Крымские татары не жалуют психотерапевтов и избегают интимных тем


Автор нашумевшего инстаграм-поста «Психология геноцида» психотерапевт Эрисмаль Исмаилова пытается донести до своей аудитории информацию о своей профессии и о ее значимости для того, чтобы люди адекватно относились к медикам, чья специализация начинается с приставки «психо», и не боялись в случае необходимости к ним обращаться. Она просвещает своих подписчиков в вопросах психологии и психотерапии и даже консультирует клиентов онлайн, находясь при этом в декрете. Во время встречи с заинтересованной аудиторией в рамках проекта Canli radio «Полезные выходные» Эрисмаль рассказала об отношении крымских татар к врачам ее направления, взаимосвязи психологических проблем и физических недугов, а также затронула роль интимных тем в современном крымскотатарском обществе.

О психотерапевтах

Врач-психотерапевт действительно существует, к нему не стыдно и даже нужно обращаться. Не надо бояться, когда ваш терапевт или невролог просит зайти еще к психиатру. Это абсолютно не значит, что у вас обнаружили что-то страшное или вас считают безнадежным и только психиатр вам поможет. На самом деле, очень большой спектр показаний, когда консультация психиатра действительно нужна.

Об отличии от психологов

Психиатров у нас, насколько мне известно, достаточно. А психотерапевтов мало и их роль на себя часто берут психологи – люди, не имеющие медицинского образования. А на самом деле они даже на законодательном уровне не могут считаться психотерапевтами. Я ни в коем случае не против психологов, но когда они берутся, например, за психосоматику, то оказывать здесь помощь без соответствующего образования крайне сложно. Я поражаюсь смелости психологов, берут деньги, тратят время клиента, не имея уверенности, что могут помочь. При этом куда эффективнее было бы обратиться к психотерапевту.

У нас в сознании есть такое, что если я пойду к психологу, то я нормальный, а к психиатру пусть идут только ненормальные. Но нет понимания, что психолог со своим педагогическим образованием при всем желании не всегда может помочь тому, кто к нему обратился. Ведь та же депрессия сильно граничит с суицидальными проявлениями, поэтому с обращением именно к психотерапевту затягивать нельзя.

О советских стереотипах

К сожалению, за этой профессией тянется огромный шлейф предрассудков и предубеждений. Многие думают, что все психиатры только и мечтают о том, чтобы поставить человека на учет, назначить какие-то страшные таблетки и превратить в овощ. Сюда же и постсоветский шлейф информации о карательной психиатрии. Поэтому я понимаю, что нужно идти и рассказывать людям, объяснять, как все есть на самом деле. Хотя не всегда есть возможность, но я стараюсь это делать.

О магическом мышлении крымских татар

Кроме того, в наших людях присутствует магическое мышление. Что-то случилось, у нас сразу: «Козь тийди, какой вообще психотерапевт, вот есть Шефикъа-тата, поехали туда, она «почитает» и все будет хорошо». И эта образная Шефикъа-тата в большинстве случаев победит. А у поколения помоложе, у людей примерно моего возраста, к счастью, нет таких предрассудков, больше желания обратиться к специалисту, задать вопросы, получить квалифицированные ответы и рекомендации. Наше поколение отличается от поколения наших родителей и, соответственно, от тех, кто еще старше. Появился интернет, люди читают, интересуются.

 

Есть категория людей, которым надо, чтобы их «почитали», они верят, что это поможет лучше всего. Но есть эндогенные причины, они же внутренние. Шизофрения, биполярное расстройство, органические расстройства, эпилепсия и другие вызваны именно этими внутренними причинами. И кто бы там ни «читал», у какой бы суперсведущей бабушки ты ни был и чем бы она на тебя ни дунула, ни плюнула, к сожалению, это не поможет. К счастью, медицина достигла определенных успехов, есть разные терапии с минимальными побочными эффектами и с ощутимым результатом.

О легкомысленном отношении к лечению

Многое зависит от того, как человек выполняет рекомендации. Например, если я назначила медикаментозную терапию, что бывает далеко не всегда, треть обратившихся вообще ничего не будет пить. Они пришли, послушали, развернулись и ушли. Другая треть, если и будет пить, то будет пить неправильно, по своему усмотрению. И только треть пациентов, которые ко мне пришли, будут принимать. Но опять-таки вероятность того, что они пройдут лечение до конца, очень маленькая. А психофармакология, между прочим, не работает по щелчку пальца. Нельзя выпить один раз таблетку и стать здоровым. Отсюда появляется мнение, что это не помогает и не работает.

О влиянии психоэмоционального на физическое

У кого-то на первый план выходят проблемы с дыхательной системой, у кого-то проблемы с ЖКТ. Тот же синдром раздраженного кишечника гастроэнтерологи должны лечить совместно с психотерапевтами. Кожные заболевания, такие, как нейродермиты, тоже с психотерапевтом. У нас психоневрологический и кожно-венерологический диспансер сотрудничают и есть взаимопомощь в этом плане. То есть в принципе такие коалиции есть. Но, например, пульмонологи – я не уверена. И не при каждой поликлинике полноценно работает такая коалиция, потому что каждый врач разбирается со своими больными отдельно и вероятность, что они по некоторым поводам советуются с другими специалистами, очень невелика.

О табуированной теме секса в среде крымских татар

Такая проблема имеет место. Однажды меня попросили рассказать о депрессии и снимали это на видео, чтобы потом выложить на крымскотатарском портале. Среди всего прочего я сказала, что одним из симптомов депрессии является сниженное либидо. На что мне сказали: «Давайте без этого». Мы перезаписали и сделали видео без этой фразы. Хоть это не ругательное слово, не пошлое, оно не несет в себе ничего сверхъестественного, но оно все равно вызывает некое смущение. Я из семьи медиков, моя мама акушер-гинеколог, поэтому в семье многие темы обговаривались без стеснений. Но я не уверена, что так происходит во всех крымскотатарских семьях. Вряд ли каждая крымскотатарская девушка даже у мамы может спросить о чем-то, что ее тревожит или интересует. Конечно, не должно быть вседозволенности. Но понимание того, что ребенок получит адекватную реакцию на любые вопросы, должно быть.

Даже в Крымском ханстве, когда девушку выдавали замуж, ее подготавливали к этому: приходили знающие женщины, собирали ее, рассказывали, давали, как мы сейчас это называем, психообразование. Сегодня больше внимания уделяется тому, кто будет фотографом на свадьбе и сколько возьмет за свои услуги видеограф. Но есть личные вопросы, которые имеют большее значение и которые должны обсуждаться.

Вместе с тем, у нас же есть пример Кавказа, по сравнению с которым мы более прогрессивны в этом плане. Что касается религиозной стороны, то в отличие от других монотеистических религий ислам  довольно четко описывает всю этику интимных отношений. И запрета на обсуждение таких вопросов, если в этом есть необходимость, нет. Но все же в нашем народе к этому всему особое отношение и не всегда правильное. В наших семьях даже поцелуй в щечку между мамой и папой кажется чем-то необычным.

Мы ведь не живем на необитаемом острове и так или иначе контактируем с людьми противоположного пола. Есть то, от чего нас не оградит ни семья, ни кто-либо еще. Каждый человек должен обрести свой уникальный опыт, пережить и руководствоваться в соответствии с этим.

Мелек БАЙ

 

Предыдущая Сотрудники столовой лагеря «Лучистый» заразили детей норовирусом — «Роспотребнадзор»
Следующая «Мы должны быть готовы к миру с большим количеством российских ракет» – Столтенберг

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *