму они являются, скорее, отягчающим фактором. Это общая болезнь российского государства. Нас это волнует только в той степени, в которой страдают украинские граждане, оставшиеся на оккупированной территории.

Другая категория – дела, порожденные оккупацией. Это и навязанное гражданство, и нарушения свободы передвижения, и принудительное перемещение населения, подавление любого несогласия с политикой оккупационных властей.

Сергей Заец, юрист Регионального центра по правам человека

Нужно знать, что оккупация — это занятие войсками чужой территории, но по международному праву после этого факта должна состояться консервация положения на этой территории до правового определения ее статуса – либо мирного договора и признания ее за новым государством, либо возвращения прежнему государству, либо другого статуса.

Государство-оккупант не должно там вообще ничего менять, обязано защищать гражданское население и особенно свято соблюдать права человека.

Россия вопреки международному праву начала интенсивно «осваивать» Крым. Она распространила на него действие своего законодательства, поменяла органы власти, провела национализацию и ведет приватизацию, и все это породило массу нарушений прав человека.

Работа по защите прав человека имеет много аспектов. Это и мониторинг нарушений, это и адвокация, то есть продвижение идей. Я занимаюсь юридический работой, ведением дел в Европейском суде и иных органах. Таких дел у меня на разных стадиях сейчас около ста.

Юридическая работа – она менее громкая, но более основательная. Это сбор и представление доказательств. При подготовке жалобы в Европейский суд каждое утверждение нужно обосновывать до мельчайших деталей. При рассмотрении жалоб в Европейском суде государство может защищаться против выдвинутых обвинений. И тем ценнее выводы по каждому конкретному делу. Решение Европейского суда – даже не факт, это больше, чем факт, ибо так оно и было на самом деле. И это уже юридическая оценка, которая усиливает политические процедуры и запускает дополнительные механизмы давления на государство-нарушителя.

– Каковы типичные нарушения прав человека в Крыму?

– Прежде всего, это навязанное российское гражданство, это перемещение населения, когда Россия всеми возможными способами выдавливает из Крыма неугодных украинских граждан, одновременно замещая территорию своими гражданами.

Это факты ретроспективного применения законодательства, что недопустимо. Например, незаконное лишение свободы граждан, которые были помещены под стражу еще властями Украины, их осуждение за преступления, к которым российское законодательство не имеет отношения. Нередки случаи простого пересмотра украинских приговоров для «приведения их в соответствие с российским законодательством» либо осуждение за действия, которые преступлением по украинскому законодательству не являются.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Кейс Казарина»: о выдаче российских паспортов в Крыму

Ярким примером является привлечение к ответственности людей, которые совершили инкриминируемые им действия до прихода России. Это дела Ахтема Чийгоза и вообще «Дело 26 февраля», это пересмотр Россией дел, уже давно рассмотренных украинскими судами, как например дело Хайсера Джемилева , а также есть много других «не громких» дел.

К этой категории относятся дела, например, по Андрею Щекуну и его соратникам, которые были похищены до «референдума». Россия в связи с этим спорит в международном суде по дате распространения своей власти на Крым. Российские адвокаты утверждают, что время оккупации следует отсчитывать с 21 марта 2014 года, и тогда эти дела, получается, совершены до прихода России к власти. В то же время Украина настаивает, что власть России на Крым была незаконно распространена с момента начала операции по оккупации, то есть с 20 февраля 2014 года, и тогда все эти дела, совершенные уже при России и российскими оккупационными структурами, есть сферой ответственности России.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Пули, пытки, тюрьмы: крымчане, пострадавшие за Евромайдан

Это также дела людей, которые на момент оккупации находились в Крыму в заключении. Россия стала неправомерно пересматривать их дела, переводить в места заключения за пределами Крыма, до сих пор отказывается возвращать их Украине. И это грубое нарушение прав этих людей.

Это также нарушения права собственности, когда Россия отбирает землю, предоставленную украинскими властями, сносит постройки, возведенные до оккупации, отбирает имущество.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Есть также нарушения свободы слова: от лишения телеканалов эфирных частот до прямого преследования журналистов за обсуждение вопросов оккупации, нарушение свободы вероисповедания. Перенесенная Россией практика в Крым: преследование участников «Хизб ут-Тахрир», обвинения в экстремизме других религиозных организаций, в том числе обвинение в миссионерской деятельности. Преследование верующих Православной церкви Украины – это уже крымские нарушения. К делам, порожденным и обкатанным в Крыму после оккупации, относятся дела по преследованию адвокатов, как например, адвоката Эмиля Курбединова и других. Позже этот опыт перенесли в саму Россию.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Подавление любого инакомыслия в Крыму набирает все больший оборот»

– Нарушения каких именно прав человека порождены в Крыму его оккупацией Российской Федерацией?

– Крым стал своеобразной юридической лабораторией. Россия пришла в Крым и принесла с собой свои войска, свое законодательство, деньги, политику, менеджмент, органы власти, всех объявила своими гражданами. Как сказала мне одна оригинальная женщина, это выглядит так: я просыпаюсь у себя дома, выхожу на свою кухню, а тут Россия стоит в трусах и на моей плите жарит яичницу. Чтобы адаптироваться, крымчанам нужно было много побегать и постоять в гигантских очередях: поменять паспорта, все документы о собственности, поменять деньги, прикрепиться к больницам, сменить номера на машинах, перейти на другой язык общения и много чего другого. По физиологическим параметрам крымчан сильно ударил перевод времени сразу на два часа. Многие столкнулись с потерей бизнеса, потерей работы.

В связи с объявлением крымчан гражданами России возникла новая правовая проблема. Раньше раздача российских паспортов, как, например, в Крыму в 90-х годах, была добровольной. В 2014 году в Крыму же никто никого не спрашивал. Люди должны были принять решение всего за 18 дней. Теперь их право дальше остаться проживать у себя дома стало зависеть от оккупационных властей. Например, уже в мае 2014 года российские власти не впустили в Крым Мустафу Джемилева , в июле – запретили въезд Рефату Чубарову , в начале 2015 года – выслали с полуострова Синавера Кадырова .

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Потешные процессы в Крыму в отсутствие обвиняемых»

Новое государство распространяло на новых граждан много новых обязанностей, в том числе и быть лояльным к его власти и его политике. Сейчас Россия требует при получении российского гражданства принимать присягу на верность.

Особо навязанное гражданство сказалось на детях, которые содержались в интернатах и детских домах. У них тоже не было ни малейшей возможности отказаться от российского гражданства. Теперь Россия стремится воспитать из них янычар – людей, которые должны любить и защищать чужую для них страну, возможно пойдут воевать против Украины.

Крым ввел вопросы гражданства в сферу прав человека. Навязанное гражданство означает принудительное изменение самоидентификации людей. Это очень болезненно ударило по тем, кто считает себя гражданином Украины и для кого это важно. После Революции достоинства 2014 года родилось такое выражение, что украинец не тот, у кого предки были украинцами. Украинец тот – чьи дети растут украинцами.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «В Крыму внушают, что ребенок – россиянин»

– Как скажется на практике таких дел внесение Госдумой поправок в конституцию об ограничении приоритета международного права над внутренним законодательством и праве Конституционного суда решать: какое решение исполнять, а какое не исполнять?

– Если кратко – никак. Международное право живет не одним днем. Невыполнение решений международных судов грозит России многими репутационными потерями и санкциями, например, со стороны исполнительного органа ЕСПЧ – Комитета министров Совета Европы. Это может только замедлить выполнение решений международных судов Россией, но отказ от их выполнения будет иметь слишком тяжелые последствия, и все равно они будут выполнены. Возможно, для этого потребуется смена власти, новое изменение законодательства, внутренние катаклизмы, но считать, что решение международного суда можно не выполнить могут только люди, не имеющие ни правовой квалификации, ни знаний в области права. Нацистская Германия еще в 1942 году победно шествовала по Украине, но настало время, когда немцам пришлось выплачивать репарации. Шансы на успех имеет только тот, кто борется.

Предыдущая Ученый прогнозирует крымчанам острую нехватку воды уже в ближайшие месяцы
Следующая Парапланерист спускался с Ай-Петри и упал на деревья – спасатели (+фото)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *