Le Point: «Крым и мост Путина»


Как Крым освещали в мировых медиа, что вынесли в заголовки, а чему не уделили внимания – рассказываем в обзоре .

«Не попадите в газовую ловушку Путина», – цитирует президента Украины Петра Порошенко немецкая газета Rheinische Post .

– Но разве вступление в НАТО не было бы красной тряпкой для Путина?

– А он оставляет нам другой выход? Если Россия как постоянный член Совета Безопасности ООН больше не придерживается международного права и порядка, то НАТО становится единственной гарантией выживания для нас. Напомню, после распада Советского Союза Россия гарантировала государственный суверенитет Украины. Взамен мы сдали советское ядерное оружие, размещенное на территории нашей страны – в то время третий по величине в мире арсенал. И каков результат? Путин аннексирует Крым и развязывает войну.

– В Германии существует критика санкций как неэффективных. Почему мы должны продолжать их?

– Вопрос в том, что мы делаем вместо них. Санкции – единственный ненасильственный инструмент, доступный нам для оказания давления на агрессора в такой ситуации. Речь идет не о том, чтобы наказать Россию. Все дело в том, чтобы удержать Путина за столом переговоров. И тут санкции очень эффективны. Поверьте мне, без них Путин больше не будет заботиться о так называемом Нормандском процессе, который должен привести к мирному решению. Россия платит высокую цену за агрессивную внешнюю политику, популярность Путина уже пострадала. Россияне больше не пребывают в националистическом восторге из-за аннексии Крыма. Многие спрашивают себя: сколько это нам стоит?».

«Крым и мост Путина», – пишет крымский корреспондент французского издания Le Point .

«Крым по-прежнему отрезан от мира. Здесь не работают зарубежные кредитные карты и операторы мобильной связи. Нет и западных инвесторов. Ну почти, потому что теперь мост привлекает их внимание. «Им достаточно зарегистрироваться в России, и никто не увидит, что они работают здесь», – говорит Максим Кабанов , директор предприятия, выпускающего медикаменты из морепродуктов, который сейчас ищет европейских партнеров.

Крупные гостиничные компании, в том числе французские, замерли в ожидании. «Мы сейчас рассматриваем, можно ли подключить их к туркам», – говорят в мэрии Керчи. В Симферополе уже осторожно появляются компании вроде IKEA, которая на окраине города открыла небольшой магазин под названием «Икеа маркет». «К нам всего за неделю доставляют любой товар из каталога, – говорит управляющий. – Разумеется, головное предприятие в курсе!» Auchan же и не уходил из Крыма: парковка вокруг гипермаркета на 200 мест всегда переполнена.

Как бы то ни было, сконцентрировавшись на престижных проектах, Москва забыла о повседневной жизни в Крыму. «Мы решили наши проблемы с помощью новой электростанции», – хвалится статистик из Симферополя Николай Сапрунов , которому поручили заняться инвестициями. Но не тут-то было. Едва он закончил говорить, как из-за большой аварии погасли светофоры, а полуостров погрузился о тьму. Есть серьезные проблемы и с водоснабжением. После постройки Украиной дамбы на Днепре в Крыму не хватает воды. Особенно селам».

«Осторожно: санкция», – колонка с таким заголовком опубликована в немецком журнале Junge Welt .

«Слово «санкция» изначально обозначало «освящение» (от латинского – sanctificatio). Позже оно превратилось в «одобрение», такое как подписание закона монархом или президентом, или, как в сегодняшнем уголовном праве, в «предохранительную меру» (например, угрозу наказания за определенное поведение).

«Любой, кто подделывает или фальсифицирует банкноты, будет наказан лишением свободы на срок не менее трех лет», – писалось на старых дойчмарках. Формально современные экономические санкции основаны на том же принципе уголовного права: «Тот, кто аннексирует Крым, будет наказан…». Но есть одно но. Уголовное право требует государственного суверенитета над местом преступления и над преступником. Однако претензии Запада на суверенитет над Крымом или Россией и тем более над Владимиром Путиным являются безосновательными. Субъектами международного права являются не государство и его граждане, а равноправные страны, и поэтому его нормы действуют лишь до тех пор, пока они признаются и соблюдаются всеми сторонами. Поэтому современная теория санкций риторически избегает этой дилеммы, заявляя, что целью санкций является изменение поведения их объекта за счет увеличения издержек такого поведения для него».

«Оружие делает Россию «страной, с которой нужно считаться», – пишет обозреватель американского журнала Forbes .

«Как сообщает Financial Times, покупка российского оружия побудила Соединенные Штаты ввести новые санкции в отношении «Департамента подготовки войск и снабжения Центрального военного совета Китая» из-за совершения сделки. Вашингтон заявляет, что Китай нарушил санкции, введенные за предполагаемое вмешательство России в президентские выборы 2016 года. Россия же предупреждает Вашингтон, что это «игра с огнем». Такой вызывающий ответ подчеркивает, что Россия стремится улучшить отношения с соседями, с которыми и так налажены связи.

Хотя и Соединенные Штаты, и Европейский Союз применяют санкции против России по ряду вопросов – включая аннексию Крыма, – ее поворот на восток представляется привлекательным шагом. В военной сфере России есть что предложить Китаю помимо материальных средств. Недавние боевые действия в Крыму и Сирии, подвергшиеся критике на Западе, должны считаться успешными с российской точки зрения. Китайской армии не хватает такого современного боевого опыта, и она может выиграть от союза с армией, закаленной в боях».

Предыдущая В Крым по Керченскому мосту начали заезжать фуры
Следующая Террористы на Донбассе применили противотанковые управляемые ракеты

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *