«Мы движемся к полу-Брекзиту». Почему британские министры ушли в отставку


«Прошло больше двух лет с тех пор, как британский народ проголосовал за выход из Европейского союза – после недвусмысленного обещания, что это позволит людям вернуть себе контроль над их демократией. Им сказали, что они смогут контролировать иммиграционную политику, вернуть британские деньги, которые сейчас тратит ЕС, а главное, смогут принимать законы – независимо и в интересах народа страны. Целью Брекзита было дать возможность и надежду, шанс сделать все по-другому, стать более динамичными, максимально раскрыть возможности Соединенного Королевства как открытой миру глобальной экономики. Эта мечта умирает, задушенная ненужными сомнениями».

Это начало письма об отставке, которое премьер-министру Терезе Мэй написал министр иностранных дел Борис Джонсон: экс-мэр Лондона и популяризатор истории, обладатель копны соломенных волос и яркой харизмы, один из лидеров кампании за выход Великобритании из ЕС, которого после референдума прочили в премьеры – но который так и не смог им стать.

Борис Джонсон на Даунинг-стрит, 10

Менее чем за сутки до Джонсона об отставке объявил Дэвид Дэвис , министр по делам Брекзита, который вел переговоры с ЕС.

Причина их решения – несогласие с планом Мэй по «мягкому Брекзиту». Правительство одобрило этот план в пятницу – на заседании в Чекерсе (официальной загородной резиденции премьера). Мэй предупредила, что министрам, которые выступят против согласованной позиции, придется покинуть кабинет.

План, который полностью обнародуют в четверг, 12 июля, предусматривал несколько «мягких» решений ключевых проблем, с которыми столкнулась Великобритания, готовя выход из ЕС:

  • Поддержание общих с ЕС правил торговли, необходимых, чтобы обеспечить беспрепятственное перемещение товаров через границу.
  • Заключение нового таможенного соглашения, которое позволит отказаться от контроля между Великобританией и ЕС, будто у них «объединенная таможенная территория».
  • Окончание режима «свободного передвижения» и возвращение контроля над количеством въехавших в страну людей, но при этом введение правил, позволяющих гражданам Британии и ЕС свободно путешествовать и подавать запрос на разрешение учиться и работать.
  • Эта версия Брекзита позволит не устанавливать реальную границу с Ирландией. (Это единственная сухопутная граница Великобритании с ЕС, куда входит Ирландия, и введение на ней настоящего пограничного режима оказалось одним из самых сложных вопросов переговоров.)
  • Великобритания покинет юрисдикцию Европейского суда, но в некоторых областях «общих правил» будет учитывать его решения.

Вариант «мягкого Брекзита» был принят Мэй после почти двух лет тяжелых переговоров с ЕС, когда альтернативой ему, по всей видимости, был либо выход на очень жестких условиях, вроде установления реальной границы с Ирландией, либо выход вовсе без соглашения с ЕС – последствия таких шагов для экономики Великобритании труднопредсказуемы. В ситуации, когда значительная часть населения Великобритании выступает вообще против выхода из ЕС, Мэй выбрала мягкий вариант.

Наиболее радикальные сторонники Брекзита объявили этот план предательством воли избирателей, высказавшихся на референдуме два года назад.

Дэвид Дэвис

Дэвид Дэвис, который вошел в правительство в июле 2016 года после референдума и возглавлял переговоры о «разводе» с ЕС, также направил Мэй письмо об отставке, в котором критиковал ее нынешний курс:

«Уважаемый премьер-министр,

как Вы знаете, было немало случаев, когда я не соглашался с линией «номера 10» (неофициальное название резиденции премьера в Лондоне, Даунинг-стрит, 10. – Прим.)… Каждый раз я принимал коллективную ответственность, потому что это было частью моей задачи по поиску работающего компромисса и потому что я считал по-прежнему возможным выполнить решение референдума и наши обещания покинуть таможенный союз и единый рынок. Я боюсь, что нынешний политический и тактический тренд делает это все менее вероятным…

Решение кабинета в пятницу кристаллизовало проблемы. Из-за него, по моему мнению, предполагаемый контроль парламента [над Брекзитом] неизбежно окажется скорее иллюзорным, нежели реальным.

Политика «общих правил» отдает ЕС контроль над значительной частью нашей экономики и определенно не возвращает реальный контроль над нашими законами…

Конечно, это сложная область суждений, и возможно, вы правы, а я нет. Но даже в таком случае мне кажется, что в национальных интересах – чтобы этот пост занимал человек, который с энтузиазмом верит в ваш подход, а не тот, кто неохотно призван это делать. Поэтому с благодарностью за предоставленную возможность служить [обществу] и с великим сожалением сообщаю о немедленной отставке.

Всегда ваш, Дэвид Дэвис».

Тереза Мэй

Тереза Мэй написала экс-министру ответное письмо, начинавшееся словами «Дорогой Дэвид», в котором поблагодарила его и выразила сожаление тем, что он покинул правительство за восемь месяцев до назначенной даты Брекзита (29 марта 2019 года), а также заявила, что правительство консерваторов сможет выполнить решение референдума и свои обещания и что ее план соответствует им:

«Парламент будет решать, поддерживать ли соглашения, о которых договорилось правительство. Закончится прямое действие законов ЕС. Там, где Соединенное Королевство решит применить общие с ЕС правила, каждое из них будет одобрено парламентом. Отказ от некоторых правил будет иметь последствия в доступе к рынкам, сотрудничестве в сфере безопасности или беспрепятственном пересечении границы – но это будет решением нашего суверенного парламента».

Джонсон в своем письме, которое было обнародовано вечером в понедельник, оспаривает этот тезис премьера, заявляя, что правительство затянуло с важными решениями, в частности, с подготовкой к выходу из ЕС без соглашения с Европейским союзом – то есть к самым жестким сценариям Брекзита:

«В результате мы движемся к полу-Брекзиту, при котором значительные области экономики по-прежнему блокированы системой ЕС, но без контроля Великобритании над этой системой…

Сейчас очевидно, что мы в начале переговоров признали, что не сможем принимать собственные законы… В феврале на встрече в Чекерсе я описывал свою фрустрацию на посту мэра Лондона, когда мы пытались защитить велосипедистов от грузовиков. Мы хотели понизить уровень окон в кабинах, чтобы улучшить видимость для водителей, – и хотя подобный дизайн [кабин] уже был на рынке, и несмотря на ужасный поток смертей, в основном женщин-велосипедисток, нам сказали, что нужно подождать, пока ЕС примет законодательство по этому вопросу…

Если страна не может принять закон, чтобы сохранить жизни велосипедисток, когда предложение поддержано на всех уровнях британского правительства, – я не вижу, как ее можно назвать независимой.

В пятницу я поздравил вас с тем, что кабинет, по крайней мере, принял решение, как двигаться вперед. Теперь у правительства есть песня, чтобы ее петь. Проблема в том, что я практиковался в словах все выходные и обнаружил, что они застревают у меня в глотке. Мы должны нести коллективную ответственность. Поскольку я не могу по совести отстаивать эти предложения, я с грустью пришел к выводу, что должен уйти».

Раскол у консерваторов, среди которых есть и сторонники, и противники Брекзита, может иметь тяжелые последствия для Мэй. Один из самых радикальных сторонников Брекзита Найджел Фарадж написал в твиттере: «Браво, Борис Джонсон. Теперь давайте, пожалуйста, избавимся от ужасной Терезы Мэй и вернем назад Брекзит». Некоторые комментаторы прочат Джонсона в следующие премьеры.

По правилам консерваторов, вопрос о недоверии лидеру партии могут поставить 48 депутатов (из 316 в парламенте), однако пока о внутрипартийном восстании речи не идет – даже если ей бросят вызов, сейчас Мэй поддерживает большинство депутатов. Отвечая на вопрос журналиста о такой возможности, премьер ответила: «Хорошая попытка, но у меня есть работа – сделать то, чего хочет британский народ».

Президент Европейского совета Дональд Туск прокомментировал отставку Дэвиса и Джонсона так: «Политики приходят и уходят, но проблемы, созданные ими для людей, остаются. Я могу только сожалеть, что идея Брекзита не ушла вместе с Дэвисом и Джонсоном. Хотя… кто знает?»

Однако Мэй уже заявила, что не собирается выносить соглашение с ЕС по Брекзиту на новый референдум.

Тереза Мэй и Дональд Туск, июнь 2018 года

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая «Нескрепное» соседство: почему Леонида Кучму хотят лишить звания почетного севастопольца
Следующая «Нескрепное» соседство: почему Леонида Кучму хотят лишить звания почетного севастопольца

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × пять =