Мустафа Джемилев. «Я поклялся…»


13 ноября 2018 года лидеру крымскотатарского народа, одному из моральных авторитетов современной независимой Украины Мустафе Джемилеву исполняется 75 лет. Цикл публикаций о его жизни подготовила крымский историк Гульнара Бекирова.

(Часть 3. Часть 1 – здесь, часть 2 – здесь)

После освобождения из лагеря Мустафа Джемилев продолжил участвовать в правозащитном движении, за что в феврале 1979 года его вновь арестовали. Это был уже пятый его арест. Приговор – 4 года ссылки в Якутию.

В 1979 году молодая крымская татарка, учительница Сафинар прочла в газете статью о «махровом антисоветчике» Мустафе Джемилеве. Статья была разгромная, но Сафинар прекрасно знала: в среде крымских татар этот человек пользовался огромным уважением, о нем рассказывали как о легендарном герое, борце за права своего народа. Сафинар написала Мустафе письмо в Якутию. К ее удивлению, скоро пришел ответ…

Завязалась переписка, а вскоре Сафинар получила из Якутии бандероль от Мустафы, в которой была кассета с нежной турецкой песней о любви. Вспыхнуло чувство, а вскоре она уже ехала к нему в Якутию. Долгой и трудной была эта дорога, и с тех пор они вместе…

Мустафа и Сафинар Джемилевы в Якутии. Июль 1980. Архив Мустафы Джемилева

Сафинар ханум до сих пор с волнением вспоминает то время. Нелегко было быть женой «антисоветчика», но бытовые проблемы и постоянное давление органов меркли в сравнении с ее тревогами и страхами за мужа – больше всего она боялась, что Мустафа объявит очередную голодовку или его попросту убьют в лагере.

Мустафа, Сафинар и Хайсер Джемилевы. Якутия. 1982. Архив Мустафы Джемилева

Вскоре после возвращения из ссылки в Ташкент, в ноябре 1983 года, Мустафу Джемилева вновь арестовали. В феврале 1984-го Ташкентский областной суд приговорил его к 3 годам лишения в лагерях строгого режима – «за составление и распространение документов, порочащих советский государственный строй», а также в «организации массовых беспорядков» при попытке похоронить отца в Крыму. Джемилев пытался исполнить последнюю волю отца, завещавшего похоронить себя в Крыму, однако похоронную процессию власти не пропускали в Крым.

На суде Мустафа Джемилев сказал: «Четырнадцать лет назад… я поклялся, что никто никогда и ни при каких обстоятельствах не заставит меня отказаться от выполнения своего долга и обязанностей, налагаемых честью, совестью и национальным достоинством. Сегодня я вновь могу повторить эту клятву и надеюсь, что у меня будет достаточно душевных сил, чтобы не изменить этому принципу до конца своих дней».

Перед окончанием лагерного срока, который Мустафа отбывал в Магаданской области и который должен был закончиться 10 ноября 1986 года, против него возбудили новое уголовное дело. Джемилеву предъявили обвинение по статье 188-3 УК РСФСР («Злостное неподчинение законным требованиям администрации мест лишения свободы»). C 30 ноября 1986 года он находился в состоянии голодовки. Друзья и родственники объявили, что в знак солидарности с Мустафой каждый день нового срока будет отмечен голодовкой одного из них. В обвинительном заключении на суде, который проходил 17-18 декабря 1986 года в Магадане, ему инкриминировали 29 эпизодов. Приговор – 3 года лишения свободы условно с 5-летним испытательным сроком и освобождение из-под стражи в зале суда. На такое решение суда повлияла уже меняющаяся политическая ситуация в СССР, но главным образом – мощная международная кампания в защиту советских диссидентов, в том числе Мустафы Джемилева, инициированная Андреем Сахаровым, Петром Григоренко и другими правозащитниками.

Слева направо: Елена Боннэр, Сафинар Джемилева, Мустафа Джемилев, Андрей Сахаров. Архив Мустафы Джемилева

Прибыв в Узбекистан, Джемилев сразу включился в политическую деятельность, направленную на координацию многочисленных инициативных групп крымскотатарского национального движения. В апреле 1987 года на Первом Всесоюзном совещании представителей инициативных групп Мустафу Джемилева избрали в число 16 членов Центральной инициативной группы Национального движения крымских татар.

На Пятом Всесоюзном совещании представителей инициативных групп, проходившем 29 апреля-2 мая 1989 года в Янгиюле, большинством голосов было принято решение учредить на базе существующих инициативных групп общественно-политическую Организацию крымскотатарского национального движения (ОКНД).

Новая организация стала преемником Центральной Инициативной группы (ЦИГ), которая в 1987-1988 годах имела статус постоянно действующего органа в период между Всесоюзными совещаниями и признавалась большинством инициативных групп крымскотатарского движения. Создание ОКНД мотивировалось в преамбуле Устава необходимостью перехода к более организованным формам политической борьбы за свои национальные права и демократию.

ОКНД имела фиксированное членство, устав и программу. На первом же совещании тайным голосованием сроком на один год были избраны Центральный Совет из 27 человек, Ревизионная комиссия (в ее состав вошли 6 человек) и председатель ОКНД – им стал Мустафа Джемилев.

В том же 1989 году Мустафа Джемилев вместе с семьей вернулся в Крым, они поселились в Бахчисарае. С этого времени центр борьбы крымскотатарского народа за восстановление своих прав перенесся непосредственно в Крым.

В июне 1991 года на национальном съезде крымскотатарского народа, созванном впервые после 1917 года, – Втором Курултае, Мустафу Джемилева избрали Председателем Меджлиса крымскотатарского народа – высшего представительного органа крымских татар. Второй Курултай принял несколько основополагающих документов – Декларацию о национальном суверенитете крымскотатарского народа, Обращение ко всем жителям Крыма, Обращение к крымскотатарскому народу, Обращение в ООН, Обращение к Президенту СССР и другие.

В 1996 году на Третьем Курултае крымскотатарского народа Мустафу Джемилева переизбрали главой Меджлиса на второй пятилетний срок. На этом посту он оставался до осени 2013 года, когда в результате выборов его сменил на этой должности Рефат Чубаров .

Инаугурация нового состава Меджлиса крымскотатарского народа. Бахчисарай. 1 ноября 2013 года. Фото и архив автора

В комментариях журналистам Мустафа Джемилев сказал:

«В жизни крымских татар произошло историческое событие – через более чем 22 года сменился Председатель Меджлиса, и наша обязанность теперь – помогать новому руководству, новому председателю. У меня удовлетворение от того, что руководство Меджлиса крымскотатарского народа передано в надежные руки».

Комментируя свои дальнейшие планы, Джемилев сказал: «Я думаю, чтобы служить делу, не обязательно быть Председателем Меджлиса. Есть очень большая сфера деятельности… Я вижу своей задачей содействие в укреплении системы самоуправления крымскотатарского народа, то есть системы национальных органов самоуправления Меджлиса-Курултая».

Новые испытания, выпавшие на долю Украины и, в частности, Крыма уже в начале 2014 года показали, насколько опыт и принципы Мустафы Джемилева необходимы уже в новых геополитических реалиях…

(Окончание следует)

Предыдущая Чийгоз предложил исключить шестерых членов Меджлиса за сотрудничество с оккупантами
Следующая Часть Орджоникидзе осталась без света – «Крымэнерго»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *