«Любые угрозы – грех». Исаакиевский собор и песня про бомбежку США


Песня советского барда снова поссорила сторонников и защитников передачи Исаакиевского собора РПЦ.

В Санкт-Петербурге в Исаакиевском соборе 23 февраля на концерте в честь Дня защитника Отечества Концертный хор Санкт-Петербурга исполнил песню об атомной бомбардировке США. Песня называется «На подводной лодочке, или о зарплате военнослужащих». 26 февраля, когда видео концерта разошлось по социальным сетям, многие пользователи пришли в ужас от самого факта исполнения такой песни в Исаакиевском соборе. Вскоре оказалось, что речь идет о шуточной и в чем-то даже антимилитаристской песенке 80-х годов, написанной бардом Андреем Козловским . Теперь спор об уместности исполнения песни перешел в другую плоскость – по разные стороны баррикад вновь оказались сторонники и противники передачи Исаакиевского собора в ведение РПЦ.

На подводной лодочке с атомным моторчиком
Да с десятком бомбочек под сотню мегатонн
Пересек Атлантику и зову наводчика:
«Наводи, говорю, – Петров, на город Вашингтон!»

​Эти слова действительно прозвучали 23 февраля в Исаакиевском соборе – там, где во время литургии поются совсем другие, например, Заповеди Блаженств из Нагорной проповеди Христа, одна их которых гласит: «Блаженны миротворцы, ибо они сынами Божиими нарекутся”. Тем не менее, Концертный хор Петербурга (бывший «Камерный хор Смольного собора») включил в программу праздничного концерта не только песни Высоцкого, Соловьева-Седого и Щедрина, но и композицию Андрея Козловского, написанную еще в 1980 году в качестве пародии на внешнюю политику Советского Союза. Песня кончается таким куплетом:

Сладко дремлют в Норфолке огоньки по берегу,
Спят усталые игрушки, негры тихо спят,
Ты прости, Америка, хорошая Америка,
Но пять сотен лет назад тебя открыли зря.

Завершает картину лихой припев:

Тру-ля-ля, тру-ля-ля,
Все могу за три рубля!
Пополам гори земля
Неприятеля!

Художественный руководитель Концертного хора Петербурга, дирижер Владимир Беглецов поясняет, что Исаакиевский собор – это не только собор, но и музей, что песня исполнялась не на службе, а на концерте, а в ней самой он не видит ничего предосудительного – ни милитаризма, ни угроз Америке. По мнению дирижера, это только шутка, и его правоту подтверждает реакция публики, которая не только не ушла с концерта, а улыбалась и была очень довольна. К тому же Беглецов недоумевает, что сыр-бор разгорелся только сейчас – оказывается, эту песню хор исполняет на праздничных концертах уже лет 10, в том числе дважды исполнял ее в Большом зале петербургской филармонии, и тогда никто не возмутился.

На вопрос о том, нравятся ли ему самому такие шутки, Беглецов отвечает, что вопрос не в этом, а в том, что концерт устраивается так, чтобы он нравился публике – а она после его окончания еще долго стояла и хлопала. Дирижер подчеркивает, что старается быть политкорректным: на концертах в стенах православного храма не допускаются балетные выступления, игра на музыкальных инструментах, ненормативная лексика, рэп или выступления рок-групп. Беглецов считает, что его хор ничего не нарушил и никого не оскорбил.

Не видит ничего дурного в этой песне и активистка из группы «Защитим Исаакиевский собор» Кристина Верман . Она тоже считает, что это только шутка, просто в России в последнее время все на всё оскорбляются, поэтому люди без юмора восприняли песню в штыки. При этом Кристина настаивает, что песня звучала именно в стенах музея. По ее мнению, священники собора уже считают себя в нем хозяевами и хотят все подчинить исключительно православной тематике. На самом деле, говорит Верман, песню Козловского можно рассматривать как протест против этой тенденции – отняли Смольный собор, а теперь еще диктуют свои условия в Исаакиевском. Кристина поддерживает дирижера, считает его настоящим профессионалом. Она напоминает, что один скандал с хором Беглецова уже был – когда он, еще называясь «Камерным хором Смольного собора», исполнил в его стенах песню Виктора Цоя «Алюминиевые огурцы», очень не понравившуюся кому-то из духовенства.

Попытки вмешиваться в репертуар хора Кристина Верман считает недопустимой цензурой. Сам Владимир Беглецов, который тоже помнит случай с «Алюминиевыми огурцами», указывает на то, что Смольный собор в это время еще не был передан РПЦ, а являлся светской концертной площадкой.

Очень огорчен концертом в Исаакиевском соборе профессор Петербургской духовной академии протоиерей Георгий Митрофанов . Он считает, что песня, порожденная эпохой брежневского безвременья, пародия на агрессивный стиль советской внешней политики, будучи примитивной и пошловатой, большим общественным явлением не стала, и что она была бы уместна на диссидентских кухнях начала 80-х, но не сейчас в стенах Исаакиевского собора, олицетворяющего лучшие традиции русской культуры. Больше всего о. Георгия Митрофанова поражает то одобрение, которое снискала эта песня у многих людей, как церковных, так и не церковных: он считает это свидетельством глубокой деградации общества.

Протоиерей вспоминает недавние дебаты по поводу того, под чьим крылом собор лучше сохранится – светских или духовных властей, и с печалью констатирует, что именно под руководством светских властей памятник становится ареной для мероприятий, которые с большим трудом можно назвать культурными. Правда, о. Георгий вовсе не уверен, что церковные власти оградили бы храм от подобных инцидентов, поскольку он знает немало священнослужителей, которые считают, что это в порядке вещей. И все же он радуется, что хор больше не имеет никакого отношения к церкви, а также тому, что упрек в случившемся можно адресовать именно светским властям города, но никак не церковным.

Акция против передачи Исаакиевского собора РПЦ, 12 февраля 2017 года

В Петербургской епархии РПЦ праздничное выступление Концертного хора Петербурга в Исаакиевском соборе осудили, назвав неуместными и саму композицию, и место, выбранное для ее исполнения. При этом руководитель сектора коммуникации Санкт-Петербургской митрополии Наталья Родоманова сожалеет, что из-за поднятого шума многие не разобрались в ситуации и резко осуждают в соцсетях руководителя церковного хора Исаакиевского собора Льва Дунаева , хотя он тут совершенно ни при чем. Наталия Родоманова отдает должное мастерству Концертного хора Петербурга, но считает, что его руководителю просто изменил вкус.

Православный священник Николай Савченко уверен, что любые угрозы, даже облеченные в форму шутки или песни, – это грех и что такие явления нужно «решительно исторгать из своей среды». По его мнению, это оскорбление «другому народу, другому государству».

В конце 2016 года власти Санкт-Петербурга решили передать собор на 49 лет в безвозмездное пользование РПЦ. Комитет имущественных отношений Санкт-Петербурга выпустил тогда распоряжение о плане мероприятий по подготовке к передаче Исаакия. Согласно этому документу, договор с церковью должен был быть заключен до декабря 2018 года. Против передачи РПЦ Исаакиевского собора выступали представители музейного сообщества, против решения также было организовано несколько митингов.

10 января 2019 года Комитет имущественных отношений сообщил, что распоряжение о передаче Исаакиевского собора РПЦ «утратило силу». 25 января временный исполняющий обязанности губернатора Санкт-Петербурга и претендент на этот пост на запланированных осенью выборах Александр Беглов заявил, что собор остается в ведении города. «Сегодня есть договоренности между городом, музеем, Русской православной церковью о том, чтобы в соборе проходили богослужения. Там нет сегодня каких-то противоречий: церковь не мешает музею, музей не мешает церкви», – сказал Беглов в интервью санкт-петербургскому телеканалу «78».

Предыдущая «Чтобы война к нам не пришла». Расписные тетраподы – символ обороны Мариуполя»
Следующая «А за устроенный позор кто-нибудь ответит?» – из крымских сетей

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *