Крымский террор 1937-1938 годов – белое пятно отечественной истории


Террор 1937-1938 гг. в Крыму до сих пор остается одним из белых пятен в отечественной истории. О методах его проведения, масштабах и последствиях написано крайне мало.

До событий 1937 года Крым дважды переживал массовые кровавые репрессии со стороны большевистского режима.

Зверства 1920-21 гг. хорошо известны и описаны в научной литературе, когда безжалостно были уничтожены представители как русского, так и крымскотатарского народов, в частности, сдавшихся в плен солдат и офицеров Белой армии – около 50 000 человек – большевики расстреливали из пулеметов.

Вторая волна 1928-1930 гг. затронула главным образом крымских татар, обвиненных в поддержке националистической партии Милли Фирка и сопротивлении насильственной колонизации. В это же время в Кремле сфабриковано «дело Вели Ибраимова» — всего репрессировано 3,5 тысяч человек.

Одновременно радикально ослаблена крымскотатарская культура отсечением ее важнейшей части – этнической истории. Оставив отмену истории на будущее, большевики взялись за внешне безобидной, но глубоко продуманной программы – замене традиционной графики крымскотатарского письма, вслед за исторической памятью разрушив и общественное сознание. Произошли перемены и в политической жизни Крыма. В январе 1928 года был арестован, а 9 мая расстрелян Председатель ЦИКа КрАССР Вели Ибраимов. Органы государственной власти, в свою очередь, подверглись чистке, из них массово изгоняли тех, кого власти обвиняли в «велиибраимовщине». На деле суть происходящего сводилась к тому, что целенаправленно уничтожались те крымскотатарские политические деятели, которые активно участвовали в событиях 1917-1920-х годов. Они пополнили число узников советских тюрем и лагерей, печально знаменитого СЛОНа – Соловецкого лагеря особого назначения.

Несмотря на размах репрессий, поколение 1917 года не было еще уничтожено до конца.
К уничтожению крымскотатарской элиты чекисты готовились тщательно. Аресты начались еще в 1936 году. Размах и последствия этих репрессий не идут ни в какое сравнение с тем, что произошло в Крыму в годы великого террора. Прелюдией к массовым арестам и казням 1937-38 гг. стала чистка, итоги которой были подведены на пленуме обкома партии в августе 1936 г. Из партии были исключены тысячи людей с порочащими ярлыками «троцкист», «зиновьевец», «правый отщепенец», «буржуазный националист».

Уничтожение крымскотатарской интеллигенции на этом не прекратилось, оно продолжалось весь 1938 год. Однако в конце года террор в СССР пошел на спад. В Кремле посчитали, что поставленные задачи выполнены, и решили избавиться от подельников. Теперь уже новый нарком внутренних дел Лаврентий Берия занялся ликвидацией Ежова и его приближенных.

В результате террора 1937-1938 гг. крымскотатарская интеллектуальная элита понесла невосполнимые потери. Многие из расстрелянных были высокообразованными людьми, получившими образование в Турции, а некоторые, как Айвазов и Акчокраклы, лично знали И. Гаспринского и были сотрудниками газеты «Терджиман». Были уничтожены носители уникальных знаний по истории и языку крымских татар, нарушена преемственность поколений.

В суровую эпоху 1941-44 годов народ вступал по сути обезглавленным, лишенным практически всех моральных авторитетов.

Предыдущая Президент Армении подписал указ о назначении Сержа Саргсяна премьер-министром
Следующая «Деньги потеряны» ‒ обзор крымской прессы

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

20 − 7 =