«Мы дали присягу». Пять лет назад тральщик «Черкассы» пытался прорвать блокаду на Донузлаве


Пять лет назад, во время аннексии Россией Крыма, в заливе Донузлав российские поенные заблокировали корабли украинского флота. 21 и 23 марта 2014 года тральщик «Черкассы» предпринял две попытки вырваться из залива в открытое море, обе закончились неудачей.

Российские военные сделали все, чтобы тральщик не смог покинуть Донузлав – даже затопили на входе в залив два корабля. После того как «Черкассы» попытались пройти между ними, российский катер ударил украинское судно в бок и посадил на мель. 25 марта украинский тральщик захватили российские военные.

Капитан 2-го ранга Юрий Федаш , командовавший в 2014 году тральщиком «Черкассы», в эфире Радио вспоминает о событиях пятилетней давности.

– Это была переломная страница, точка отсчета. Мы были первыми, кто понял, что обстановка уже не изменится, и нужно что-то делать. Исходя из ситуации, надо было принимать неординарные решения. Экипаж был готов к этому, другого выхода не было. Да, можно было действовать интереснее, но поскольку корабль уже не мог сопротивляться, экипаж не был предназначен для борьбы с российским спецназом. Соответственно, после переговоров мы вышли с оккупированной территории.

С одной стороны, тут нечем гордиться: корабль захвачен, сейчас его не вернуть. С другой стороны, мы показали пример того, что не надо бояться, надо действовать в любой ситуации. При этом часть экипажа была настроена пророссийски – 14 человек. В первые дни я держал их на контроле и высадил с корабля на плавсредствах. Это способствовало улучшению боевого духа, не было никакой паники.

Юрий Федаш

Юрий Федаш отмечает, что в марте 2014 года украинские военные не были готовы к решительным действиям против российских военных, тем более к боевым.

Командир украинского рейдового тральщика «Геническ», старший мичман Александр Бойчук также участвовал в обороне Донузлава. Он рассказал, как отказался от благ, которые ему предлагали российские военные за переход на их сторону.

– Юрий Федаш пытался оттянуть затопленный российский корабль своими силами, просил о помощи, но никто из украинских судов не согласился. Я, со своим пластиковым корпусом, не рискнул пойти на таран, потому что я тоже там бы остался. Таких кораблей, чтобы именно таранить, у нас в Донузлаве не было. Вообще, в таких ситуациях настроить экипаж помогает личный пример командира, патриотизм, ну и все-таки мы дали присягу на верность украинскому народу. Это все вместе повело мой экипаж лично за мной. Мы пытались сделать все, что могли, экипаж был со мной до последнего. Мне звонили, предлагали жилье, деньги, награды, но у меня дети, жена, совесть, Украина, и я не повелся. С экипажем такие разговоры не вели.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Александр Бойчук вспоминает, что уже после захвата его корабль отвели к берегу и экипажу дали час на сборы.

– Все вещи у нас обыскали, чтобы мы ничего лишнего не вынесли. Информацию с телефонов удалили, мой телефон вообще забрали. Подогнали маршрутку, посадили экипаж, а мне места не хватило. Я сказал, что пойду пешком, и меня в сопровождении двух автоматчиков вывели за территорию части. А я там дальше уже с помощью друзей добрался до Новоозерного. Нашел телефон и позвонил жене в Евпаторию, она меня забрала. Потом мы с экипажем встретились в Одессе и поехали в Киев докладывать.

Офицер гражданско-военного сотрудничества ВСУ, экс-сотрудник Крымского медиа-центра при Министерстве обороны Украины Алексей Мазепа указывает на то, что многие украинские военные остались верными присяге, даже несмотря на обработку российской пропагандой и прочими методами убеждения.

Алексей Мазепа

– Украинские военные в течение фактически полутора месяцев удерживали воинские части без применения оружия, удерживали российских оккупантов от дальнейших шагов. Для последних это было огромным удивлением, когда оказалось, что украинцы не собираются сдаваться и готовы держаться до последнего. Потому что российская пропаганда действовала очень-очень жестко. Я жил в Крыму, и в последнее время перед аннексией видел различные расцветающие пророссийские движения. Кроме того, россияне в Балаклаве построили целый городок для военнослужащих, а у украинских ВМС такого, к сожалению, не было. Зарплата матроса российского флота, который только пришел, на тот момент составляла около тысячи долларов. Украинские на тот момент были в 2-2,5 раза меньше. Россияне не учли тот фактор, что у большинства украинцев есть честь и достоинство.

Режиссер военной драмы «Черкассы» Тимур Ященко заключает, что уже довольно скоро будет готов рассказать историю тральщика на большом экране.

Режиссер Тимур Ященко на съемках

– Это военная драма, рассказывающая об объективном поражении. Фильм еще на стадии реализации. Были проблемы, внутренняя кухня, но мы справились, и сейчас фильм на цветокоррекции. Где-то через месяц он будет готов. Было тяжело: «трудный ребенок». Но все справились. Пришлось делать декорацию, мы взяли похожий буксир – и это была такая большая, но успешная инвестиция. Проблемы больше были по другой части. Можно с уверенностью сказать, что картина на финальной стадии. Будет две версии фильма: одна для демонстрации в Украине, другая фестивальная.

Справка: В течение трех недель в марте 2014 года оборону на озере Донузлав держали 48 моряков «Черкасс» из экипажа общей численностью 65 человек. Даже после захвата корабля команда отказалась спустить украинский флаг. Это сделали сами россияне – уже после того, как с борта сошел последний украинский моряк. Корабль противоминной обороны «Черкассы» Россия не вернула Украине.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая Запад может усилить ответ на агрессию России в Азовском море. Мысли дипломатов и экспертов
Следующая В июне в Гааге состоятся слушания по крымским искам Украины против России – МИД Украины

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *