Крымское село на перепутье: между надеждами и ложью


Здание бывшей сельской школы: левая половина переоборудована под жилье, правая ветшает. Белогорский район, село Зеленогорское, ноябрь 2020 года

Когда-то в Советском Союзе население уверяли, что они живут в самой счастливой, зажиточной, успешной и миролюбивой стране. Что бедность и неустроенность – это частные и временные явления, нужно быть оптимистом и работать для того, чтобы построить коммунизм, общество счастья для всех. Что преступность – это «кое-где у нас порой». Что на самом деле нигде на земле нет такого благополучия, как в СССР в каждом городе и селе. При этом людей не выпускали за границу, а тем, кому удавалось выехать, перед поездкой долго внушали о загнивании капитализма и преимуществах социализма.

Такую же тактику избрали сейчас российские руководители Крыма. Заасфальтируют так-сяк в селе одну дорогу, отремонтируют местный клуб, поставят детскую площадку и раструбят об этом на весь мир, мол, это уже Россия создала село нового типа. А на самом деле никакой новый сельский тип не появился – как было село безрадостным и неудобным для жизни, так и осталось. Наше село – тяжелое наследие Советского Союза: в свое время трудодни и колхозы сделали свое дело, а индустриализация страны по проекту Льва Троцкого была проведена за счет крестьянства. В мире нет больше поселений такого типа, как наше село: бездорожье, тяжелый ручной труд, отсталые школы, недоступность достижений и учреждений культуры, отсутствие бытовой инфраструктуры, неустроенное жилье…

Недавно на заседании правительства Крыма спикер российского парламента Владимир Константинов рассказывал о поездках по селам четырех сельскохозяйственных районов – Белогорского, Красногвардейского, Симферопольского и Сакского. Стиль рассказа – пропагандистский. О недостатках, как водится, одним предложением – «конечно, ещё многое нужно сделать, незакрытых проблем достаточно».

Но основная часть его рассказа – о якобы достижениях – сделана с использованием эпитетов в превосходной степени: здание клуба «шикарное», фасад детского сада «фантастический», спортивные сооружения «невиданного масштаба», школы «обустроенные», библиотеки «современные». В заключение он добавил, что о таком в Крыму не могли мечтать даже при Союзе, не говоря уже об украинских временах. И все это при том, что российской властью в Крыму всего лишь построены отдельные объекты, а большинство всех объектов на полуострове возведено в 1954-2014 годах, когда Крым обустраивался Украиной.

В качестве положительного примера в рассказе ни одно конкретное село не приведено, зато обобщения Константиновым делаются вселенского масштаба. «Села становятся современными и благоустроенными, реконструируются общественные пространства, площади, фонтаны, спортивные площадки, парки, скверы, дороги. Все это – не только новый облик самих поселений, но и благоприятная среда для проживания людей. А вслед за инфраструктурой тянется новый бизнес, создающий рабочие места и обеспечивающий республику качественными продуктами сельскохозяйственного производства», – пишет газета о выводах спикера крымского парламента.

Материал называется «Скоро изменения коснутся каждого крымского села». А крымские фотографы постят в Фейсбуке фотографии заброшенных по степи крымских сел, в которых нет ни дорог, ни клубов, ни фонтанов, ни фермерства, ни детских площадок. Да и самих детей нет: одни старики доживают свои годы и совсем не думают о том, что скоро изменения коснутся и их села. Корреспонденты Крым.Реалий также неоднократно публиковали фотографии безрадостных крымских сел, которые никак не преображаются от одних только хвалебных слов крымского российского начальства, а продолжают запустевать.

Мне вспоминается анекдот брежневского периода. Вопрос: кто сможет поднять советское село? Ответ: никто, потому что грыжа будет.

На самом деле советское крестьянство только и начало более-менее жить после реформ Никиты Хрущева . Он дал крестьянам больше свободы, создал совнархозы, планировал преобразить социальную сферу и построить агрогорода, разделил партию на промышленную и сельскую, что дало возможность какое-то время руководить аграрным сектором не дилетантам, а специалистам. Но брежневский клан управленцев сорвал эти планы. Агрогорода, в которых еще в 60-х годах планировалось все то, что сейчас намечает Владимир Константинов , не были построены. И теперь уже не будут построены никогда.

Чиновники крымской власти делают вид, что не понимают, а может быть и в самом деле не могут взять в толк, что строительство даже приличного Дома культуры, детской площадки, школы и спортивного комплекса в современных условиях на самом деле не меняет сути дела – крымское село сегодня по-прежнему остается средой отсталости, заброшенности, второсортности. Чтобы кардинально что-то изменить, нужно совсем другое – предоставить селу новые возможности, открыть людям перспективу, а для этого нужно сельскую жизнь сделать самодостаточной и привлекательной. Тогда и у сельских жителей появится свой интерес, образуется социум, который сможет решать сложные задачи.

В Крыму же новые жилищные комплексы со всей инфраструктурой строятся только в больших городах. В аграрном же секторе взят курс на укрепление раздробленности и разбросанности микроскопических сел по степи. Сельчан власть по-прежнему боится и планирует разобщать, а не соединять. Для этого каждому селу бросают подачки в виде отремонтированного клуба и спортивной площадки.

Парламентская газета описывает «счастливую» жизнь села в глубинке с символическим названием Красноармейское, что у самого Сиваша, куда добираться из крымской столицы занимает два часа времени. Смысл статьи сводится к тому, что председатель сельского совета и она же глава администрации Елена Косилова – единомышленница и активная помощница российской власти, которая «за значительный личный вклад в социально-экономическое развитие Крыма, за активную гражданскую позицию и высокий патриотизм удостоена медали «За защиту Республики Крым». Поэтому ей больше внимания и больше денег из бюджета.

Она не скрывает, что, по ее мнению, «шанс на возрождение появился после воссоединения полуострова с Большой родиной» и рассказывает, что за пять лет в селе провели капитальный ремонт дорог, отреставрировали два мемориальных комплекса, обустроили детские площадки, провели наружное освещение, отремонтировали Дом культуры, работают кружки, проводятся концерты, конкурсы, праздники, тематические выставки, мастер-классы, перезаложен парк в селе, планируют строить стадион, вывезли тридцать КАМАЗов мусора.

Елена Косилова делает вывод: «Сейчас ребята, которые учатся в вузах, глядя на добрые перемены, задумываются о возвращении». Ой, так ли? Хотят вернуться из-за Дома культуры или из-за будущего стадиона? Ведь в селах, которые она возглавляет, до сих пор не решены главные проблемы. Вот ее рассказ корреспонденту газеты:

« Корреспондент : Какие проблемы еще предстоит решить?

Косилова : Первая – газификация населенных пунктов. Вторая – водоснабжение. Вода в Красноармейском есть – две самоизливающиеся скважины. Часть населения получает воду из них. Остальные – из скважин во дворе. В Смушкино питьевая вода привозная…

Корреспондент : …А как обстоят дела с занятостью? Ведь большинство уезжает из родного села именно в поисках достойного заработка и интересной работы.

Косилова : К сожалению, особой работы для молодежи нет. Выбор небольшой – культура, образование, медицина. Кто-то трудится в Красноперекопске на содовом заводе. Остальные занимаются фермерством. У нас около 5 тысяч га пашни и до 2 тысяч га пастбищ. Инвесторы интересуются земельными участками. Недавно с материка приезжали представители одной компании, хотят организовать стойловое содержание крупного рогатого скота. А это – новые рабочие места. И сельский туризм можно развивать – на территории поселения два озера. Так что живем надеждой, очень хочется, чтобы село думало о перспективах. А без молодежи это не получится…»

То есть село без газа, без водопровода, без рабочих мест, но с двумя озерами, а председатель надеется, что оно возродится? Какие гении туризма привлекут туристов к двум сельским озерам на перекопских солончаках? Молодые люди без денег и опыта не смогут заняться фермерством, а значит та же Елена Косилова отдаст землю не своим землякам, а российским «инвесторам с материка», которые наймут на кабальную работу ее односельчан и будут отвозить урожай и продукцию в Россию, не заботясь о жителях и инфраструктуре села. Это называется перспектива для крымчан? Кажется, умело обманывать крымчан – это модное хобби российской крымской власти…

Николай Семена , крымский журналист, обозреватель Крым.Реалии

Предыдущая Без водной стратегии: как Крым пережил самый засушливый год
Следующая В Севастополе могут ограничить работу автомоек из-за дефицита воды

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *