Кыргызстан после смены власти: эйфории нет, но есть разочарование


Протесты в Бишкеке из-за фальсификации итогов парламентских выборов в начале октября обернулись сменой власти, и это казалось победой народа над несправедливой политикой. Но сейчас мало кто в Кыргызстане видит повод праздновать.

В третий раз за последние 15 лет в Кыргызстане в ходе масштабных протестов президента отстранили от власти.

Но недавние демонстрации, которые вспыхнули на следующий день после парламентских выборов 4 октября, привели к такой ситуации, что смена власти в постсоветской Центральной Азии не внушает оптимизма.

Это может звучать как слишком широкое заявление, но свержение президента Аскара Акаева в результате революции в Кыргызстане в марте 2005 года стало первой сменой руководства в центральноазиатском регионе после распада СССР, если не учитывать первые 15 месяцев независимости Таджикистана в начале 1990-х.

РЕЛЬЕФ В ТУРКМЕНИСТАНЕ

Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов, который предпочитал, чтобы его называли Туркменбаши («глава туркмен»), умер в конце декабря 2006 года. Он занимал пост президента с тех пор, как страна в 1991 году объявила независимость, а до этого в течение шести лет был руководителем Туркменской ССР.

На пост главы советской Туркмении его назначил Кремль, но благодаря каким именно качествам Ниязова выбор Москвы пал на него — неизвестно.

Ниязов создал причудливую систему, в которой личность президента играла центральную роль во всех аспектах жизни страны. Туркменистан стал самым репрессивным государством среди бывших советских республик.

После его смерти к власти пришел малоизвестный министр здравоохранения страны Гурбангулы Бердымухамедов.

В те годы способ восхождения Бердымухамедова на пост президента не имел большого значения для народа Туркменистана. Большинство просто обрадовалось окончанию правления Ниязова.

Первый президент Туркменистана Сапармурат Ниязов. Слева — работавший при нем министром здравоохранения Гурбангулы Бердымухамедов.

Бердымухамедов говорил о реформах, и в феврале 2007 года участвовал в президентских выборах. Это были вторые выборы в Туркменистане после обретения независимости — и в отличие от выборов в октябре 1992 года, когда Ниязов был единственным кандидатом — Бердымухамедову оппонировали два соперника.

Международное сообщество встретило это с осторожным воодушевлением.

Более молодой и, казалось, более последовательный Бердымухамедов совершил официальные визиты на Восток и Запад и даже был приглашен на саммит НАТО в Бухаресте в 2008 году.

Но в конечном итоге Бердымухамедов разрушил все надежды на демократические перемены и, возможно, стал еще более худшим лидером, чем его предшественник.

НАДЕЖДЫ В УЗБЕКИСТАНЕ

Президент Узбекистана Ислам Каримов скончался в конце лета 2016 года. Он правил страной 25 лет, создав диктатуру, которая лишила народ Узбекистана основных свобод и возможностей добиваться перемен.

На смену ему пришел работавший на протяжении 13 лет премьер-министром Шавкат Мирзияев. Это внушало мало оптимизма в плане того, что будущее страны может сильно отличаться от ее недавнего прошлого.

Но Мирзияев заявил о проведении реформ, на свободу вышли несколько пожилых политических заключенных, правительство начало кампанию по искоренению принудительного труда на хлопковых полях, Узбекистан открылся для туристов.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев на могиле своего предшественника Ислама Каримова в Самарканде.

Узбекистан почувствовал новое веяние, и у людей появилась надежда, что все изменится к лучшему.

Международное сообщество заметило эти изменения, и торговля и инвестиции в Узбекистан достигли новых высот (до того, как разразилась пандемия коронавируса). Многие по-прежнему надеются, что правление Мирзияева может принести больше улучшений.

ИЗМЕНЕНИЯ В КАЗАХСТАНЕ?

Лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, правивший страной почти 30 лет, ушел с поста президента в марте 2019 года, передав по сути этот пост лояльному себе чиновнику Касым-Жомарту Токаеву.

бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его ставленник Касым-Жомарт Токаев на торжествах по случаю Наурыза через день после отставки Назарбаева. 21 марта 2019 года.

Многие считают, что Назарбаев по-прежнему находится у власти. Способ передачи поста вызвал у многих в Казахстане беспокойство. Переименование столицы Казахстана в честь Назарбаева — из Астаны в Нур-Султан — не улучшило имидж Токаева.

Но официальный уход Назарбаева разбудил некоторые слои общества, особенно молодежь, которые ждали смены власти и хотели, чтобы это привело к переменам в их собственной жизни.

С марта 2019 года в Казахстане прошло много акций протеста, в том числе одиночных, и почти все они были насильственно разогнаны властями.

Но в гражданском активизме появилась новая энергия, которой не было уже много лет и которая не показывает признаков того, что может в ближайшее время утихнуть.

УКРАДЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Когда в марте 2005 года в Кыргызстане свергли Акаева, возникло ощущение, что люди сплотились, чтобы избавить страну от лидера, который правил слишком долго и пытался заполучить больше власти, приводил членов своей семьи в правительство, чтобы создать своего рода правящую династию.

К сожалению, ожидания, последовавшие за революцией 2005 года, были разбиты преемником Акаева Курманбеком Бакиевым, который придерживался знакомой модели, но оказался корыстнее Акаева. Бакиева отстранили от власти в 2010 году.

В очередной раз появились надежды. В Кыргызстане приняли новую Конституцию, чтобы приблизить государство к парламентской форме правления, установили ограничение на пребывание президента в должности — шесть лет (президент Алмазбек Атамбаев отработал один шестилетний срок), — а парламентские выборы 2010 и 2015 годов были отмечены улучшениями по сравнению с предыдущими выборами и получили одобрение западных наблюдателей.

Реакция на омраченные подкупом голосов парламентские выборы 4 октября казалась победой кыргызского народа.

Народ вновь поднялся, когда власти зашли слишком далеко. И уже другой президент был близок к свержению.

Но появление Садыра Жапарова, бывшего политика националистического толка, только что вышедшего из тюрьмы, которого каким-то образом выдвинули и утвердили на пост премьер-министра, быстро заглушило любые торжества.

Исполняющий обязанности президента Кыргызстана Садыр Жапаров.

У многих в Кыргызстане, похоже, пока нет ощущения победы или повода для празднования. За исключением разве что сторонников популиста Жапарова.

Правила меняются, и есть планы изменить некоторые законы — даже Конституцию — но все изменения, похоже, нужны для одного человека: Жапарова.

Есть предположения, что Жапарова поддерживают организованные преступные группы. Это может помочь объяснить его быстрое восхождение на пост премьер-министра и одновременно исполняющего обязанности президента менее чем за три недели после выхода из тюрьмы.

Так называемые сторонники Жапарова, регулярно собирающиеся у здания правительства, больше напоминают футбольных хулиганов, чем политических активистов.

Сторонники Садыра Жапарова бросают землю с клумбы в сторону сторонников бывшего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева во время митинга в Бишкеке. 9 октября 2020 года.

Некоторые депутаты парламента и оппозиционные партии заявляют, что получали угрозы, и считают, что источником этих угроз являются сторонники Жапарова.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

БЕЗ ИНОСТРАННОГО УЧАСТИЯ

Кремль показал, что он не заинтересован в смене руководства в Кыргызстане.

Президент России Владимир Путин назвал смену власти в Бишкеке трагедией. Москва приостановила финансовую помощь Кыргызстану в размере 100 миллионов долларов.

Соединенные Штаты выпустили заявление, в котором говорится, что «граждане Кыргызстана и их лидеры должны продолжать борьбу против влияния организованной преступности и коррупции на политику».

После двух безуспешных попыток назначить Жапарова премьер-министром — обе были организованы в спешке и не собрали необходимый кворум — Европейский союз выступил с заявлением, в котором отметил «обеспокоенность, выражаемую гражданами Кыргызстана и международным сообществом по поводу возможных процедурных недостатков при назначении нового премьер-министра».

Протесты против парламентских выборов 4 октября, которые привели к аннулированию результатов и назначению повторных выборов, должны были стать большим триумфом для страны.

Но последующие события при полной власти Жапарова заглушили всякую эйфорию по поводу этой победы, и на смену ей пришли тревожное предчувствие и ощущение незавершенности дела.

Предыдущая Кыргызстан после смены власти: эйфории нет, но есть разочарование
Следующая Турецький магніт: чим привабливий для Києва військовий союз з Анкарою і до чого це може привести?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *