«Мы живем в бандитском анклаве, тут не работают законы» – крымский журналист


Подконтрольный России Мировой суд Ялты 22 октября арестовал на 15 суток ялтинского активиста, блогера и журналиста Евгения Гайворонского. Об этом корреспонденту рассказал адвокат Алексей Ладин. Гайворонского обвинили в уклонении от лечения наркозависимости по статье 6.9.1. российского Кодекса об административных правонарушениях (Уклонение от прохождения диагностики, профилактических мероприятий, лечения от наркомании и (или) медицинской и (или) социальной реабилитации в связи с употреблением наркотических средств).

Это не первый раз, когда Гайворонского арестовывают. Напомним, 7 апреля онвышел из симферопольского изолятора временного содержания после 12 суток ареста, назначенного ему в рамках админправонарушения по части 1 статьи 6.9 КоАП России (употребление наркотических веществ без назначения врача). В употреблении наркотиков Евгения Гайворонского обвинили после того, как он начал писать в соцсетях проукраинские посты и активно критиковать российские власти. После освобождения он рассказал о 12 днях ареста, причинах смены политических взглядов и планах на дальнейшую жизнь.

Первая часть интервью о задержании и содержании под арестом журналиста была опубликована в апреле 2019 года. напоминают, как это было.

Журналиста задержали 26 марта, предъявив обвинение в употреблении наркотиков. Ранее, 6 марта, российские силовики провели обыск в его доме, изъяв всю технику журналиста. Согласно решению российского Мирового суда Ялты, журналист провел 12 суток под арестом и теперь обязан пройти лечение от наркотической зависимости.

Евгений Гайворонский отрицает обвинения в употреблении наркотиков и говорит, что даже теоретически не имел такой возможности, поскольку весь день перед задержанием провел с силовиками.

Журналист говорит, что после его проукраинских высказываний и постов в соцсетях сотрудники Центра по противодействию экстремизма МВД России (Центр «Э») угрожали ему и его семье, говоря, что «их не станет». В Центре «Э» эти заявления не комментируют.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Евгений Гайворонский, напомним, родился в Донецке, учился на журфаке и занимался журналистской деятельностью. В Ялте живет несколько лет. В 2014 году был активным сторонником «крымской весны». Работал пресс-секретарем в местной пророссийской общественной организации «Народное единство», активисты которой в марте 2014 года собирали подписи за проведение «референдума» о «присоединении» полуострова к России. Затем Гайворонский редактировал пророссийский «Евразийский журнал», хвалил президента соседней России Владимира Путина за его ежегодное послание, которое транслировалось на набережной Ялты.

Некоторое время Гайворонский был корреспондентом крымской редакции российского издания «Комсомольская правда» . После увольнения из него стал сотрудничать с севастопольским изданием «Примечания» , которое называют оппозиционным за критику местной власти.

В феврале прошлого года Гайворонский заявлял о нападении на него в Ялте, обвинив в этом местного бизнесмена Дмитрия Тюкаева . Тот все обвинения отрицает, хотя и не скрывает, что у него с журналистом личный конфликт.

В марте нынешнего года журналист неожиданно сменил политические взгляды и начал публично поддерживать Украину. После нескольких откровенных постов в соцсетях от него публично отвернулись многие крымские активисты и редакция «Примечаний».

В конце концов к журналисту пришли с обыском вооруженные российские силовики, которые, по его словам, «под автоматами загнали его в квартиру», угрожали, оскорбляли, порвали российский паспорт и в итоге обвинили в употреблении наркотиков.

«В камере мне стало понятнее, что испытывают дельфины в дельфинариях»

– Евгений, вы уже успели сообщить, что в течение 12 дней в изоляторе Симферополя на вас давили и вам угрожали. Как это происходило? Кто это делал?

– Приезжало руководство Центра «Э» МВД Крыма (управления МВД России по Крыму – КР). Я написал заявление об отказе от гражданства России и пояснил, что оно получено незаконно. Они опросили меня и записали показания так, будто я подделал документы. Я распознал подвох и вписал своей рукой, что ни о какой подделке речь не шла – я просто сдал в суд пакет документов, изготовленных юристом, который заявил, что Россия всем паспорта просто так раздает и что я по изготовленным им документам тоже получу. Я сделал это в качестве эксперимента, что отражено в протоколе.

Полицейских это огорчило. Сначала мне говорили, что я, как Гриб ( Павел Гриб , украинский политзаключенный, осужденный в России за «содействие террористической деятельности» – КР) и Сенцов ( Олег Сенцов , украинский режиссер, осужденный в России за «подготовку терактов в Крыму» – КР) поеду в колонию и буду подвергнут издевательствам, как они.

Потом говорили, что состряпают фейки о моем сотрудничестве с ФСБ и через свои связи в СБУ посадят меня в мариупольскую тюрьму. Потом говорили, что порешают, чтобы в Украине (на материковой Украине – КР) меня забрали в «специальные пыточные войска» (о чем идет речь, журналист не уточнил – КР), где я буду пытать людей монтажной пеной.
Потом предлагали сотрудничество, что, мол, в Крыму ситуация тяжелая, власть Путина и Аксенова ( Сергей Аксенов , глава подконтрольного России крымского правительства – КР) слаба. Угрожали, что будут постоянно упаковывать меня под арест, пока я не соглашусь на их условия. На все провокации я отвечал отказом, их это бесило.
Требовали пароль от отнятого во время ограбления (обыска 6 марта – КР) айфона – не дал. Сказали, что им плевать на закон, что украинский паспорт не отдадут. Говорили, что, может, суд решит отдать мне украинский паспорт, если сделаю так, как они говорят. Было тяжело, но я выстоял под этим прессингом.

– С кем вы находились в камере? В каких условиях? Какой был распорядок дня?

– Большую часть срока я был один. В первой половине срока со мной чуть-чуть посидел очень хороший человек, крымский татарин. Он подкармливал меня. Потом снова один. Потом еще пару дней с молодым пареньком. Видимо, график был – чтоб я перед ключевыми атаками специалистов Центра «Э» был в одиночестве.
Приглушенный ночной свет меняли на яркий около 6:00 утра. Между 6:00 и 8:00 утра – уборка камеры. В 8:00 – скудный завтрак. В 9:00 – обход персоналом изолятора. В 1 0:04:56 0:00


– По каким статьям были арестованы ваши сокамерники? Как они к вам относились?

– Арестованные относились ко мне хорошо. На прогулках я им периодически проводил политинформацию. Кстати, процентов 90 прямо говорят, что «при Украине» жили намного лучше. Выражали надежду на возвращение в Украину.

«Всех общающихся с надо выставить наркоманами»

– Чем вы занимались под арестом 12 дней?

– Все эти 12 дней я в основном думал. Вспомнил, что у сторонников Порошенко ( Петр Порошенко , действующий президент Украины, кандидат в президенты на выборах 2019 года – КР) лозунг – «Думай», и соответствовал. Была своеобразная информационная детоксикация – 12 дней без соцсетей. Приходили интересные мысли, понимание картин в целом. Два-три часа ты интересные мысли подумаешь, а потом скучно и тяжело, конечно. Но я держался. Помогала вера в то, что Крым снова скоро станет Украиной и все не зря.

– Уже находясь в следственном изоляторе, вы заявили, что связываете свой арест с интервью . На чем основаны такие выводы?

– Через два часа после интервью ко мне приехала бригада Центра «Э». Мне давали понять, что в Крыму жестко пресекается общение с нелояльной Аксенову международной прессой. Между собой говорили, что всех общающихся с надо выставить наркоманами.

– Вы говорили, что вам страшно за свою жизнь в Крыму и жизнь своих близких. Чего или кого именно вы опасаетесь?

– Сотрудников МВД Крыма, ФСБ, личной гвардии Аксенова и Ростенко ( Андрей Ростенко , советник Сергея Аксенова, экс-глава администрации Ялты – КР). Мы живем в бандитском анклаве, тут не работают законы. Регулярно приходят угрозы. И прямо тебе в лицо силовиками озвучиваются угрозы. Не знаешь, что придет в голову зомбированным пропагандой охранителям оккупационного режима.

– Вы заявляли, что после ареста подали заявление с просьбой считать вас «гражданином Украины». Почему? Связано ли это с тем, что во время обыска силовики порвали ваш российским паспорт?

– Что тут (в Крыму – КР) на самом деле происходит, я понял около двух лет назад. После вооруженного ограбления (обыска у Гайворонского 26 марта – КР) картинка полностью сложилась. Пришло понимание, что пора действовать. Тут дело даже не в том, нравится кому-то Украина или нет. Украина – это сегодня единственный шанс спасения для Ялты и Крыма от варварского уничтожения, которое происходит в рамках путинского «экономического фашизма». За месяц я изучил современную Украину по ключевым СМИ и соцсетям и увидел, что пока Крым в России ускоренно деградировал, Украина прогрессировала в свободное симпатичное государство. Когда уже полностью понимаешь всю суть и правду, надо стоять за них до конца.

– Вы действительно считаете себя гражданином Украины в Крыму?

– Да. И даже по Конституции России, Крым – это Украина. Чем больше людей в Крыму будут заявлять о том, что граждане Украины живут тут под оккупацией, тем быстрее мы вернемся домой в Украину. Я никогда не отказывался от украинского гражданства, не давал присягу и не нарушал ее. В отличие от кучи крымских госслужащих-коллаборантов…

Предыдущая В Крыму российские полицейские нашли марихуану в багажнике автомобиля
Следующая Миллиарды в воду: как в Крыму решают проблему водоснабжения

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *