Крымчан приучают к далекой чужбине


Помнится, в 2014 году, сразу после аннексии Крыма, Крымский этнографический музей предоставил место для экспозиции одного из Санкт-Петербургских музеев с выставкой национальной одежды и предметов быта сибирских народов. На открытии Светлана Савченко, в то время еще будущий депутат Госдумы, заявила, что Россия присоединяла народы, но никогда не порабощала их.

На фоне того, что сама выставка свидетельствовала, во-первых, о катастрофическом падении численности этих народов, во-вторых, о кризисе их культуры в условиях тотальной русификации, все выступающие славословили Россию, которая якобы сохранила культуру этих народов, так вроде бы они сами не смогли бы ее сохранить лучше и полнее. И это при том, что прямо на глазах у всех крымчан был отличный пример трагедии крымских татар и «заботы» по сохранению их культуры.

Однако в крымских музеях практика таких выставок из запасников столичных и заштатных музеев продолжилась. Вскоре стало понятно: не обмен культурными достижениями, а пропаганда идей «русского мира» была их целью. Этими выставками крымчан просто приучают к чужбине, ибо во время каждой экспозиции специальные ораторы восхваляли не сами народы, их культуру, а русификацию и ее якобы благодатные последствия. Было очевидно, что экспозиции собраны бессистемно, экспонаты вытащены со складов, в самой России они никакого интереса не вызывают, и российские музеи рады «тряхнуть непопулярной стариной».

Выставка «Религиозная эмаль Зураба Церетели». Севастополь, 2017 год

Наиболее активным в плане выездных выставок в Крыму стал Российский этнографический музей из Санкт-Петербурга, с которым Крымский этнографический музей подписал договор о сотрудничестве. В 2016 году в Центральном музее Тавриды, а потом в Бахчисарае и Керчи он провел выставку «Поиск утраченных миров. Культовое литье Пермского Предуралья IVXIII веков из собрания Пермского краеведческого музея». Вообще проведение Дней культуры Пермского края стало понятно при открытии выставки. Газета пишет: «Побывавшая на открытии экспозиции новоизбранный депутат Государственной Думы России Светлана Савченко отметила ее просветительскую составляющую, которая знакомит нас с историей и культурой великой страны. Предки Светланы – из Перми, а мама – гречанка». Не напоминает ли это вам высказывание Жириновского о том, что «мама русская, а папа юрист».

Председатель российского Госкомитета по охране культурного наследия Крыма Сергей Ефимов , отметил: хоть, по одной из версий, слово «Пермь» означает «далекий край», он на самом деле близкий…» Научный сотрудник Пермского краеведческого музея Эдуард Чурилов напомнил, что «многие исторические пушки, находящиеся в Крыму, изготовлены на Пермском пушечном заводе». Далее довольно сомнительная версия, но постарайтесь сами понять, где здесь смысл: «Что же касается археологии, то сарматы пришли на Урал, скифы – жили в Сибири, отсюда и сходство изделий, добытых при раскопках в Крыму и Перми», – заявил Эдуард Чурилов. Скифы жили в Сибири? Это, видимо, новая, еще никому не известная версия скифоведения?

Далее он сказал: «Увы, помимо этих предметов, цивилизация IV—XIII веков не оставила в Пермском крае своих традиций, обрядов». Предметов нет, но выставку, тем не менее, создали.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Нет хорошего знакомства с прошлым и современностью»

В прошлом году тот же Российский этнографический музей (Санкт-Петербург) провел в Крымском этнографическом музее выставку «Этнокультурное наследие народов России и Шелковый путь». Правда, тема явно притянута за уши, поскольку на обозрение крымчан представлены экспонаты, относящиеся к концу XIX – началу ХХ века, когда Шелковый путь уже ушел в историю, но, по мнению газеты: «Шелковый путь имеет вечное функционирование».

Как видим, музейщики ради громкой выставки пожертвовали самым главным – правдой истории. Организаторы выставки называют раритетами вещи с территорий, являющихся для крымчан далекой чужбиной – «чайную утварь народов Южной Сибири, башкирские деревянные и кожаные сосуды для кумыса, войлочные ковры Северного Кавказа, кустарные шелковые ткани Средней Азии, русскую медную посуду». Кстати, на выставке было представлено и золотое шитье крымских татар как раздел русского искусства, хоте во времена Шелкового пути и Золотой Орды Крымское ханство к России не имело отношения.

Часть выставки – предметы культа, относящиеся к практикам северного буддизма, ислама и православия, буддийская культовая скульптура и ступа субурган, Коран и принадлежности для обучения арабскому письму, киотные кресты, старообрядческие вещи – это своеобразная музейная солянка, какую можно насобирать и представить под любую тему, хватило бы фантазии.

Организаторы выставки эксплуатируют в своих целях идею Шелкового пути «как магистрали, соединявшей страны и народы Евразии во имя их процветания». Имитируя признание Крыма в составе России, они утверждают, что эта идея «не теряет актуальности и сегодня». Они в своем воображении присоединяют Крым к регионам России. Газета пишет: «На карте России выделяются такие культурные ареалы как Южная Сибирь, Южный Урал, Западный Казахстан, Северо-Западный Кавказ, Приазовье и Подонье, Прикаспий, а также Причерноморье. Ну, а Крым всегда был местом взаимопроникновения культур». Чистой воды манипуляция.

В 2017 году в рамках IV Международной научно-практической конференции «Этнография Крыма XIX–XXI вв. и современные этнокультурные процессы» открылась выставка «Злато-швейное искусство России» из фондов также Российского этнографического музея (Санкт-Петербург). Музейщики, естественно, постарались правдами и неправдами застолбить первенство золотой вышивки за собой. В статье говорится, что «на Русь золотое шитье пришло вместе с христианством из Византии», и ни тени смущения по поводу того, что та «Русь», это совсем не Московия и не Россия. За этой манипуляцией маскируется тот факт, что «работы вышивальщиц Торжка, городов и селений Нижегородской, Костромской, Калужской, Тамбовской и других губерний» своими истоками имеют совсем не Византию. А то, что «новгородская, суздальско-владимирская и московская школы» существовали значительно позже, просто замалчивается.

О золотошвейном искусстве крымских татар, которое имеет свои истоки в искусстве той же Византии и Османской империи, упоминается всего несколькими предметами и одним предложением в числе других – «издавна расшивали золотом одежду крымчаки, караимы и крымские татары» – и ни слова больше. Присвоив России первенство и в этом искусстве организаторы выставки ничуть не смущаются, что в русском языке почти все названия имеют тюркское происхождение – халван, бархат, заминдузи, гульдузи, канитель и т.д. – что подтверждает нерусское происхождение искусства.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Вот сундук, светильник. Это наше, мы – есть»

В нынешнем году музейная традиция искажения истории продолжается. До марта 2021 года длится выставочный проект «Магия Востока» Свердловского областного краеведческого музея имени О. Клера в Восточно-Крымском историко-культурном музее-заповеднике. По происхождению экспонаты относятся к разным странам и регионам: Япония, Китай, Монголия, Сибирь и Дальний Восток России. Музейные комплексы формировались в XIX–XX веках силами коллекционеров и собирателей – активистов Уральского общества любителей естествознания, основателей музея, горожан, передававших ему в дар ценные предметы. Широко представлена и знаменитая религиозно-философская триада Востока: конфуцианство, даосизм и буддизм, и предметы, связанные с этнографией народов: дунган, бурят, тувинцев.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Магические знаки народной судьбы

Каждый крымчанин будет поставлен в неловкое положение, когда у него спросят, что такое понева (вид старинной юбки – авт.). Тем не менее, именно этот предмет одежды в центре выставки «Русский народный костюм» из собрания Крымского этнографического музея в зале Судакского исторического музея. Для посетителей представлена коллекция, включающая костюмные комплексы южных областей России середины XIX – середины XX веков. Почему оттуда? Потому, как утверждает газета, что именно оттуда в Крым ехали переселенцы. Однако такие костюмные комплексы совсем не характерны для Крыма, который музейщики причисляют к Южным областям России. В костюмные наборы входят комплекты с поневой, сарафаном, полосатой юбкой. Традиционный женский наряд отражает место проживания, социальный статус, семейное положение его былой хозяйки.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Все так, но именно поэтому в Крыму подобная одежда была не в ходу, потому, наверное, что была чуждой традиционной крымской культуре, завозной и не свойственной Крыму. Тем не менее, музейщики пропагандируют ее как составную часть местной русской культуры. На открытии выставки также выступил воспитанник детской музыкальной школы им. Г. Шендерева Михаил Агеев , исполнивший на балалайке русские народные мелодии.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Путин открыл трассу «Таврида». Как изменит Крым новая дорога?
Следующая Путин открыл трассу «Таврида». Как изменит Крым новая дорога?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *