Между двух огней? Евразия наблюдает за растущим соперничеством США и Китая


Пока соперничество между Китаем и США все увеличивается, их растущая конкуренция по-разному отражается на странах Евразии, где эти мировые силы имеют отдельный стратегический подход по сравнению с другими частями мира.

Напряженность отношений между Пекином и Вашингтоном была заметной на Аляске 18-19 марта, когда высокопоставленные американские и китайские чиновники встретились во время двухдневных переговоров, породивших публичный спор и давших понять, что нет никакой надежды на улучшение отношений в ближайшем будущем.

Первые личные переговоры на высоком уровне между двумя крупнейшими экономиками мира с момента вступления в должность президента США Джо Байдена начались с резкой критики каждой из сторон во вступительном слове перед международными СМИ.

Государственный секретарь США Энтони Блинкен , к нему присоединился также советник по вопросам национальной безопасности Джейк Салливан , жаловался на действия Китая, среди которых была также все более враждебная позиция Пекина в отношении Тайваня, притеснения против мусульманских меньшинств (прежде всего уйгуров), жестокие репрессии против демократии в Гонконге и оказание экономического давления на Австралию.

Ян Цзечи , член Политбюро и высокий представитель китайского лидера Си Цзиньпина , представлявший Пекин на Аляске вместе с министром иностранных дел Ван И , заявил, что США имеют «менталитет холодной войны» и пытаются «стравить» страны для негативного отношения к Китаю. Он также выразил резкую критику в адрес американских чиновников за то, что он назвал расовыми проблемами.

Эмоциональный дипломатический эпизод продемонстрировал жесткую позицию, которую Пекин и Вашингтон сформировали относительно друг друга, и стал сигналом для других стран, пытающихся обойти напряженность между мировыми силами, о том, что им следует готовиться к еще более сложным условиям в ближайшие годы.

Для различных стран Евразии, простирающейся от Восточной Европы до Центральной и Южной Азии, эта оценка может отличаться.

Президент России Владимир Путин (справа) и китайский лидер Си Цзиньпин. Москва, 2019 год

Несмотря на то, что в регионе растет экономическое и политическое влияние Китая, что, по мнению многих аналитиков, привлечет еще больше внимания и сопротивления со стороны Вашингтона в будущем, основная причина растущей вражды между двумя странами заключается в вопросах, касающихся в основном востока Китая, как Южно-Китайское море и растущая напряженность с Тайванем.

«Евразия не является центром конкуренции между США и Китаем», ‒ сказал Радіо Свобода Даниэль Марки , профессор из Университета Джонса Хопкинса и бывший чиновник Государственного департамента по вопросам Южной Азии.

«Это не значит, что Евразия не будет важным регионом, за которым необходимо наблюдать, но острая конкуренция разворачивается ближе к восточным берегам Китая, а не в западной части», ‒ добавил он.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Будет ли Америка бороться с «профсоюзом автократов»? Восточные берега против западной стороны

Для дальнейшего освещения этого вопроса американские чиновники встретились с союзниками в Японии и Южной Корее накануне встречи на Аляске, чтобы укрепить свои отношения и лучше координироваться по делам Китая, что является основным вопросом безопасности как для Токио, так и для Сеула.

Экономика Китая выдержала торговую войну с администрацией (ныне бывшего) президента США Дональда Трампа и уверенно восстановилась после негативных финансовых последствий, вызванных пандемией.

Ян Цзечи (справа), член Политбюро и высокопоставленный представитель китайского лидера Си Цзиньпина, который представлял Пекин на Аляске вместе с министром иностранных дел Ван И (слева). Анкоридж, штат Аляска, 18 марта 2021 года

Одной из причин такой уверенности является увеличение присутствия Китая в Евразии в течение последнего десятилетия, что в основном осуществлялось благодаря многомиллиардной инициативе «Один пояс, один путь» (BRI). Через нее профинансировались инфраструктурные проекты во всем регионе, ставшие средством укрепления политического и экономического влияния Китая.

Растущее влияние проектов, связанных с BRI, превратило Евразию в геополитическую лабораторию, в которой Китай стал ведущим промоутером развития, поскольку государственные китайские банки поддерживали дорогие строительные проекты на рискованных рынках, увеличивая влияние Пекина и создавая новые возможности для его компаний путем инвестиций в такие стратегические места, как порт Гвадар в Пакистане, железнодорожное сообщение через Центральную Азию и огромный, но проблемный нефтяной сектор Ирана.

«То, что делает Пекин по всей Евразии, является важным и будет иметь последствия, если он сможет достичь своих целей, но это нелегкое дело», ‒ сказал Марки.

Хотя Восточная Азия все еще является регионом, характеризующимся американским военным присутствием и множественностью союзников США, Евразия ‒ это сложное разнообразие стран, гораздо менее враждебно политически относящихся к Пекину.

Лидер Китая Си Цзиньпин (справа) и его тогдашний казахстанский коллега Нурсултан Назарбаев, 8 июня 2017 года

Это один из факторов, обусловивших экспансию Китая на запад региона через BRI: благосклонные государства, стремящиеся привлечь китайский капитал, и огромная территория, где США закрыли военные базы и прекращают свое присутствие в Афганистане.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Вход к дракону: сопротивление партнерству Китая Евразийские интересы

С другой стороны, вовлеченность США намного более разнообразна. Хотя Иран является передовым вопросом для администрации Байдена, такие регионы, как Центральная Азия, не являются приоритетом политики Вашингтона.

Американская заинтересованность и присутствие в Центральной Азии росли и ослабевали после распада Советского Союза, усиливаясь после вторжения в Афганистан и последующих военных кампаний против терроризма.

Поскольку Вашингтон все чаще рассматривает Китай и Россию как двух своих главных соперников на мировой арене, регион вновь стал предметом внимания, но Вашингтон не выглядит готовым конкурировать с глубокими карманами Пекина и вряд ли будет иметь такое же стремление действовать как Москва.

Одним из вопросов, который может привлечь больше внимания в условиях растущей напряженности между Пекином и Вашингтоном, является Синьцзян, где, как сообщается, правительство Китая заключило в лагеря более миллиона уйгуров и представителей других мусульманских меньшинств. США и другие западные страны все больше критикуют лагеря, и 22 марта ЕС согласился санкционировать китайских чиновников за действия Пекина в Синьцзяне.

В последние годы Пекин увеличил свою способность наблюдать за своим западным регионом, имеющим общую границу с Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, и начал жестокие расправы над тюркскими мусульманскими меньшинствами.

От большинства этих действий пострадало уйгурское население Китая, но этнические казахи и киргизы также попали в лагеря, что негативно повлияло на имидж Китая в пределах региона.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Демографический геноцид» в Китае: что происходит в Синьцзяне

В феврале 2020 года тогдашний государственный секретарь США Майк Помпео сосредоточил свое внимание на присутствии Китая в Центральной Азии во время поездки в регион, выражая беспокойство относительно коррупции, неприемлемого размера долга и насилия в Синьцзяне.

Как сообщается, жесткие взгляды против Китая привели к неустойчивости местных органов власти, которые стремятся избежать участия в спорах великих держав, и вместо этого имеют целью использовать удаленное присутствие Вашингтона, чтобы компенсировать значительный вес и влияние в регионе Пекина и Москвы.

«Центральная Азия не является полем битвы для соперничества США и Китая, но обойти это будет нелегко, учитывая, что отношения настолько плохи, а конкуренция [между США и Китаем] растет», ‒ заявила Наргис Кассенова , старший исследователь из Гарварда, изучающая роль Китая в регионе.

Но, несмотря на углубление соперничества между Пекином и Вашингтоном и сложный политический климат, ни одна из сторон не имеет большого интереса изменить свой традиционный подход к региону Центральной Азии и странам за его пределами.

По словам Кассеновой, справляться с растущим давлением конфликта сверхдержав будет все сложнее для меньших стран, поскольку они также должны считаться с Россией, которая становится все ближе к Китаю, потому что связи между Москвой и Вашингтоном все больше портятся.

Однако, по ее мнению, основные внешние игроки мало заинтересованы в том, чтобы превратить Центральную Азию или ее соседей в новую зону конфликта, тогда как другие конфликты разворачиваются по всему миру.

«Местные особенности всегда ценились, и это, скорее всего, останется неизменным», ‒ сказала она.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Крым и Донбасс в китайской политике

Предыдущая «Сидят под чьей-то «крышей»: Аксенов объявил «войну» чиновникам из-за «теневых» автоперевозок
Следующая Россия: участника акции протеста в Санкт-Петербурге приговорили к двум годам условно

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *