«Мы не дадим тебе шахидом умереть». История Исмаила Рамазанова от возбуждения двух уголовных дел до снятия всех обвинений


Год назад силовики провели обыск в доме крымского татарина Исмаила Рамазанова, а через сутки ему выдвинули обвинения в экстремизме и хранении патронов. Казалось, что это очередная долгая история очередного политзаключенного с обвинительным приговором в конце. Но уже через полгода Рамазанова отпустили из СИЗО под домашний арест, а позже защите удалось добиться снятия обвинений в хранении боеприпасов, а позже – прекращения дела по экстремизму.

Ранним утром 23 января сотрудники ФСБ обыскали дом родителей фермера Исмаила Рамазанова в поселке Новый Мир под Симферополем. Мужчину задержали по подозрению в пропаганде экстремизма с помощью интернета (ч.1 ст. 282 УК России) и незаконном хранением боеприпасов (ч.1 ст. 222 УК РФ). Позже Рамазанов подробно расскажет, как в ходе обыска правоохранители избивали его и душили пакетом, выбивая признания (при этом следователь Алиса Глухова с его родителями находилась в соседней комнате), как запугивали родных и подбросили ему 24 патрона под матрац, как увезли в неизвестном направлении, продолжая коллективно избивать на полу ГАЗели.

«В комнате стояло 3-4 человека: Шамбазов, который не скрывал, что это он, Максименко – провокатор, который был в маске, и еще пару силовиков в камуфляже, масках и шевронах ФСБ. Я не отвечал ни на какие вопросы. Один из них обошел меня, встал сзади кресла за спиной, каким-то полотенцем обхватил мне шею и начал душить. Двое других начали бить меня в область почек и живота. Я начал кричать, а Шамбазов и Максименко начали закрывать мне рот какой-то курткой. Дверь в комнату была закрытой, за ней в зале стояли, мама отец, брат и другие сотрудники ФСБ. Я просил, чтобы они перестали меня бить, они послушались и начали задавать вопросы про рацию и какие-то экстремистские высказывания», – вспоминает то утро Рамазанов.

Пытки со стороны силовиков продолжились в ГАЗели по дороге в управление ФСБ. По словам Исмаила Рамазанова, его избивали настолько сильно, что в итоге он потерял сознание:

«Когда мы выехали на евпаторийскую трассу в сторону Симферополя, они начали мне закрывать глаза и натягивать капюшон – наверное, чтобы я не видел куда мы едем. Потом глаза начали чем то обматывать. В итоге они натянули мне на голову черный тряпичный мешок. Но он все равно просвечивался, и чтобы убедиться, вижу ли я что-то, ФСБшник начал водить мне перед лицом средний палец. Кто-то из них говорит: «Этот чурка все равно все видит». Потом они внезапно начали меня избивать со всех сторон. Один, который сидел сбоку, постоянно метил мне кулаком в висок. Другой бил в область печени. Это, кстати, было все зафиксировано в ходе медосмотра. Я, как мог, пытался уворачиваться от ударов. Сначала я начал читать шахаду молитву на арабском языке. А Шамбазов говорит: «Не переживай, мы не дадим тебе шахидом умереть, не думай, что так легко отделаешься мы еще долго тебя будем пытать». Я говорю: «Побойтесь Аллаха». А они отвечают: «Ты бойся нашего бога, мы твоего не боимся». На каждую просьбу прекратить избиение они были с новой силой».

Со своим защитником, адвокатом международной правозащитной группы «Агора» Алексеем Ладиным , Рамазанов впервые увиделся только вечером следующего дня – на заседании Симферопольского районного суда Крыма по избранию ему меры пресечения. На тот момент мужчина ничего не ел более 35 часов, чувствовал себя крайне плохо, не мог стоять на ногах из-за сильной боли. Несмотря на это, Рамазанов нашел в себе силы заявить об избиении и психологическом насилии со стороны правоохранителей, добавив, что один из пытавших его присутствовал в зале. Однако судья Ирина Кириллова перебила Исмаила, посчитав эту информацию неуместной.

«Кроме избиения, никаких заболеваний у меня нет. Меня избили сотрудники ФСБ вчера утром, в доме моих родителей, и в машине, когда увозили в неизвестном направлении. В больнице я обращался за помощью, но врачи упорно отказали. У меня болит бок, затылок и голова. Я не знаю, смогу принимать участие в заседании или нет», – сказал тогда Рамазанов.

Ладин попросил вызвать «скорую» своему подзащитному для оказания медпомощи и обследования. Прокурор выступил против и предъявил медицинское заключение, в котором зафиксированы следы побоев, но указано, что состояние здоровья Рамазанова удовлетворительное. В итоге, судья разрешила Исмаилу отвечать сидя, но не увидела причин для вызова ему врача. Также она не нашла оснований избрать Рамазанову иную меру пресечения, кроме содержания в СИЗО, и отправила его в изолятор на один месяц.

Исмаил Рамазанов и Алексей Ладин во время судебного заседания, 24 января 2018 года

В материалах, которые суду предоставил следователь, говорилось, что Рамазанова подозревают в распространении суждений, направленных на разжигание межнациональной розни, с помощью интернет-рации Zello. Силовики утверждали, что у них есть аудиозаписи высказываний Рамазанова с признаками экстремизма. Но в качестве доказательства преступления следствие представило только заключение эксперта-лингвиста ФСБ Виноградова, который уже участвовал в делах Сулеймана Кадырова и Игоря Мовенко.

«Мой подзащитный проявил большое мужество. Несмотря на пытки, которым он подвергся со стороны сотрудников ФСБ, признательные показания они из него не выбили. Он отказался от дачи показаний и свою вину не признал. На самом деле это подвиг», – рассказал после заседания адвокат Алексей Ладин.

Полгода в условиях, унижающих человеческое достоинство

Впоследствии суды продлевали арест Рамазанову каждый месяц на протяжении полугода – до середины июля 2018-го. На каждом заседании сторона обвинения мотивировала ходатайство одинаково – необходимостью провести следственные действия. При этом никаких следственных мероприятий с Рамазановым не проводили. Ему лишь предъявили обвинение, и то незаконно – с участием защитника по назначению, хотя следователь знал, что у обвиняемого есть адвокат по соглашению.

«За пять месяцев с ним не провели ни одного следственного действия. Все это время, пока он содержится в СИЗО, следователь Алиса Глухова не удосужилась дойти до него и выполнить свою обязанность – реализовать его права и ознакомить с экспертизами. Из месяца в месяц в суде она заявляет, что необходимо что-то сделать, и суд на основании этого продлевает Рамазанову арест, а в итоге следствие продолжает ничего не делать. Это порочный круг», – объяснял Ладин ситуацию.

Алексей Ладин

Адвокат систематически подавал жалобы на бездействие следствия и заявления о привлечении к уголовной ответственности сотрудников правоохранительных органов, которые избивали Рамазанова в служебном автомобиле (предположительно, ФСБ). Но Следком и суды с таким же упорным постоянством отказывали защите в удовлетворении всех жалоб и заявлений.

Кроме того, Рамазанов просил провести дактилоскопическую и биологическую экспертизы якобы найденных у него патронов, чтобы доказать отсутствие на них своих отпечатков, а также опознание и очную ставку с конвоировавшими его после задержания правоохранителями и с главным свидетелем по делу – администратором группы Zello, неким Максименко, который оказался однофамильцем одного из избивавших Ремазанова силовиков. Но и в этом следователь отказала.

В СИЗО у Рамазанова ухудшилось здоровье. После избиения и без надлежащей медпомощи у него начали болеть почки и опухать ноги. Да и сами условия содержания в изоляторе, по словам Ладина, не только не соответствуют российскому законодательству, но и «унижают человеческое достоинство».

«В камере площадью 12,5 квадратных метров содержится пятеро человек на четыре койки, все спят по очереди. Помещение практически не проветривается, окно настолько маленькое, что они просят не закрывать «кормушку», через которую передают еду. На потолке образовались какие-то наросты, грибок, что-то капает. Учитывая, что сверху находится камера для больных туберкулезом, – это весьма печально», – описывал обстановку адвокат.

Из осады в наступление

12 июля Симферопольский районный суд не продлил Рамазанову арест в СИЗО. Такое решение было прогнозируемым: согласно российскому УПК, максимальный срок содержания под стражей – полгода, у Исмаила он истекал 23 июля.

«Следователь попытался продлить арест еще на 7 суток, чтобы дотянуть до этих полгода. Смысловой нагрузки в продлении нет: он все равно ничего не успевал по делу. Это делалось просто для того, чтобы подольше держать моего подзащитного в пыточных условиях», – прокомментировал ситуацию Ладин.

Еще раньше он подчеркивал, что преступление по ст. 282 УК России принадлежит к категории средней тяжести. Исходя из общероссийской практики, ранее не судимым лицам обычно избирают меру пресечения в виде подписки о невыезде, или, в крайнем случае, домашний арест. Рамазанова же сразу поместили в СИЗО, до конца продлевая эту меру пресечения без каких-либо оснований. Адвокат заявил, что именно национальность его подзащитного стала «отягощающим обстоятельством».

16 июля Рамазанова выпустили из СИЗО и перевели на подписку о невыезде. Уже со следующего дня защита пошла в наступление. Рамазанов написал заявление в крымский Следком на следователя Дмитрия Косякина с просьбой провести процессуальную проверку и возбудить уголовное дело по ч.2 ст. 303 УК России за фальсификацию доказательств, в частности протокола ознакомления с материалами дела, а также его руководителя Михаила Шичкина , который подписывал постановления Косякина. Также он подал в прокуратуру жалобу на ограничение срока ознакомления с материалами дела.

2 августа дело вернули на дополнительное расследование. Через три месяца, 7 ноября, следствие закрыло уголовное дело за незаконное хранение патронов против Рамазанова за отсутствием состава преступления, фактически признав этим то, что правоохранители подбросили ему патроны при обыске. Далее Ладин подал следователю ходатайство о прекращении дела за разжигание межнациональной розни в связи с отсутствием злого умысла у Рамазанова и за малозначительностью. Но Косякин отказал.

Исмаил Рамазанов и Алексей Ладин

После частичной декриминализации в России статьи 282 УК защита повторно подала ходатайство о прекращении уголовного дела. Не дождавшись ответа от следователя, адвокат Ладин подал жалобу в суд на все того же Косякина и его коллегу, следователя Тимофея Пивня – за бездействие. И только на заседании по рассмотрению этой жалобы 16 января Пивень признал, что уголовное дело против Рамазанова закрыто.

«Мы достигли желаемого результата. Самое главное – уголовное преследование Исмаила прекращено», – сказал после суда Александр Ладин. Он добавил, что защита планирует подавать иск о реабилитации Рамазанова по статье за незаконное хранение боеприпасов.

Предыдущая «Мы не дадим тебе шахидом умереть». История Исмаила Рамазанова от возбуждения двух уголовных дел до снятия всех обвинений
Следующая «Мы не дадим тебе шахидом умереть». История Исмаила Рамазанова от возбуждения двух уголовных дел до снятия всех обвинений

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *