Крымское молчание ягнят


Согласно данным последнего опроса Левада-центра, грядущей пенсионной реформой недовольны две трети россиян, а на акции протеста готовы выйти 53% жителей России, что для страны с авторитарным режимом совсем немало. А вот в Крыму ситуация обратная: кривая социальных протестов здесь идет на спад.

Этому способствуют несколько причин. Во-первых, жесткая политика ограничений и запретов на проведение массовых акций.

К такому положению дел крымчан приучали постепенно: 18 мая 2014 года траурный митинг крымских татар перенесли из центра на окраину Симферополя, а потом вовсе запретили проводить такие мероприятия.

В марте 2015-го украинским активистам еще разрешили провести акцию памяти в день рождения Тараса Шевченко, а теперь даже возложение цветов к бюсту Кобзаря проходит под прицелами фотокамер ФСБ.

Сразу после аннексии, еще не столкнувшись с российской репрессивной машиной, крымчане позволяли себе игнорировать запреты силовиков, уповая на силу закона. Но оказалось, что в России закон всегда на стороне власти и ее верных слуг.

За непослушание организаторов акций протеста ожидало наказание: в лучшем случае они отделывались штрафами, а в худшем – уголовным преследованием по быстро сфабрикованным делам. Такая участь постигла «депутата» горсовета Алушты Павла Степанченко , который в 2016 году решил вывести людей на митинг против массовой застройки любимого города. «Депутата» прямо с набережной отвезли в участок.

А через пару месяцев Степанченко и вовсе арестовали по обвинению в вымогательстве. Теперь он дожидается приговора в СИЗО, а жителям Алушты митинговать расхотелось.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Суд за критику партии: в Крыму продолжается процесс над алуштинскими «вымогателями»

Тем временем российские власти активно продвигают в обществе идеи о бесполезности протестов. Например, недавно ​проведенный ​опрос ВЦИОМ показывает социальную апатию россиян: порядка 71% не верят в результативность митингов.

В Крыму решили пойти еще дальше, объявив о поддержке реформы со стороны жителей оккупированного полуострова. «В целом крымчане поддерживают пенсионную реформу», – сказал глава крымского парламента Владимир Константинов, чем ​вызвал резкую критику со стороны крымчан. Однако гневные посты в социальных сетях и уличные акции протеста – это, как говорится, «две большие разницы».

Еще одна важная проблема – отсутствие реальных оппозиционных сил на полуострове. В России есть какой-никакой Алексей Навальный , который с завидной регулярностью выводит людей на улицы.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Россия протестует против пенсионной реформы

В Крыму же его сторонников быстро отучили от протестов, задержав нескольких активистов за разрешенные российским законом одиночные пикеты. Но то, что разрешено в России, – в Крыму вне закона. Поэтому последующие акции Навального здесь поддерживают лишь «лайками» и репостами в соцсетях.

Карманная оппозиция в лице коммунистов и приверженцев Владимира Жириновского не в счет – этих господ и товарищей волнуют не проблемы крымчан, а то, как на фоне общественного недовольства получить «депутатские» мандаты на местных выборах 2019 году. Поэтому такие действия псевдооппозиции совершенно не опасны для российской власти. Однако в Крыму даже им позволяют проводить скромные митинги, скрепя сердце, – ведь это испортит картинку «всеобщей поддержки» российской политики в Крыму.

Митинг в Симферополе против пенсионной реформы, 2 сентября 2018 года

Низкий уровень протестной активности крымчан обусловлен и спецификой их политического сознания. Жители южного полуострова остаются адептами патерналистской культуры, ожидая «милостей» от сильного лидера, на которого они возлагают свои надежды. Отсюда и «челобитные» к российскому президенту Владимиру Путину или, на худой конец, к местному «кормчему» Сергею Аксенову .

Стремясь соответствовать чаяниям таких граждан, Путин рекомендует косметические поправки к пенсионной реформе, а Аксенов обещает сохранить пенсионные льготы для тех, кто будет работать на несколько лет дольше.

Благодаря такой «милости» жертвы пенсионный реформы смогут ездить на работу бесплатно в общественном транспорте. Чем не забота о народе, в ответ от которого требуется лишь лояльность к действиям власти. Конечно, крымчане понимают, что это издевательство над ними. И еще больше разочаровываются в действиях российской власти. Но их социальная апатия для Кремля гораздо выгоднее социальных протестов.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Я верил Путину, а теперь – нет»: в Крыму новые протесты против пенсионной реформы

Снижению протестной активности способствует и замещение населения Крыма: выдавливание жителей полуострова и заселение его приезжими россиянами. Доля новых переселенцев в Крыму достигает уже 15-20%. И эта цифра продолжает расти.

Очевидно, что «понаехавшие» мало включены в местные социальные процессы и не особо понимают крымчан, недовольных качеством ялтинского воздуха, ведь в Челябинске дышать вообще невозможно.

Сегодня Крым к протестам не готов – даже экологическая катастрофа в Армянске и угроза здоровью не вывели людей на протестные акции.

С помощью тактики запретов и откровенных угроз в адрес немногочисленных активистов российские власти подавляют протестную активность, стремясь не допустить разрушения мифа о «счастливой жизни крымчан в России».

Но такая маскировка протестных настроений загоняет российскую власть в тупик. Рано или поздно сдавленная пружина даст обратный ход – и вместо мирных ненасильственных протестов Россию вместе в Крымом накроет социальный взрыв, что только ускорит процесс деоккупации полуострова.

Евгения Горюнова, крымский политолог

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Нефть для кумы Путина. Чем занимается в России украинская телеведущая Оксана Марченко
Следующая В Анталье пройдет "День Украины и Крыма"

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *