Лига Сулькевича. Литовские татары у власти в Крыму. Часть 3


(Продолжение, предыдущая часть здесь)

100 лет назад, 25 июня 1918 года, в Крыму начало свою деятельность первое Краевое правительство – переходный орган власти полуострова в бурные годы войн и революций. Интересной особенностью этого правительства была работа в нем на руководящих постах не крымских, а литовских татар во главе с премьером Сулейманом Сулькевичем. Как они оказались на полуострове, и чем закончился этот интернациональный эксперимент – читайте в цикле эксклюзивных материалов на .

Сулькевич. Из Румынии – в Крым

Пока в середине ноября 1917 года Матвей Сулькевич формировал в Румынии и Молдавии свой 1-й Мусульманский корпус, не менее значительное военное строительство развернулось и в Крыму. На полуострове известие об октябрьском перевороте в Петрограде восприняли, по большей части, негативно, а большевики не пользовались особой поддержкой населения. Уже 20-23 ноября (3-6 декабря) в Симферополе состоялся Губернский съезд представителей городского и земского самоуправления, на котором был избран Совет народных представителей (СНП) – высший временный орган управления Таврической губернией до созыва Крымского Учредительного собрания. Параллельно, с 26 ноября по 13 декабря (9-26 декабря), в Бахчисарае проходил Первый Курултай крымскотатарского народа, избравший по итогу своей работы Директорию – национальное правительство во главе с Номаном Челебиджиханом . Наконец, 16(29) декабря в Севастополе возник контролируемый левыми радикалами Военно-революционный комитет (ВРК), претендовавший на распространение «красной» власти по всему Крыму.

В условиях фактического троевластия СНП и Директория договорились о координации своих действий, тем более что в состав Совета входил ряд лидеров национального движения крымских татар. За день до захвата в Севастополе власти левыми в Симферополе возник Штаб крымских войск во главе с Джафером Сейдаметом , а 17(30) декабря части этого Штаба принесли присягу Директории. В распоряжении национально-демократических сил в Крыму были: Крымскотатарская конная бригада, состоявшая из двух полков; 1-й Татарский (Мусульманский/Крымский) пеший полк «Урриет», на базе которого в начале января 1918 года развернулось формирование Крымской пешей бригады; 1-я, 2-я, 3-я и Особая Керченские пешие сотни; две легкие артиллерийские батареи; российские офицерские роты при штабе; греческий батальон, еврейский отряд, армянская и польская роты; французский авиаотряд.

Совокупная численность этих частей и подразделений составляла примерно 7 тысяч человек, чего было явно недостаточно для эффективного противостояния большевикам. Опираясь на сагитированных матросов Черноморского флота, добровольцев-анархистов и рабочие отряды Красной гвардии, севастопольские левые могли рассчитывать на 50 тысяч бойцов (в реальности в боевых действиях приняло участие меньше половины из них). Были на полуострове и украинские подразделения, признававшие власть Центральной Рады, но рассчитывать на них было бессмысленно – все они в январе 1918 года показали себя не с лучшей стороны. Так, 35-й запасной полк в Феодосии примкнул к большевикам, 1-я казацкая батарея в Евпатории отказалась выступать против большевиков и была разоружена эскадронами Штаба, 34-й запасной полк в Симферополе, гайдамацкий курень в Севастополе и ялтинская береговая охрана провозгласили нейтралитет, а после победы большевиков были распущены.

Сознавая свою слабость, Штаб просил командование Одесского военного округа «поделиться» солдатами из национальных частей, и в декабре 1917 года крымских татар из украинизированного 8-го запасного кавалерийского полка направили в Симферополь, приказ об отправке вооруженных маршевых рот издал командующий Румынским фронтом – это были солдаты первого мусульманского батальона в Симферополе, выведенные на передовую еще в конце лета. Сложилась парадоксальная ситуация – под знамена 1-го Мусульманского корпуса, которым руководили литовские татары, собирались исповедовавшие ислам тюрки со всей Европейской России… кроме Крыма.

Более того, критическая ситуация на полуострове требовала решительных мер, и по настоятельной просьбе Штаба российский командующий Румынским фронтом Дмитрий Щербачев дал согласие на перевод в Крым и самого 1-го Мусульманского корпуса! К 9(22) декабря 1917 года Симферополь, Евпатория, Джанкой, Феодосия, Керчь, Армянск, Перекоп и Карасубазар (Белогорск) были определены в качестве мест дислокации частей корпуса. Появление на полуострове 20 тысяч профессиональных, хорошо вооруженных и, самое главное, высокомотивированных солдат во главе с признанным полководцем в корне изменило бы ситуацию – ни о какой победе местных большевиков и ни о каком «красном» терроре не могло бы быть и речи!

Однако плану переброски Мусульманского корпуса через Одессу помешало, согласно официальной версии, «полное отсутствие в названном городе и его окрестностях помещений», а на деле – нежелание Щербачева расставаться с боеспособным подразделением. Матвей Сулькевич со своими войсками так и остался на Румынском фронте.

Дальнейшая история Крыма хорошо известна. Уступая в несколько раз левым радикалам в силах, Штаб крымских войск в ходе короткой, но кровопролитной войны в январе 1918 года потерпел поражение, а «красные» полностью овладели полуостровом. Установление советской власти сопровождалось невиданным доселе террором, одним из жертв которого 23 февраля стал Челебиджихан. 19-21 марта победители провозгласили в Крыму марионеточную Советскую Социалистическую Республику Тавриды.

В это время на Румынском фронте разворачивалась своя драма. Еще 26 ноября (9 декабря) 1917 года было заключено перемирие между российско-румынскими и австро-немецкими войсками. 2(15) декабря в Бессарабской губернии – ближайшем тыле – была провозглашена Молдавская Народная Республика (МНР), однако ее территория довольно быстро превратилась в арену противостояния двух внешних сил. Во второй половине декабря разгорелась война между фронтовыми частями, перешедшими на сторону Украинской Народной Республики, и подразделениями, признававшими леворадикальный Центральный исполнительный комитет Советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одессы (Румчерод). В этих условиях МНР обратилась к Румынии за помощью, и 8(21) января ее войска с согласия Щербачева вошли на территорию Бессарабии. Спустя неделю советская власть была установлена в Одессе, и война между российскими большевиками и румынами стала неизбежной. Боевые действия продолжались до 8 марта, почти вся Бессарабия была занята войсками Румынии. Корпус Сулькевича, насколько можно судить, сохранил нейтралитет по отношению к обеим сторонам конфликта и в середине января 1918 года передислоцировался в Тирасполь.

Вероятнее всего, мусульманам на Днестре не удалось бы избежать втягивания в вихрь советско-румынской войны, но в это время большевиков уже поджидал неприятнейший сюрприз. Украина, провозгласившая свою независимость 9(22) января 1918 года, хотя и потеряла Киев под напором «красных», все еще контролировала часть «германского» фронта и активно вела переговоры с немцами и их союзниками в Брест-Литовске. И вот 27 января (9 февраля) УНР и Центральные державы заключили перемирие, а 18 февраля кайзеровская армия пришла на помощь украинским войскам для изгнания большевиков. За два с половиной месяца австро-немецкие и украинские силы освободили от «красных» всю территорию Украины.

В первую неделю марта 1918 года австрийские войска появились в Приднестровье, в непосредственной близости от 1-го Мусульманского корпуса, а 14 марта вместе с украинскими союзниками заняли Одессу. Войско Сулькевича оказалось отрезанным от основных исламских районов России и Украины.

Одновременный удар по корпусу нанесла и украинская власть. 13 марта Рада народных министров УНР постановила, что:

«все национальные войска со дня демобилизации должны быть распущены, существующие до этого времени воинские части распускаются приказом войскового министра. Этим частям гарантируется свободный выезд за границы Украины в эшелонах без оружия».

Реагируя на это решение, 25 марта к военному министру УНР Александру Жуковскому обратился комиссар Всероссийского Мусульманского военного Шуро («Совета») при Центральной Раде Давид Туган-Мирза-Барановский (к его биографии мы еще вернемся) с просьбой о разрешении:

«срочно перевести все мусульманские войска, находящиеся на территории Украины, в Крым, откуда по окончании организации и установлении связи с Поволжьем предполагается части войска перевести в Казань… Разоружение мусульманских частей произведет крайне неблагоприятное впечатление на мусульман Поволжья и Крыма и оттянет на длительное время установления дружеских отношений».

Через два дня Жуковский ответил отказом.

Тем не менее в начале апреля 1918 года в Одессе представители мусульманских общественных организаций сформировали местное шуро по освобождению Крыма во главе с делегатом Первого Курултая, а затем – депутатом Крымскотатарского национального парламента Бекиром Мамутовым (Мамедовым). Его заместителями стали полковник Степан (Мустафа) Соболевский (к его биографии мы еще вернемся) и Усман Токумбетов – кстати, заместитель председателя Всероссийского Шуро. Секретарем избрали Комиссара мусульманских войск румынского фронта, военврача Абдул-Гафара Черекаева. Был среди членов одесского объединения, разумеется, и Сулькевич, и член Совета народных представителей Таврической губернии Алескер Мухарский (и к его биографии мы еще вернемся), а также Туган-Мирза-Барановский и другие видные деятели.

Невзирая на отсутствие взаимопонимания с правительством УНР, Сулькевич начал переброску имущества и части подразделений корпуса в Одессу. Именно здесь по приказу № 41 от 14 апреля 1918 года началось формирование Передового отряда Мусульманского корпуса, состоящего из 3-х стрелковых батальонов, артиллерийской батареи и вспомогательных подразделений. Возглавил отряд Соболевский.

Через 4 дня 52-й корпус немецкой армии под командованием Роберта Коша пошел на штурм Перекопа, а Крымская группа Петра Болбочана выдвинулась из Мелитополя в направлении Чонгара. У литовских татар появился последний шанс помочь своим единоверцам в Крыму сбросить большевистское иго и восстановить их государственность.

Но удалось ли реализовать его?

P.S. Все даты, если не указано иное, даны по новому стилю.

Продолжение следует.

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

  • Сергей ГроменкоКрымский историк, обозреватель

    GromenkoS-FL@rferl.org Автора Подписаться

Предыдущая Российское судно заблокировано в порту Херсона на три года – зампред Порошенко в Крыму
Следующая Глава «зеленых» в Бундестаге призвала Меркель на встрече с Путиным вступиться за Сенцова

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *