«Крымский инжир»: литература без табу – о Крыме, войне и мире


Произведения крымских узников Кремля попали в короткий список финалистов второго литературного конкурса «Крымский инжир». По информации организаторов конкурса, это гражданский журналист, активист «Крымской солидарности» Осман Арифмеметов и Сервер Мустафаев – координатор общественного объединения «Крымская солидарность».

Кто еще подавал свои работы для участия в «Крымском инжире»? Как будет проходить конкурс в 2019 году? Как победить в конкурсе? На эти и другие актуальные темы в студии Радио в ток-шоу «Доброе утро, Крым» отвечает программный директор «Крымского дома» в Киеве Алим Алиев .

– Люди, которые присылают на конкурс свои работы, это профессиональные поэты?

– Каждый член жюри получал зашифрованную работу. И мне кажется, что это важно для объективности. Когда мы делали расшифровку, мы увидели, что нам прислали работы очень разные люди. Например, из сел Бахчисарайского района, из Судака. И для меня, как организатора такого конкурса, это очень важно. Конкурс становится уже народным. Не просто национальным, а выходит за пределы Украины. Свидетельство тому – работы из Иордании и Турции. При этом работы присылали и известные украинские и крымскотатарские поэты. Часть из них даже не попала в короткий список. Это говорит о том, что качество текстов растет. Темы намного разнообразнее, чем в прошлом году.

Алим Алиев

– Когда будут известны победители?

Церемония награждения победителей пройдет 13 декабря в «Доме звукозаписи». Будет награждение победителей, и – сегодня я впервые озвучу – будет первый в истории крымскотатарского народа симфонический концерт для фортепиано, написанный по партитурам композитора Усеина Бекирова .

– Вы говорите, что темы стали разнообразнее. Что имеется ввиду?

– Одна из робот, которая мне запомнилась, это текст о 20-х годах в Крыму, о голоде и опытах над людьми в Крыму. Об истории профессора Павлова (Иван Павлов –​ КР), который эти опыты проводил. Либо о первых возвращениях крымских татар в 60-е годы в Крым. Такие истории тоже есть. И мне кажется, что это перекрестно: мы углубляемся в очень разные контексты. Мы выдаем очень интересные тексты, которые расширяют понимание Крыма.

– Это биографические произведения?

– Там есть очень разные. Чаще всего, если говорить о прозе, это повести, рассказы. Есть с художественным вымыслом, а могут быть основаны на реальных событиях.

– После предыдущих конкурсов вы выпускали книги. Этот раз тоже будет?

Я подозреваю, что это будет не одна книга. Мы получили много детских работ. И возможно, мы попробуем разделить: поэзию и прозу сделать как одну книгу, а детские работы – как еще одну. Но это будет уже в 2020 году.

– Это писали дети или произведения писали для детей?

– Для детей. Это сказки на украинском, крымскотатарском языках. Это также переводы. При этом меня радует, что у нас появляются переводы украинских писателей и поэтов. Перевели Сергея Жадана , Юрия Издрыка , Лину Костенко . Эти тексты важны для понимания украинской литературы в крымскотатарском контексте. Это взаимопроникновение, культурный диалог, которого нам очень не хватало в предыдущие 20 лет.

– Это можно назвать «мостиком» между материком и полуостровом?

– Абсолютно. Поэтому, например, мы будем говорить о войне и мире в исторических нарративах. Что нас разделяет? Что нас объединяет в истории? Мы будем говорить о табуированных темах в литературе: о теме секса, ненормативной лексики. Мы также будем говорить о литературе из тюрем с известными диссидентами. И мы будем говорить о литературе Крымского ханства. Мы возьмем обширные темы, о которых мы почему-то не говорили.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

– Произведения крымских узников Кремля Османа Арифмеметова и Сервера Мустафаева попали в короткий список финалистов. Что это за работы?

– Эти два текста – в разных категориях. Поэзия Сервера Мустафаева – о том, кто мы есть на самом деле: давайте посмотрим в глубь себя, в традиции, что мы – крымские татары, мусульмане. А текст Османа Арифмеметова – проза и часть истории того, как пришли к нему с обыском, как он попал за решетку. Тексты нам передали через адвокатов. Это нас очень глубоко тронуло. Для нас очень важно, что такие тексты приходят. Это не означает, что они будут победителями, но в финал работы прошли объективно.

– Когда жюри видит такой текст, а рядом, например, конкурсная работа о природе, ощущается ли разница смыслов?

– Каждый текст оценивается по пяти категориям. Харизма текста, насколько он прописан по канонам, правилам украинского или крымскотатарского языков, глубина текста, новизна темы…Это не означает, что мы прочитали текст и поставили общую оценку. Нет. По каждому критерию мы выставляем баллы, потом они суммируются.

– А присылают вам работы люди с другой политической позицией? Которые думают, что Крым – это Россия?

В текстах таких историй не было. Получали мы работы от таких людей? Я не знаю. У нас нет вопроса: «Какой вы позиции?».

– А если бы получили?

– Текст бы оценивался по художественной значимости.

Справка: Первый писательский конкурс «Крымский инжир» стартовал летом 2018 года. Прием работ завершился 31 октября. За это время на конкурс пришло 244 работы от 135 авторов из всей Украины в шести номинациях: «поэзия», «проза на крымскотатарском языке», «проза на украинском языке», «перевод» и «женский взгляд».

(Текст подготовил Артем Лаптиев)

Предыдущая «Крымский инжир»: литература без табу – о Крыме, войне и мире
Следующая «Крымский инжир»: литература без табу – о Крыме, войне и мире

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *