«Крымские татары столкнулись с новым витком репрессий»


В рамках проекта Реальные люди 2.0 Idel.Реалии беседуют с гостями о важнейших событиях, которые влияют на нашу с вами жизнь. Этот выпуск мы решили посвятить ситуации в Крыму в связи с очередной годовщиной аннексии полуострова. Активисты «Крымской солидарности» Лутфие Зудиева и Дилявер Меметов рассказали о том, как крымскотатарское население продолжает вести борьбу за свои права и защищаться в условиях репрессий. Полную версию смотрите на видео.

​О том, чем занимается «Крымская солидарность»

– После геополитических изменений 2014 года, после того, как Крым присоединился к России, крымские татары столкнулись с новым витком репрессий – спустя 70 лет после депортации нашего народа. Начиная с 2015 года появились массовые задержания по различным статьям (терроризм, экстремизм).

В начале не было определенной градации, то есть создавался образ врага, экстремиста, террориста. Это дело не имело повсеместный характер. Но из года в год эта машина репрессий только набирала обороты. На сегодняшний день нам известны уже около 100 политически мотивированных уголовных дел. Тысячи административных взысканий в виде штрафов, в виде арестов. И мы это связываем с борьбой с инакомыслием, с давлением в отношении инакомыслящих, всех тех, кто выражает свою открытую позицию, не боясь. В отношении тех, кто соблюдает свою религию, могжет читать религиозную литературу в мечети, думает не так, как того хочет власть.

В результате этих уголовных и административных преследований естественным образом в нашем народе появилось такое объединение, «Крымская солидарность». Это объединение родственников политических заключенных, адвокатов, юристов, а также всех тех, кто не смирился с той несправедливостью, которая сегодня существует в Крыму. То есть те, кто желает помочь людям, которые столкнулись с этой проблемой. «Крымская солидарность» не имеет какого-то национального или религиозного признака. Туда может обратиться любой человек, который столкнулся в той или иной мере с проблемой несправедливости в отношении себя. Со стороны власти.

Почему я говорю, что это естественным образом появилось? Потому что, ну вот представьте себе, утром рано приходят с обыском, вот, в частности, у нас так произошло 12 мая 2016 года. В 6 часов утра к нам ворвались сотрудники ФСБ.

–​ Что они от вас хотели?

– Искали оружие, наркотики, драгоценности.

– Нашли?

– Естественно, не нашли ничего. Пришли с таким поводом, зачитали постановление, показали удостоверение, причем показал только один из сотрудников, а остальные в масках… Еще неизвестно, сколько их было на улице, мы даже не знаем, нам не разрешали ни связываться с родственниками, ни обратиться к адвокату. Представьте себе, что семья никогда ранее такого не видит, забрали мужа, кормильца семьи, отца нескольких детей от 4-х до 12-ти лет, даже до 13-ти лет, как в случае с Сервером Закирьяевым. Семья сталкивается проблемой финансовой, ведь это, в основном, многодетные семьи, в которых мужья зарабатывали деньги, чтобы содержать семью. Следующая проблема – это проблема юридическая. Это защита ребят в судах, в СИЗО и т.д.

– То есть всем этим занимаетесь вы?

– Да. Мы вынуждены были работать по трем направлениям: материальная помощь семьям, юридическая поддержка и самое актуальное и самое серьезное, что мы можем сегодня выполнять – это вопрос освещения в СМИ. Освещение той реальности, с которой столкнулись жители Крыма. Особенно с учетом того, какая пропаганда и ложь вокруг этой тематики сегодня существуют.

Как удается работать в условиях репрессий

– Мы взяли себе за правило говорить только правду, то есть говорить так, как есть. Мы стараемся описывать все случаи максимально достоверно. И подавать информацию таким образом, чтобы с ней могли работать абсолютно все СМИ – и украинские, и российские, и международные. Если любой человек зайдет на страницу «Крымской солидарности», там найдет факты, где сообщаются цифры, хроника произошедшего, а какая-то субъективная оценка или описание – это уже работа профессиональных журналистов, которые освещают эти события.

Эта работа тоже сопряжена с опасностью, потому что в период с 2017 по 2018 год больше 20 гражданских активистов, стримеров подверглись такому же давлению, как подвергались ранее профессиональные журналисты. Против них возбуждали уголовные и административные дела. Именно по этой причине сейчас сидят в СИЗО наши коллеги и друзья, это координатор стримеров и активистов Нариман Мемедеминов, который сам является блогером и работал в информационном направлении, и координатор «Крымской солидарности», который руководил работой всей площадки, Сервер Мустафаев. Поэтому давление, конечно же, присутствует, но за эти годы у всех, кто занимается освещением событий в Крыму, я не говорю только о КС, а в принципе обо всех активистах и проукраинских, в том числе, у них уже выработался иммунитет. Более того, они абсолютно осознанно занимаются этой работой и готовы к любым последствиям от своей деятельности. Мы понимаем, что последствия могут быть абсолютно неожиданными для каждого из нас, и в принципе, готовы жертвовать многим, чтобы продолжать ту деятельность, которой сегодня занимаемся.

Отношение крымских татар к поволжским татарам

– Важно отметить, что посредническая роль Казани выстраивалась с определенной целью, тогда, когда все эти встречи и визиты происходили [февраль-март 2014 года]. Для того, чтобы в условиях российского Крыма сформировать альтернативу тем представительным органам крымских татар, которые существовали до аннексии, сформировать альтернативу общественным организациям, которые существовали, и выстроить работу с такими организациями, которые симпатизируют действующей власти или, более того, сотрудничают с ней полностью. Вот именно в этом ключе происходили все эти визиты и все эти встречи. Но как и в Крыму, так и на территории Башкортостана и Татарстана сегодня общество разделяется по тому, как люди оценивают и относятся к процессам вокруг себя. Есть люди, которые занимают достаточно провластную позицию, и на этом их независимость заканчивается, но есть очень много активных честных, людей, которые даже в условиях многолетнего прессинга продолжают работать в независимых СМИ или продолжают свою гражданскую активность и освещают определенные процессы.

–​ Я правильно понимаю, что в Крыму крымские татары отличают власть и народ, если речь идет о Татарстане?

– Конечно. Они прекрасно понимают, что идут практически аналогичные процессы. То, что отрабатывалось ранее в других регионах РФ, после 2014 года попытались отработать и в Крыму, в том числе. Разница лишь в том, что была разная реакция со стороны народов Крыма и Башкирии или Татарстана.

Очень активно здесь начали работать спецслужбы в направлении преследования активистов «Хизб ут-Тахрир» (признана террористической решением Верховного суда России от 14.02.2003), потому что это очень удобная для силовиков тема. Такой быстрый карьерный рост и лифт для них. Поэтому сразу в 2015 году началось преследование активистов этой организации. В том числе, представитель ФСБ, который занялся этими вопросами, прибыл из Башкирии, где ранее, как он сообщал в СМИ, успешно справился со своими задачами и приехал, чтобы продолжить это дело в Крыму.

Крым через пять лет

– Сегодня положение в мире может каждый день перевернуться с ног на голову. Сегодня мы жили в Украине, на следующий день мы оказались в составе России, поэтому прогнозировать какое состояние будет в Крыму или вообще в мире в целом, это не совсем корректно. Но так или иначе можно с уверенностью сказать, что Крым и крымские татары, та солидарность, та поддержка, та душа нашего народа никуда не денутся. Покуда жив народ, душа в нем существует. Мы не питаем иллюзий, что градус накала давления будет снижаться, либо что будет какая-то лояльность, но мы с уверенностью можем сказать, что мы прошли эти испытания в 1944 году, как и прежде еще в царские времена, мы пройдем их с помощью Аллаха, с поддержкой друг друга, поэтому я думаю, что в будущем будет так или иначе свет и справедливость.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

Предыдущая Опасный полигон: Севастополь в поиске инвестора для мусороперерабатывающего завода
Следующая Российский омбудсмен Москалькова прибыла в Киев на суд по делу Вышинского

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *