Мировой рейтинг «Индекс силы»: позиция украинской армии среди стран мира


Украинская армия поднялась на 29 место в мировом рейтинге «Индекса силы» проекта Global Firepower, и на 10-е – в списке сильнейших армий Европы. В то же время ее противник – Россия – держится на второй позиции, уступая только США. Насколько рейтинг отражает реальность? И почему весь мир вооружается? Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили полковник СБУ, военный эксперт Олег Стариков, волонтер, замглавы Рады военного резерва при Генеральном штабе Мирослав Гай и военный эксперт Антон Михненко.

– В отчете Global Firepower отмечается, что было проанализировано 55 факторов. Как вы оцениваете рейтинг этой организации, насколько он отвечает реальности и какие цели преследует, когда публикует такой ранжир?

Стариков: Я бы не говорил, что он глобальный. Нигде в официальных данных я не нашел, кто создал этот рейтинг, кто является конечным бенефициаром. Его создают какие-то аналитики, которые собирают данные из открытых источников. Нынешний век – век информационных технологий, 95% всей информации можно добыть из открытых источников.

Этот рейтинг включает только технические данные. Там нет морально-политического состояния, патриотического воспитания личного состава, готовности личного состава к участию в боевых действиях. Это рейтинг огневой мощи, куда включается количество населения, географическое положение, природные ресурсы, развитие промышленности.

– Адекватное место, с вашей точки зрения, среди стран мира и в Европе?

Стариков: Если брать по техническим составляющим, то, в принципе, адекватное.

Гай: Достойное место. С учетом того, что мы с 2013 года возрождаем нашу армию.

Ситуация во много поменялась позитивно, но это не отменяет негативных факторов, таких как отток людей из армии с боевым опытом. Военкоматы заявили, что может быть сорвана призывная кампания. Есть ряд факторов, которые не вошли в этот рейтинг.

Но я звонил в свою бригаду, они полностью перешли на новые стандарты питания. Если еще два месяца назад питались кашей с небольшим количеством мяса, то сейчас у них развернулась полноценная столовая.

По практичным вещам я могу сказать, что реформы есть. Я наблюдаю новые виды вооружения, я познакомился с большим количеством молодых курсантов в военных академиях, которые проходят обучение уже по некоторым стандартам НАТО. Уже происходят подвижки в образовании по совмещению.

Работа глобальная и Украина выделяет в процентном соотношении от ВВП 5% на свою оборону. Мы выделяем огромное количество денег, структура не в состоянии не заметить таких вливаний, поэтому реформы будут.

– Несколько цифр из этого отчета индекса силы: общая сила авиации Украины – 240 воздушных суден, 2200 боевых танков, боевых машин почти 12 тысяч, 1300 самоходная артиллерия, 1700 тягловой артиллерии, 625 ракетных установок, в активе военно-морских сил 25 суден. Также при населении 44 миллиона в Украине 1,2 миллиона военного персонала, из них актив 182 тысячи, миллион – резерв. Бюджет обороны чуть менее 5 миллиардов долларов. Олег, зачем такие списки создаются? Или это статистика ради статистики?

Стариков: Если бы было понятно, кто конечный бенефициар, мы бы ответили на этот вопрос. Но с другой стороны, это очень интересно, потому что это открытые данные. Если, например, хочется узнать как другая армия вооружена, не надо шариться по сайтам и искать.

В чем есть большая проблема. Вы назвали цифры, но большинство осталось со времен бывшего Советского Союза. Я за полтора года так и не выяснил какой процент новых, а не модернизированных, вооружений в сухопутной составляющей.

Российская Федерация в настоящее время перевооружила свою сухопутную составляющую на 42%. И военно-космические силы на более 70%.

Кстати, военный бюджет США можно узнать на сайте до отдельной роты, сколько личного состава и сколько поступает денег.

Гай: У нас есть новые вооружения. Появились новые БТРы, снайперский комплекс, новые виды автоматического стрелкового оружия.

Мирослав Гай, волонтер, замглавы Рады военного резерва при Генеральном штабе

– Антон, как вы прокомментируете 29 место в мире в этом рейтинге? И нужно ли стремиться подниматься в следующем году?

Михненко: Я очень скептически отношусь ко всем этим рейтингам. В частности, рейтинг, который был презентован, имеет много нюансов, которые можно опровергнуть. Там большинство цифр не соответствует по каждой стране, которая приведена. И у меня создается впечатление, что он составлялся с точки зрения эмоциональной составляющей. Например, если пройтись по Украине, то у нас нет такой численности вооруженных сил как 1,18 миллион человек. У нас всего 255 тысяч человек.

Следующий момент, касательно оборонного бюджета. Не понятно, какую цифру они брали: то ли расходы на оборону в целом государства, то ли расход на вооруженные силы.

Можно пройтись и по другим странам, по Польше пишут численность вооруженных сил 184 тысячи человек, это тоже неверно, у них 129 тысяч человек. И цифра, которую они тратят на бюджет тоже не соответствует. По Российской Федерации тоже есть несоответствия.

– А каким данным можно доверять? Как стоит оценивать боеспособность Вооруженных сил Украины?

Михненко: Если посмотреть рейтинг по Европе, то мы где-то в десятку может быть и входим. Здесь должно быть очень много критериев. И главный должен составлять боеготовность вооруженных сил и оснащенность необходимым современным вооружением. В рейтингах всегда нужно учитывать много нюансов.

Обучение по стрельбе из зенитно-ракетных комплексов, Херсонская область 2 ноября 2018 года

– Олег, тройка мировых лидеров: США, Россия, Китай. Россия на втором месте, учитывая, что у нее 47 миллиардов долларов тратится на оборону, в то время как у США 646 миллиардов долларов, у Китая – 151 миллиард долларов. За счет чего Россия обходит Китай?

Стариков: Россия является правопреемником Советского Союза и военно-космический комплекс остался у нее. Также обходят за счет военно-морского флота. В России подводный флот сильный, и ракетные войска стратегического комплекса, делают новые комплексы.

Но одно дело испытания, а другое дело – ставить на боевые дежурства и реальное попадание в цель. Россияне боятся, что сейчас США, НАТО подводят противоракетные обороны в Румынию, Польшу.

Украинские военные на американо-украинских учениях Rapid Trident-2018, недалеко от Львова, 6 сентября 2018 года

Гай: Они не просто бояться, у них это одна из основных внешних угроз, прописанных в доктрине Российской Федерации.

– Мы уже обсудили, что рейтингу, вероятно, полностью доверять не стоит, но 29 место против 2 места. Украина де-факто воюет с Россией. Есть ли шансы в этом противостоянии в случае открытой агрессии?

Стариков: Война ведется не в трех измерениях, а в четвертом, самая основная, – информационная война. Никаких широкомасштабных операций не будет.

– А зачем Россия и весь мир вооружаются?

Стариков: Это теория глобального удара. Идет система запугивания, система сдерживания.

Гай: По военной доктрине России, которая с 2021 года будет уже новая, главным противником является расширение НАТО.

Украина задекларирует на уровне Конституции стремление в НАТО, уже уходит из геополитического влияния Российской Федерации, соответственно, Россия будет накапливать это вооружение на границах с нами. Как только мы получим план членства НАТО, мы увидим как Россия будет дестабилизировать тут ситуацию.

Представитель России в ООН четко сказал: «Мы готовимся к войне». Такими фразами не разбрасываются. Они ежегодно проводят массовые учения. Они готовятся к военному противостоянию. Будет ли оно – неизвестно, но Европа и НАТО не имеют права не реагировать.

Предыдущая Сутки в ООС: боевики проявили наибольшую огневую активность у Крымского, ранены двое украинских военных
Следующая Порошенко приветствовал расширение санкций США против России из-за Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *