На седьмом году войны «вежливые люди» должны расстреливаться через несколько секунд после их появления — Михаил Самусь


Украина приняла на вооружение береговой ракетный комплекс «Нептун». Соответствующий приказ подписал, 23 августа, министр обороны Андрей Таран. Решение очень своевременное, потому что Российская Федерация превратила оккупированный Крым в военную базу. На 100% перевооружены новыми образцами вооружений части противовоздушной обороны РФ, на аэродромах развернута тактическая и ударная вертолетная авиация, на боевое дежурство поставлены зенитно-ракетные комплексы С-400 «Триумф» и «Панцирь-С». На вооружение флота поступили фрегаты, подводные лодки и ракетные корабли, вооруженные крылатыми ракетами большой дальности «Калибр». Командование Черноморского флота РФ неоднократно шло на провокации, в том числе против военных кораблей стран-членов НАТО.  О перспективах сдерживания ЧФ РФ на Черном море и украинском военно-морском потенциале «Флот 2017» поговорил с заместителем директора Центра исследования армии, конверсии и разоружения Михаилом Самусем.

Во время международных учений Sea Breeze-2020 корабли Черноморского флота РФ неоднократно шли на провокации, в том числе против иностранных кораблей. Откуда такая наглость и уверенность?

Россия сейчас полностью контролирует Черное море. Ни Украина, ни НАТО, к сожалению, не могут пока повлиять на эту ситуацию. Украине не удалось за шесть с половиной лет войны создать флот, который бы мог бы достичь баланса с Черноморским флотом РФ хотя бы в отдельных районах, а НАТО не смогло выработать какую-либо стратегию противодействия России в Чёрном море. Сейчас я называю действия НАТО в Черном море пассивным сдерживанием России. Почему? Потому что они демонстрируют готовность защищать интересы черноморских стран-членов НАТО, то есть Румынии, Болгарии, Турции, но при этом пытаются избежать активации пятой статьи (ст. 5 Устава НАТО говорит о том, что вооруженное нападение на одну или на несколько стран Альянса в Европе или Северной Америке будет рассматриваться как нападение на весь Альянс – Флот 2017 ), то есть не вступать с Россией в прямое боевое столкновение. В противном случае, нужно будет активировать пятую статью, а это может привести к расколу в самом Альянсе, потому что по вопросу Черного моря в НАТО нет консенсуса.

Есть страны, например, Франция, Италия, Германия, которые, не ощущают прямой угрозы, исходящей от России на Черном море. Для них Черное море — это такой себе «европейский подвал», который напрямую не касается их интересов, лежащих в Средиземном море, на Ближнем Востоке, в Африке.  Для них ситуация в Черном море более или менее понятна. Есть Босфор и Дарданеллы, море закрыто конвенцией Монтре, а значит Турция контролирует проливы и НАТО, хотя бы пассивно, но сдерживает Россию. В принципе, эта ситуация их пока устраивает. Я пытаюсь им объяснить, что если существующие тенденции сохранятся, то Россия уже в ближайшем будущем вообще не будет пускать корабли НАТО в Черное море или же будет пускать, но чисто символически.

В принципе, даже сейчас присутствие НАТО в Черном море больше символическое. Россия даже во время учений Sea Breeze-2020 показала, что она пытается задавать тон или как там любят говорить, «оседлала повестку». Они специально перекрывали районы, в которых должны были проводиться учения Sea Breeze-2020, они сообщали, что будут там проводить свои учения, демонстрируя, что могут делать все, что угодно и никто им не может помешать. Я напомню, что конвенция Монтре запрещает находиться в Черном море военным кораблям нечерноморских государств больше 21 дня, а суммарное водоизмещение этих кораблей не может превышать тридцать тысяч тонн.  Это, грубо говоря, два американских эсминца. Такие лимиты очень ограничивают страны НАТО. А вот, например, в балтийском регионе таких ограничений нет. НАТО в любой момент может наращивать там силы. Поэтому Россия и не чувствует себя на Балтике настолько вольготно.

Учения Sea Breeeze 2020

Если они начали играть в открытую, стоит ли ждать провокаций в ближайшем будущем?

В Черном море сейчас складывается очень угрожающая ситуация. Больше всех под прицелом России находится Украина. Но, для той же Румынии все не очень хорошо, поскольку Румыния имеет экономические интересы на шельфе Черного моря, а Россия постоянно угрожает безопасности разработок там. Известный пример – Россия захватила принадлежащие Украине так называемые «вышки Бойко», в районе острова Змеиный, который также является украинским, но от экономических вод Румынии там всего-навсего пятьдесят километров. Мы не исключаем, что во время учений «Кавказ 2020» могут быть провокации, как в районе острова Змеиный, так и возле «вышек Бойко», на которых уже находится российский спецназ. В этих воротах между Змеиным и «вышками Бойко» проходят основные фарватеры навигации. Там могут возникнуть любые ситуации, в том числе, блокироваться судоходство, но при этом ни Украина, ни НАТО не смогут этому помешать.

Каково сейчас соотношение сил на Черном море?

Его по-разному оценивают 1 к 15, 1 к 18 – это соотношение ВМС Украины и Черноморского флота Российской Федерации. Но, если брать не «среднюю температуру по палате», а, например, ракетные вооружения, то здесь — соотношение ноль к 200, то есть у нас ноль ракет. То же самое, кстати, у Румынии и Болгарии. У россиян двести ракет в одном залпе, не считая тех «Искандеров», которые находятся не в составе Черноморского флота. Если говорить о подводных лодках, то у России шесть подлодок, а у остальных стран черноморского бассейна — ни одной, то есть Россия полностью контролирует подводную сферу. Это означает, что ни один надводный корабль, в том числе, американские эсминцы, а также британские, итальянские, французские, испанские фрегаты, не могут себя чувствовать комфортно. В Черном море вообще не очень комфортно сейчас ни для НАТО, ни для Украины. Нужно предпринимать конкретные шаги для того, чтобы менять эту ситуацию.

Черноморский флот РФ, фото REUTERS

Года четыре назад, тогда еще командующий ВМС вице-адмирал Сергей Гайдук рассказывал, что немцы собирались отдать нам часть своих старых подводных лодок. Если вдруг это произойдет, нам это поможет?

Я считаю, что в нынешней ситуации об этом лучше забыть, потому что нам никто их не отдаст просто так. Это во-первых. А во-вторых, покупка подводных лодок – это очень дорогое занятие. Если поднимать вопрос инфраструктуры, обеспечения и так далее, то, как минимум, нам надо иметь хотя бы три лодки, потому что одна лодка должна находиться в обслуживании, одна на базе, одна в море. Это минимальный комплект. У россиян их шесть, и они себе могут позволить две лодки в море, две на базе, две в обслуживании. Вот эти три лодки – они могут обойтись нам под миллиард долларов…

Как тогда быть, если подводное пространство полностью контролируется государством-агрессором?

Если говорить о приоритетах флота, то во-первых, нам нужна единая государственная интегрированная информационная система освещения надводной и подводной обстановки в Черном и Азовском морях, а также в бассейнах рек Днепр и Дунай. Она должна охватывать не только ВМС, но и пограничников, Министерство инфраструктуры, вообще все ведомства, которые могут способстовать получению достоверной информации о надводной, подводной и воздушной обстановке. То есть нужны системы, которые не просто смотрят и видят, но еще могут определять координаты целей и выдавать их для применения средств поражения. Это очень важно. И второй приоритет – это, конечно же, ракеты – наземные, воздушные, морские. Еще одно направление – это противолодочные силы. Это могут быть небольшие корабли, но опять же, с системами обнаружения, в том числе, с использованием беспилотников, вертолетов, а также торпедное оружие. В принципе, носителями торпедного вооружения могут быть те же катера типа Island или меньшие корабли. Если они будут привязаны, опять же, к системе обнаружения подводных лодок, могут быть инструментом, который не позволит россиянам доминировать в подводной сфере.

Этого будет достаточно?

Нельзя идти традиционным симметричным путем. Например, если у россиян есть шесть подводных лодок, то давайте мы купим столько же. Это путь в никуда, потому что мы просто не вытянем это финансово. Я называл цены на подлодки, а надводные корабли сейчас ненамного дешевле. Традиционный «корвет» стоит 350 миллионов долларов, при этом все зависит от «начинки» – систем управления, обнаружения, радаров, торпедного, ракетного и артиллерийского вооружения, вертолетов. Все это стоит огромных денег. Поэтому когда мы говорим о наращивании возможностей украинского и румынского флотов, то предлагаем ассиметричность. Нужно искать готовые решения, которые уже есть на рынке. Например, подводные дроны стоят на два порядка меньше, чем традиционные подводные лодки, но при этом они могут выполнять те же функции, включая ударные. Эти дроны малозаметны, могут нести и торпеды, и ракеты. По сравнению с традиционной подлодкой там не нужно обеспечивать обитаемость личного состава. Поэтому если бы Украина приобрела с десяток таких дронов, которые могли бы начать контролировать подводное пространство, то россияне уже не чувствовали себя так хорошо.

Подводный боевой дрон

Если мы говорим о воздушных беспилотниках, в том числе, ударных, с применением системы целеуказания, то надводный российский флот также не вел бы себя столь вольготно.  Ну, и естественно, наша надежда – это ракета «Нептун», которая должна уже в ближайшее время появиться в мобильных береговых ракетных комплексах. Если вот эти все ассиметричные движения мы обеспечим, то в принципе, Россия потеряет доминирование в Черном море. Это произойдет, даже если у нас не будет дорогих фрегатов, подводных лодок и традиционных самолетов морской авиации. Например, для того же целеуказания мы не сможем обойтись без самолетов дальнего локационного обнаружения. Но эти задачи могут выполнять и беспилотные аппараты с соответствующей аппаратурой. То есть, главное – это ориентация на асимметричность и эффективность.

Мы возрождаем украинский флот, а где, по-вашему, он должен базироваться?

Он должен базироваться и в Бердянске, и в Одессе, потому что это разные театры для применения. То есть Бердянск – это Азовское море, Одесса – Черное море. При этом инфраструктура для базирования должна развиваться и расширяться. То, что сейчас мы имеем, не отвечает никаким нормам по безопасности применения, логистики, связи, систем коммуникации и так далее. Естественно, нужно строить новые пункты базирования. Пока что мы выбирали какие-то существующие места и вели переговоры с гражданскими портами о возможности их использования.

В вопросах инфраструктуры ассиметричность наверное, не подойдет. Здесь надо очень основательно выбрать места, как можно более защищённые от высадки десантов, приспособленные для развертывания систем ПВО и противолодочной обороны, иметь противодиверсионные силы и средства и так далее. С инфраструктурой для ВМС Украины нужно работать очень интенсивно. Дело в том, что после 2014 года, когда флот вынужден был перебазироваться на новые места, сделано было очень мало и сейчас нужно принимать новые системные решения для создания действительно эффективной системы базирования флота. Я считаю, что на этом экономить нельзя.

В октябре у нас местные выборы. Стоит ли нам ждать каких-то угроз  в приморских областях? Не будет ли там повторения ситуации в Крыму, когда высадятся «вежливые люди» и начнут качать ситуацию?

Я думаю, что на седьмом году войны «вежливые люди» должны расстреливаться через несколько секунд после их появления. Иначе я не пойму вообще, зачем у нас существуют спецслужбы и силовые органы. Я считаю, что крымский сценарий, больше никогда не должен повториться. Он даже не смог повториться на Донбассе, хотя сначала пьеса разыгрывалась по этим нотам, но поскольку Украина уже начала сопротивляться, то все пошло не так, как задумал Кремль. Понятно, что Путин мечтал отрезать Украину от моря. Проект «Новороссия», если мы посмотрим на карту, был спланирован таким образом, чтобы не только уничтожить Украину как государство, но и лишить нас выхода к морю, создать условия, когда Россия будет полностью контролировать Черное море. Поэтому естественно, и во время учений «Кавказ 2020», и во время местных выборов, возможны любые провокации. Но я все-таки надеюсь, что мы будем действовать немножко по-другому по отношению к россиянам, тем более, на фоне белорусских событий. Все-таки система обеспечения безопасности Украины будет выходить на новый уровень с точки зрения эффективности реагирования на такие угрозы.

«Вежливые люди» в Крыму

Насколько вероятен военный сценарий развития ситуации в Беларуси? Не затянут ли их силовым путем в «союзное государство»?

Хотя мы не видим военного участия России в беларусских событиях, я, например, считаю, что РФ очень активно участвует в этих процессах. Я уверен, что тот уровень насилия был спровоцирован именно российскими спецслужбами. Вот эта группа «вагнеровцев» – это один из маленьких элементов того, что Путин планировал продемонстрировать Лукашенко. Мы знаем, как легко спровоцировать конфликт, когда кто-то из толпы бросает коктейли Молотова в ОМОН, а потом агентура, которая находится внутри ОМОНа, начинает стрелять в толпу. Поверьте, российской агентуры, как среди населения, так и среди силовых органов Белоруссии очень много. Я уверен, что протесты эти развиваются, в том числе, по российскому сценарию и России просто не нужно здесь вводить сюда ни «зеленых человечков», ни какие-то военные силы. Во всяком случае, пока.

На учениях «Запад 2017», кстати, разыгрывался очень интересный сценарий. Тогда, по легенде, на западе Белоруссии в Гродно было создано государство или сепаратистская республика Вейшнория, которая начала воевать против Беларуси и в этот момент Лукашенко просит своих союзников помочь подавить этот сепаратистский путч. Поскольку 103-я воздушно-десантная дивизия уже была передислоцирована с Витебска, который находится на востоке страны, на запад в Гродно, то мне сразу вспомнилась эта ситуация. Причем объяснением было то, что в Гродно существуют заметные признаки сепаратизма и было заявлено, что нельзя доверять местной элите. Ситуация начинает напоминать «Запад 2017», то есть сепаратизм может быть разыгран на западе Беларуси, а дальше уже начинается отработка силовых сценариев и введение военного положения. Я такого тоже не исключаю.

Максим Федорчук

Предыдущая Немецкие ученые изучили поведение «коронавируса» на концертах
Следующая Больницы Крыма массово закупают тару для хранения воды

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *