«Мед с красным перцем». Российский суд против крымских татар: один на свободе, семерых – в колонию


Шестеро крымских татар были задержаны в Бахчисарае в октябре 2017 года. Еще двое – через восемь месяцев, в мае 2018 года. В среду, 16 сентября 2020 года, им вынесли приговор: от 13 до 19 лет колонии строгого режима. Во время оглашения приговора одного из фигурантов «дела второй Бахчисарайской группы», отпустили в зале суда, сняв с него все обвинения. Ранее по аналогичной статье – «организация деятельности террористической организации» – за участие в исламской организации осудили двадцать человек из Крыма.​ Министерство иностранных дел Украины выразило решительный протест в связи с решением и назвало дела крымчан сфабрикованными.

«Дело второй Бахчисарайской группы» не особо отличается от остальных дел по так называемым террористическим статьям, которые появились в Крыму с момента аннексии полуострова. Как и предыдущие кейсы (Севастопольская группа Хизб ут-Тахрир, Первая Симферпольская группа Хизб ут-Тахрир, Первая Бахчисарайская группа Хизб ут-Тахрир, Ялтинская группа Хизб ут-Тахрир – КР), этот основывается на трех условных «китах»: скрытые свидетели, экспертизы аудиозаписей разговоров, запрещенная литература.

Разница только в сроках, которые запрашивает прокурор и приговорах, которые выносит судебная коллегия: с каждым рассматриваемым делом, сроки все больше. На предыдущем судебном заседании, прокурор российского Южного окружного военного суда Евгений Колпиков запросил восьмерым фигурантам второй Бахчисарайской группы сроки от 15 до 21 года колонии строгого режима.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Приговор по «делу Хизб ут-Тахрир»: «Бесчеловечная практика»

По версии следствия, инженер-радиотехник Мемет Белялов является «организатором террористической организации», для него прокурор запросил 21 год колонии строгого режима. Для гражданского журналиста «Крымской солидарности» Тимура Ибрагимова и владельца крымскотатарского культурно-этнографического центра «Саланчикъ» Марлена (Сулеймана) Асанова запросили 20 лет колонии строгого режима. Для организатора религиозных праздников и детских мероприятий Сейрана Салиева прокурор запросил 19 лет колонии строгого режима. Предприниматель и юрист по образованию, гражданский журналист «Крымской солидарности» Эрнес Аметов , по мнению прокурора, должен отбывать в колонии строгого режима 17 с половиной лет. Задержанным позднее религиозному деятелю Эдему Смаилову и правозащитнику Серверу Мустафаеву запросили сроки в виде 17 лет лишения свободы в колонии строгого режима. А для предпринимателя Сервера Зекирьяева – 15 лет колонии строгого режима.

Среди осужденных четверо являются гражданскими журналистами «Крымской солидарности», которые информировали о происходящем в Крыму, передавали информацию в СМИ, в том числе – . Имена Сервера Мустафаева, Тимура Ибрагимова, Марлена (Сулеймана) Асанова, Сейрана Салиева и Эрнеса Аметова включены в список Национального союза журналистов Украины, в котором перечислены гражданские журналисты из аннексированного Крыма, которых преследуют российские силовики за журналистскую деятельность.

Плакаты под зданием суда в российском Ростове-на-Дону, 15 сентября 2020 года

Адвокат Эмиль Курбединов отмечает: «дело второй Бахчисарайской группы» – это первый кейс, в котором для фигуранта «дела Хизб ут-Тахрир», помимо срока, прокурор запросил штраф. Речь идет о Марлене (Сулеймане) Асанове. Прокурор, помимо 20 лет строгого режима, запросил штраф в размере 800 тысяч рублей (около 300 тысяч гривен – КР).

«Один из секретных свидетелей, которого мы очень долго и дотошно допрашивали в суде, сообщил, что Марлену Асанову в мешке из-под мусора какой-то иностранный эмиссар передал 400 тысяч долларов, которые якобы мой подзащитный распределял между всеми членами «Хизб ут-Тахрир». Причем, позже у него спрашивали, как выглядел этот человек, свидетель ответить не смог. Может быть, именно из-за этого прокурор запросил штраф в размере 800 тысяч рублей» – говорит Курбединов.

Эмиль Курбединов

Отдельно адвокаты обвиняемых отметили особое отношение судей Южного окружного военного суда российского Ростова-на-Дону к ним и к их подзащитным. Адвокат Сервера Мустафаева, Лиля Гемеджи, в финальных прениях подготовила 27 пунктов, которые сторона защиты расценивала, как нарушение со стороны судебной коллегии, состоящей из председательствующего Ризвана Зубаирова, Романа Сапрунова и Максима Никитина.

«Наверное, это – один из самых сложных процессов за эти шесть лет. В основном, судьи просто делают свою работу, но в этот раз мы с коллегами увидели особую неприязнь к нам, нашим подзащитным и слушателям. Постоянно повышенный тон, какие-то грубые выражения из уст судей лились регулярно. В этот раз отличился Зубаиров и Сапрунов, который сидел рядом с ним и просто подсказывал, кого выгонять из зала. Это был первый процесс за шесть лет, когда удаляли подзащитных. Мы доходили до того, что удаляли всех из процесса. Последний раз Сервера Мустафаева – просто ни за что. Было явно видно, что судьи ждали любое сказанное Сервером слово, чтобы удалить его» – говорит Эмиль Курбединов.

Помимо прочих нарушений, адвокат рассказывает, что, согласно материалам дела, местом, где собирались восемь обвиняемых, была мечеть.

«Все дело в том, что на аудиозаписи разговора наших подзащитных, не было ни слова про Хизб ут-Тахрир. Вообще. И эксперты пояснили, что наши подзащитные якобы зашифровывали свой разговор, чтобы не произносить запрещенных фраз и формулировок. То есть, любой разговор о птичках, например, эксперты могут расценить, как угрозу террористической деятельности», – добавляет Курбединов.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Крымские политзаключенные: «Система не отдает людей»

В судебном «аквариуме» за стеклом сидят восьмеро мужчин в национальных крымскотатарских уборах – къалпакъах. В зале суда, коридоре и на улице – люди: поддержать соотечественников приехали со всего Крыма. По данным гражданской инициативы «Крымская солидарность», во время оглашения приговора, под судом находилось около 600 человек. Озвученные судьей приговоры – на два-три года меньше, чем запрошенные накануне прокурором.

«Мне вообще кажется, что они скоро пожизненное за разговоры давать начнут» – возмущается Курбединов.

Марлену Асанову суд назначил – 19 лет строгого режима, Мемету Белялову – 18 лет и полтора года ограничения, Тимуру Ибрагимову – 17 лет и полтора года ограничения. По версии обвинения, они выступали в качестве организаторов ячейки исламской партии (часть 1 статьи 205.5 УК России). Остальные фигуранты дела: Сервер Зекирьяев – 13 лет, Сервер Мустафаев – 14 лет и год ограничения, Сейран Салиев – 16 лет с ограничением в один год, Эдем Смаилов – 13 лет с ограничением в один год. Все должны будут отбывать наказание в колонии строгого режима.

Активисты под Южным окружным военным судом российского Ростова-на-Дону, 15 сентября 2020 года

Настоящей неожиданностью для всех стал приговор в отношении Эрнеса Аметова: коллегия судей признала его невиновным, сняла все обвинения и постановила освободить в зале суда. После оглашения приговора остальные осужденные крымские татары по очереди пожимали Эрнесу руку, поздравляли и хлопали по плечу.

Эпизоды истории крымскотатарского народа и его мирного ненасильственного сопротивления.Марлен (Сулейман) Асанов, приговорённый к максимальному сроку лишения свободы, первым подошёл к Эрнесу Аметову с радостью за его освобождение. Следом — остальные фигуранты. Это братство. Любовь ради Всевышнего. Достойная позиция верующих мужчин.Видео: Крымская солидарность (Мумине Салиева)

Publiée par Mumine Saliyeva sur Mercredi 16 septembre 2020

Аметов вышел из здания суда с адвокатами через несколько минут после вынесения приговора. Его адвокат Айдер Азаматов узнал об этой новости, наблюдая за процессом из Крыма.

«Когда судья читал, то я думал: вернет на дорасследование? Я так в голове прокручивал: неужели выделяет дело? Но когда он начал переходить к секретным свидетелям, экспертизе, у меня внутри все просто перевернулось. Я понял, что он сейчас зачитает оправдательный приговор и, если честно, был очень рад», – говорит Азаматов.

Согласно данным судебного департамента при Верховном суде России, по статистике в 2019 году в этой стране вынесли 0,36% оправдательных приговоров. За всю историю судебных процессов по преследованию за участие в организации «Хизб ут-Тахрир», оправдательного приговора не выносили ни разу. Адвокат Азаматов связывает в данном случае такое решение с двумя факторами.

Айдер Азаматов

«Первое – это огромный общественный резонанс. Я думаю, все эти следователи и прокуроры видят, количество людей, которое приходит поддержать (обвиняемых – КР). Второе – заслуга защиты. Мы с самого начала настаивали на том, что мой подзащитный никогда не состоял в организации, о которой идет речь. Более того, я считаю, что сторона защиты полностью доказала всю несостоятельность обвинений не только в отношении Аметова, но и в отношении остальных. Ну и третье – я думаю, это такая показательная процедура: мол, видите, если лицо не является членом этой идеологии или отказался от нее, то человек может оказаться на свободе», – отметил Азаматов.

Крымские татары перед судебным заседанием в российском Ростове-на-Дону

Выхода Эрнеса Аметова из зала суда, дожидались все, кто приехал поддержать восьмерых крымских татар. В том числе и его родители.

«Я пчеловодством занимаюсь, и хочу сказать: этот день – как мед с красным перцем. Мед – вот он (кивает в сторону сына – авт.), а красный перец – там (показывает на здание суда, в котором вынесли приговор «второй Бахчисарайской группе» – авт.). Я знаю всех этих ребят, они сидят просто за веру. Ни о каком терроризме речи не идет», – говорит отец освобожденного Эрнеса, Сейяр Аметов.

Украинский омбудсмен Людмила Денисова осудила вынесенный Южным окружным военным судом в российском Ростове-на-Дону приговор по второму бахчисарайскому «делу Хизб ут-Тахрир» и призвала представителей международных миссий, правозащитных организаций и дипкорпуса «заставить Россию прекратить незаконные задержания и судилища над незаконно заключенными гражданами Украины и вернуть их на родину».

Крымские «дела Хизб ут-Тахрир»

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России и в оккупированном ею в 2014 году Крыму. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список объединений, названных «террористическими».

Защитники арестованных и осужденных по «делу Хизб ут-Тахрир» крымчан считают их преследование мотивированным по религиозному признаку. Адвокаты отмечают, что преследуемые по этому делу российскими правоохранительными органами – преимущественно крымские татары, а также украинцы, русские, таджики, азербайджанцы и крымчане другого этнического происхождения, исповедующие ислам. Международное право запрещает вводить на оккупированной территории законодательство оккупирующего государства.

Предыдущая «Мед с красным перцем». Российский суд против крымских татар: один на свободе, семерых – в колонию
Следующая Кто убил главаря группировки «ДНР» Захарченко? | Донбасс.Реалии (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *