Крымские татары Мелитополя: сохраняя традиции


18 мая 2018 года свой юбилей отмечает Мелитопольский комитет «Азат» – организация, которая на момент создания четверть века назад позиционировала себя как «комитет содействия возвращению крымских татар на родину».

Мелитополь (название в переводе с греческого означает «медовый город») находится в 120 километрах к югу от Запорожья, на правом берегу реки Молочная. Как отмечал первый биограф города Павел Дзякович , «до уничтожения Запорожской Сечи в 1775 году место нынешнего Мелитополя было… необитаемо и составляло часть так называемого Дикого Поля, и только после разгрома Сечи сюда подвинулась из нынешнего Днепровского уезда кочевавшая там ранее Джамбуйлуцкая Ногайская орда, осевшая аулами в нынешнем Мелитопольском и Бердянском уездах. В числе этих аулов появился и Кизъ-яр, на месте нынешнего Мелитополя».

В 1784 году Екатерина II своим Указом утверждает Таврическую область (с 1787 года – губернию) из семи уездов, один из которых – Мелитопольский – занял значительную территорию: западная граница проходила по днепро-азовской степи, а на востоке – до реки Берды.

Название свое, пишет Дзякович, «первые колонизаторы Азовского моря по присоединении Крымского ханства к России» – ногайцы – получили по имени золотоордынского темника Ногая из рода Джучи, сына Чингиз-хана, который погиб в 1300 году. В ХV-ХVIII столетиях Восточный Ногай, или пустыня Огула (Мелитопольщина – авт.), стал своеобразным «заводом» по разведению и откорму коней и местом сбора татаро-ногайских войск для походов на Русь, Польшу и Литву, оставаясь при этом «безлюдным».

В октябре 1795 года Екатерина II подписывает Указ «О дозволении перехода татарам (ногайцам) с Кизлярской степи в Таврическую область на Молочные воды». По данным, приводимым историком Борисом Михайловым, в феврале 1808 года в Мелитопольском уезде насчитывалось 21237 ногайцев, а к 1823 их число составило 29717. В 1808-1810 годах основная масса ногайцев была переведена на оседлость. В Мелитопольском уезде образовалось 4043 хозяйства, составляющие 67 аулов, а в 1842 году насчитывалось 70 постоянных аулов с 5479 жилищами. В 1821 году был образован город Ногайск.

Акция солидарности с крымскими политзаключенными в Мелитополе. Архивное фото

Среди других поселенцев этого края начала ХIХ века – немцы-меннониты (представители одной из протестантских сект Западной Европы (Голландии), вслед за ними здесь поселились духоборы – приверженцы течения в среде духовных христиан, возникшего в России во второй половине XVIII века. За неподчинение властям и отказ от военной службы духоборы подвергались преследованиям властей. В начале 1840-ых годов духоборы из Таврической губернии переселились в Закавказье, а в конце XIX века переселились в Канаду.

Вскоре после Крымской войны (1853-1856), с 1860 по 1862-ой ногайцы, вслед за крымскими татарами, стали покидать мелитопольские края и массово эмигрировали в Турцию. Согласно сведениям историка Андрея Сергеева , в период с 1860 по 1862 год Таврическую губернию покинуло 50434 ногайца, что составило 25% от числа всех эмигрантов-мусульман. Согласно официальным данным, в 1864 году в Бердянском уезде проживало всего 16 ногайцев, в Днепровском – 21, в Мелитопольском – ни одного. В «Очерке Мелитополя» Дзяковича приведены слова старожила города Павла Ермака , который с ностальгией вспоминает время, когда в крае жили ногайцы – «хороший это был народ, и нам при них хорошо жилось».

Вот как описывал город известный географ Петр Семенов-Тяншанский в 1904 году: «Строения почти исключительно каменные, крытые черепицей, освещение электрическое. Было два православных храма, несколько синагог и армяно-григорианская церковь, реальное училище, женская гимназия, до десятка низших учебных заведений, библиотека, читальня, два театра и несколько типографий; имеются три больницы. Развиты мукомольное, винокуренное производство, производство земледельческих орудий». Главными отраслями сельского хозяйства были садоводство и виноградарство. Как отмечает Семенов-Тяншанский: «В саду подвергалось испытанию до 75 сортов груш, 40 сортов яблонь, 40 сортов черешен и вишен, более 10 сортов абрикосов, 40 сортов винограда».

В 1904 году в городе проживало до 17300 жителей; население было преимущественно «русское» – 60%, евреи составляли 30%, армяне 4%, турки и татары – 3%, поляки – 2% и немцы (1%).

К началу ХХ века численность крымских татар в Мелитополе была незначительна и не превышала тысячи человек. По свидетельству Миневер Идрисовой , прожившей в Мелитополе более полувека, накануне «Великой Отечественной войны» в городе проживало около 100 крымскотатарских семей. Преимущественно это были крымские татары, покинувшие полуостров в период насильственной коллективизации.

Важным этапом складывания крымскотатарской общины Мелитополя следует считать период с конца 1950-ых. В 1956 году с крымских татар, находившихся с 1944 года в местах спецпоселений (преимущественно – в Узбекистане, а также в Казахстане, Таджикистане, отдаленных областях России) был снят статус спецпереселенцев – без права вернуться на родину в Крым. Несмотря на официальный запрет, многие крымские татары все же предпринимали попытки обосноваться на родине. К успеху это не приводило, однако способствовало образованию диаспоры в Мелитополе – административно-территориально Мелитополь входил в состав Запорожской области, а не Крымской.

Празднование Хыдырлеза в Мелитополе. Архивное фото

Описывая жизнь крымских татар Мелитополя в 1960-1970-ых годах, уместно сказать, что, с одной стороны, их жизнь внешне мало отличалась от жизни советских людей. И в то же время люди оставались приверженными своим национальным традициям. Так, люди рождались, женились и умирали сообразно этноконфессиональной традиции… Отмечали религиозные праздники (Ораза-байрам, Курбан-байрам) и традиционные праздники (Хыдырлез). Так, на праздник Курбан-байрам, вспоминает Лилия Чонкай , в ее семье резали жертвенного барана, дети, согласно традиции, пакеты с этим мясом разносили по соседским домам.

Не остались мелитопольцы в стороне и от участия в общенародном движении за возвращение в Крым – что легко объяснимо: несмотря на близость к полуострову попытки крымских татар Мелитополя поселиться на родине успешными не были, так же как и попытки их соотечественников из других союзных республик: Крым для крымских татар был «закрыт». В сравнительно малочисленной диаспоре Мелитополя и Мелитопольского района, насчитывавшей в то время всего около 1000 крымских татар, регулярно проводились собрания соотечественников, на которых обсуждались вопросы возвращения на родину. Разумеется, такая деятельность крымскотатарской общины не осталась без внимания компетентных органов.

После одного из таких собраний, незадолго до очередной годовщины депортации, 17 мая 1973 года был арестован 38-летний инженер Эскендер Куртумеров . Спустя месяц был задержан 63-летний житель села Константиновки Кудус Исламов (позднее его дело было выделено в отдельное производство). 25 августа 1973 года после проведенного у него обыска и допроса был арестован строитель Эбазер Халиков , а в сентябре задержан портной Регает Рамазанов .

В обвинительном заключении по делу говорилось, что «Куртумеров, Халиков и Рамазанов после предупреждений органов государственной власти о нераспространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, должных выводов не сделали и систематически продолжали свои преступные деяния».

28 ноября 1973 года Запорожским областным судом по обвинению по ст.187 УК УССР Куртумеров был приговорен к двум годам, Халикову и Рамазанову дали два с половиной года лагерей общего режима (последние отбывали наказание в ИТК-77 Бердянска). Эбазер Халиков освободился 6 декабря 1974 года досрочно, его «подельник» Эскендер Куртумеров – 17 мая 1975 года по окончании срока. У третьего осужденного в деле Регаета Рамазанова срок закончился в сентябре 1975 года. Подробнее об этом деле можно прочитать здесь.

Суд над Кудусом Исламовым, которому инкриминировалось, что он «на почве своих антисоветских националистических убеждений в течение длительного времени, начиная с 1945 до апреля-мая 1973 года хранил антисоветскую литературу», состоялся 26 марта 1974 года. Судебная коллегия по уголовным делам Запорожского областного суда признала доказанными факты, изложенные в обвинительном заключении: «Кудус Муждаба Исламов… «занимался изготовлением и хранением антисоветской клеветнической литературы с прямым антисоветским умыслом, преследуя цель подрыва и ослабления советской власти».

Рассмотрев дело «в закрытом порядке», Запорожский областной суд приговорил Исламова к длительному сроку тюремного заключения – 6 годам исправительно-трудовой колонии строгого режима. Вещественными доказательствами в деле послужили «два пакета с тетрадями, текстами, записями», значительная часть которых была посвящена Крыму…

Отсидев срок в печально известных мордовских лагерях, уже 70-летним стариком Кудус Исламов вернулся домой… Спустя много лет, благодаря ходатайству своего сына Садриджана, 19 декабря 1991 года Кудус Исламов был реабилитирован «на основании ст.1 Закона Украинской ССР от 17 апреля 1991 года «О реабилитации жертв политических репрессий в Украине».

(Окончание следует)

  • Гульнара БекироваКрымский историк, член Украинского ПЭН-клуба

    Подписаться

Предыдущая Крымские татары Мелитополя: сохраняя традиции
Следующая Дорогое благоустройство: каким будет новый облик Симферополя

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

15 − три =