Крымский учебник жизни. История о столетнем цикле событий в Крыму и проблемы современности  


Крымчанин, известный украинский историк, кандидат исторических наук, один из авторов Радио Свобода и сайта Сергей Громенко издал книгу «Скоропадський і Крим. Від протистояння до приєднання».

Читатель уже знает стиль Сергея Громенко . Это седьмая его книга по истории. В частности, большой интерес у читателя вызвали его исследования истории гражданской войны в Украине и в России. Автор также лауреат V Международного конкурса имени Ежи Гедройца (2011), финалист Всеукраинского рейтинга «Книга года» (2019), и поэтому читатель доверяет его точному стилю историка – четкая структурированность событий, постоянная опора на документы, предельная хронологическая точность, вплоть до описания каждого дня, а то и каждого часа на поворотных исторических этапах.

О революции и гражданской войне, в том числе и в Крыму, написано уже много литературы – и беллетристики, и исторических исследований, и даже фантастики. В значительной мере это пропагандистский мусор, так как все советское время исследователи не могли правдиво описывать события того времени – сопротивление населения, истинные настроения людей, устремления политических партий, маргинальность большевиков, их беспредел и преступления, «белый» и «красный» террор, действия тех или иных политиков – потому, что такую историю писали либо сами победители, либо под диктовку победителей, то есть, большевиков.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Крым и революция. Дорошенковцы, последний бой

Но что касается Крыма начала ХХ века, то для философских обобщений и исторического осмысления на общем фоне выделяется смысловой треугольник, состоящий из двух параллельных событий – крымский политический узел 1917-20 годов и аналогичный крымский узел 1991-2014 года. С третьей стороны – их в философском плане обрамляет и соединяет в единую материю фантастический роман Василия Аксенова «Остров Крым».

Поэтому в осмыслении тенденций и смыслов этого треугольника, в формировании выводов о тех событиях, книга Сергея Громенко играет, с моей точки зрения, особую роль. Она, как математическая формула, описывает повторяемость событий 1917-20 и 1991-2014 годов, то есть, 100-летнего цикла крымской истории. Думаю, если бы книга Сергея Громенко лежала на столе украинских политиков в 1991-95, да и в 2010-2014 годах, то история Крыма и Украины могли бы быть совсем другими. В чем тут дело?

Сергей Громенко, проанализировав почти по часам события и тенденции 1917-1919 годов, пришел к выводу: «можем уверенно утверждать, что идея присоединения Крыма к Украине – не плод бурной фантазии украинских «националистов-империалистов», а адекватный ответ на географические, исторические, экономические и политические вызовы в Северном Причерноморье». Именно потому, что единство Крыма и Украины не фантазия, а объективная реальность, эта проблема вот уже сто лет стоит на повестке дня всей Европы и международных организаций.

«И то, что даже Советская власть, которая часто-густо пренебрегала реальностью в угоду идеологии, – пишет Сергей Громенко, – в конце-концов была вынуждена включить Крым в состав УССР в 1954 году, наилучшим образом свидетельствует о правильности избранной Киевом в 1918 году стратегии…» То есть, Сергей Громенко описывает тенденции относительно Крыма во втором десятилетии ХХ века, но читатель постоянно соотносит их с событиями 1991-го, и 2014 годов. Если анализировать и тогдашние варианты, многие из которых были изначально фантастическими – независимое государство, часть государства немцев-колонистов, часть Германии, часть Украины, часть «красной» России, часть «белой» России, часть Турции, – а тем более теперешние, то становится понятно, что реальный из них только один – Крым и Украина вместе как в начале ХХ века, так и теперь. И если бы политики потрудились понять смысл, суть, внутреннюю философию этой парадигмы, Крым бы вошел в состав Украины, как пишет Сергей Громенко, на 36 лет раньше. Но Павлу Скоропадскому не удалось договориться с Сулейманом Сулькевичем , и решение было отложено на три с лишним десятилетия, пока это единство не увидел и не оформил Никита Хрущев.

В 1919 году, как и в 1991-ом, как и в 2013-14 годах, Киев соглашался на значительную, во многом беспрецедентную, автономию Крыма относительно Украины, но недальновидные крымские политики требовали создания полностью независимого государства.

И когда Сергей Громенко описывает, как глава крымской делегации – министр юстиции (!) Ахматович в 1918 году дает интервью газете «Правда» и утверждает, что состояние дел в Крыму блестящее, хотя реально на полуострове не хватало продовольствия, топлива, других ресурсов жизнеобеспечения, правительство вместо работы погрязло в политических распрях, но он будет разговаривать с Киевом как равный с равным, это вызывает, как минимум, недоумение. При этом современным крымчанам остается разве что вспомнить и сравнить, как в 1992-м году президент Юрий Мешков ехал в Киев на переговоры с Леонидом Кравчуком в позаимствованном у друга плаще, как он ходил от здания Верховной Рады к машине и обратно, а «охранял» его один единственный «охранник», который носил за ним его дипломат, набитый неизвестно чем. В 1991-92-м годах дела обстояли в Крыму так же «блестяще», как и между войнами 1917 и 1920, в канун разрухи и голода, но, тем не менее, крымские самозванцы перебирали варианты устройства своего квазигосударства.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Судьба правительства Соломона Крыма

В этом отношении мы уже можем сказать, что именно ошибка в выборе политического пути, совершенная Крымом в 1918-20 годах, привела Крым к катастрофе. Настаивая на варианте суверенного государства, Крым после прихода большевиков вообще потерял возможность выбора вариантов, прошел через «белый» и «красный» террор, через обман в форме национальной республики, через репрессии 30-х годов, и, наконец, через поголовную депортацию крымскотатарского народа и других национальностей, издавна живших в Крыму, доведя ситуацию до сталинского геноцида.

Трагической оказалась и судьба генерала Сулеймана Сулькевича, политика, стремившегося к самостоятельному государству в Крыму. В июле 1920 года он был арестован большевиками в Баку, обвинен в «контрреволюционной деятельности» и расстрелян.

Официальные российские власти Крыма сегодня истово повторяют, что референдум 1991 года явился предтечей «референдума» 2014 года. А это значит, что нашу аналогию можно и продолжить: выбрав в 90-х годах путь пророссийского анклава, Крым обрек свое население на насильственную трансформацию 2014 года и потерял и свободу выбора, и свободу развития. Украина и сейчас не бросает Крым, и усилиями всего мирового сообщества он будет возвращен в Украину, но слишком уж сложный тот путь, который надо для этого пройти.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Закончилась ли гражданская война в Крыму в ноябре 1920 года?

А при чем здесь «Остров Крым» спросите? Как известно, Василий Аксенов частично написал его конце 1970-х годов в Коктебеле, и крымские пейзажи он явно срисовал оттуда, с Восточного Крыма. Книга начинается с того, что Фрунзе в 1920 году не смог взять Перекоп и перейти Сиваш. Отсоединение от России и обеспечило Острову Крым развитие и процветание. И если бы Крым в 1918-19 годах выбрал иной путь – скажем, в составе Украины и при защите и гарантиях неприкосновенности со стороны Центральных государств, – вполне возможно, Россия бы отказалась от его нового покорения. И счастливый и процветающий Остров Крым существовал бы в реальности. И это не беспочвенная фантастика, это один из возможных вариантов. И тогда история Северного Причерноморья была бы совсем иной.

Андрей Лучников, редактор и владелец газеты «Русский курьер», фактически убегая из Крыма, в который вступают войска агрессора, видит танки, вертолеты и бронемашины, захватывающие ранее свободный и независимый, любимый и процветающий в романе Крым. Но он ничего не может сделать. Наступала сила, не поддающаяся ни закону, ни логике, ни здравому смыслу. Андрей Лучников организует политическое движение «Союз общей судьбы», которое побеждает на местных выборах. Вскоре после выборов местная Дума обращается к Верховному Совету СССР с просьбой о включении Крыма в состав Советского Союза. Можно сказать, в 70-х годах Василий Аксенов предугадал события 2014 года. Но после того, как советские войска входят в Крым, оставшийся в живых Андрей Лучников понимает, что совершил фатальную ошибку.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Как это было: «референдумы» в Крыму и их закулисье

Точно так же в феврале-марте 2014 года мы, крымчане, смотрели на российские танки, «Уралы», БТРы и другие машины, на вертолеты и самолеты, вступающие в Крым, и ничего не могли сделать. В Крым вступила сила, не поддающаяся закону и здравому смыслу. Но в чем состояла наша ошибка?

В интервью на телеканале «Россия-1», которое в 2014 году взял у Сергея Аксенова ведущий программы «Вести в субботу» Сергей Брилев, он спросил:

Брилев: Сергей Валерьевич, я не удержусь от такого вопроса. Василий Аксёнов, который написал «Остров Крым», вам не родственник случаем?

Аксенов : К сожалению, нет.

Брилев: Ну вторую часть этого романа вы явно пишете…

Аксенов: Постараемся дописать!

Сергей Аксенов явно не понял тонкой иронии журналиста Брилева: вторая часть романа Василия Аксенова – это захват и разрушение процветающего Крыма, ранее спасенного богом, но теперь обреченного на трагедию. «Постараемся дописать» – это значит «постараемся разрушить». Просто многие читатели, как это часто бывает, не восприняли книгу Василия Аксенова как предупреждение, причем предупреждение, еще с начала прошлого века понятное для многих украинцев, провозгласивших – подальше от Москвы!

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Кто не дочитал книгу Василия Аксенова (хотя она всего лишь фантастическая иллюстрация!) имеет возможность дочитать и осмыслить исторический процесс 1917-20 годов в первоисточнике – по книге Сергея Громенко. Она тоже своеобразное историческое предупреждение о том, что живую историю надо знать и чувствовать сердцем, потому, что она учебник жизни, что трагедия Крыма 1918-20 годов не зря повторилась новым витком его судьбы в 1991-м и далее в 2014-м годах, хотя и могла не повториться, и что этот виток, возможно, не последний, и предыдущие два – урок на будущее.

Книга Сергея Громенко явно требует продолжения. История о трагедии Крыма определенно не закончена, и историк сейчас, надо думать, работает над ее описанием в новой книге, которая будет включать уроки политики с 1918-го по 1920-й, а потом и 1922-ой годы, то есть захват Крыма белыми, потом большевиками и «белый», потом «красный» террор.

К сожалению, это будет книга о последствиях ошибок предыдущих этапов. Тем полезнее будет это чтение.

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Удовольствие получили все: на центральном стадионе Керчи прошел праздник спорта
Следующая Крымский учебник жизни. История о столетнем цикле событий в Крыму и проблемы современности  

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *