Крымские дивиденды Турции


Специально для

Российская аннексия Крыма кардинальным образом изменила ситуацию в Причерноморье. Через милитаризацию Крыма и реализацию энергетических проектов Россия усиливает свое присутствие в регионе. Турция стремится получить максимальные дивиденды от нового геополитического расклада, предлагая свои посреднические услуги или добиваясь скидки на российский газ.

Посредническая миссия Турции

Посредническая миссия Анкары в регионе в большей степени связана с защитой крымскотатарского народа, двухмиллионная диаспора которого проживает на территории Турции. Безусловно, турецкие власти не могут игнорировать их интересы и стараются защищать права крымских татар в меру своих возможностей.

Так было в случае с Ильми Умеровым и Ахтемом Чийгозом , которых российские суды Крыма осудили за проукраинскую позицию. Благодаря вмешательству турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана практически сразу после вынесения приговора их освободили и переправили в Турцию, откуда они смогли вернуться в Украину.

Президент Украины Петр Порошенко еще летом обратился к турецкому коллеге с просьбой помочь в освобождении Олега Сенцова и других украинских узников Кремля. Но пока никаких подвижек в этом вопросе не наблюдается.

На фоне недавней российской агрессии против украинских моряков в Черном море президент Турции вновь заговорил о своих возможностях посредника в конфликте Украины и России. «В ходе беседы с Путиным проблема инцидента в Керченском проливе обсуждалась, в том числе обсуждался и вопрос о нашей роли как посредника», –​ отметил Эрдоган перед вылетом на саммит G20.

Однако в Кремле поспешили отказаться от посреднических услуг Анкары в этом вопросе. «Москва признательна всем, кто готов способствовать деэскалации напряженности, спровоцированной украинской стороной, но не видит необходимости в каких-либо посреднических усилиях. Желающие и обладающие такой возможностью могут помочь, оказав воздействие на официальный Киев», –​ сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков .

Безусловно, Турции крайне выгодно выступать посредником не только в вопросах защиты родственного народа, но и в украинско-российском конфликте в его региональном измерении. Однако такой подход не устраивает Москву, которая предпочитает обсуждать «украинский вопрос» с западными лидерами.

Правда, конфликт вблизи Керченского пролива позволил Украине сделать важный ход, обратившись к Турции с просьбой о закрытии проливов Босфор и Дарданеллы для российских военных судов, о чем рассказал министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин

​«С Эрдоганом уже был разговор. Проход Дарданеллы регулирует специальная конвенция Монтре. В рамках этой конвенции у нас есть возможности ограничить проход (российских – КР) судов. Мы над этим работаем, хотя есть вопрос, каким образом мы это сделаем и как быстро», – сказал Климкин.

Вряд ли стоит ожидать от Турции закрытия проливов. Причин здесь несколько – начиная от хитросплетений самой конвенции Монтре и заканчивая нынешним уровнем российско-турецких отношений. Однако сам факт такого разговора для России крайне неприятен, поскольку предоставляет Анкаре дополнительные бонусы в диалоге с Москвой.

Крымская карта в турецкой игре

На официальном уровне Анкара постоянно повторяет, что не признает российской аннексии Крыма, но при этом не поддерживает санкции против России, введенные за захват украинского полуострова и агрессию на востоке Украины.

«Турция раньше много страдала из-за санкций. Санкции против соседей и партнеров нанесли серьезный ущерб нашей экономике. Поэтому когда мы слышим о санкциях, мы не действуем поспешно. Мы обдумываем, можем ли мы найти другие способы решения проблем», –​ пояснил позицию страны министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу.

Поэтому, в отличие от других стран, Турция не отказывается от паромного сообщения с аннексированным Крымом. С лета 2015 года грузовые паромы регулярно курсировали между турецким портом Зонгулдак и Севастополем. Однако после инцидента в небе над сирийско-турецкой границей, когда турецкие ВВС сбили российский истребитель, паромное сообщение закрыли. Его возобновили уже после «потепления» турецко-российских отношений, но в ограниченном масштабе. Например, в марте 2017-го Турция перестала принимать паромы из Крыма, а осенью того же года возобновила их движение, указывая вместо крымских портов гавани Краснодарского края.

Турция – одна из немногих стран, продолжающая торговлю с Крымом. Однако после аннексии полуострова ее масштабы резко сократились. В 2014 году внешнеторговый оборот двусторонней торговли рухнул в 4 раза – со 128,8 миллионов (без учета Севастополя) до 32,7 миллионов долларов. В 2015-м этот показатель сократился до отметки в 22,1 миллиона долларов. В дальнейшем российские власти полуострова вовсе перестали публиковать данные о географической структуре внешней торговли Крыма, чтобы не расстраивать крымчан.

В целом же турецкая позиция в отношении Крыма носит двойственный характер. Официальная линия Анкары солидарна с позицией мирового сообщества, которое не признает аннексию Крыма и требует прекратить преследования там украинцев и крымских татар. Неофициальная же позволяет вести торговлю с полуостровом и инвестировать средства в местную экономику. Правда, объемы таких инвестиций минимальны, учитывая масштабы рисков.

Энергетический аспект

Турция получала российский газ двумя путями: по Трансбалканскому газопроводу (транзитом через Украину, Румынию и Болгарию) и по газопроводу «Голубой поток», проложенному по дну Черного моря в 2002 году. При этом объемы поставок по дну моря только к 2017 году достигли своей проектной мощности в 16 миллиардов кубометров, что составляет порядка 50% поставок российского газа в Турцию.

С этой целью Москва начинает строительство «Южного потока» – газопровода общим объемом в 62 миллиарда кубометров. По дну Черного моря российский газ должен был дойти до Австрии и Италии через балканские страны. Однако Турция в этом проекте играла минимальную роль, если не брать в расчет, что часть газопровода должна была пройти по ее территориальным водам.

Однако весной 2014-го отношение Евросоюза к этому проекту меняется, вынуждая Путина в декабре отказаться от его реализации. Первая –предназначена для снабжения газом самой Турции, а вторую должны по территории Турции дотянуть до границы с Грецией.

19 ноября была завершена укладка морской части газопровода. В строй его собираются ввести в следующем году, что позволит Турции отказаться от получения российского газа через Балканы.​

Правда, понимая стратегическую важность данного газопровода для Москвы, Анкара сумела получить для себя немалую выгоду. Например, затягивая процесс оформления документации на строительство газопровода. Итогом таких бюрократических проволочек стала скидка в 1 миллиард долларов на российский газ для Турции в рамках ретроактивного платежа.

С другой стороны, Турция не упускает возможности использовать свой транзитный потенциал по максиму – летом была запущена первая очередь Трансанатолийского газопровода, по которому газ из Азербайджана пойдет через Турцию в Европу.

Такая геополитическая игра приносит Турции неплохие экономические дивиденды, повышая ее транзитный рейтинг на мировой арене.

Евгения Горюнова , крымский политолог

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Крымские дивиденды Турции
Следующая Киселев проведет рэп-фестиваль на нудистском пляже в Коктебеле

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *