Написанное по памяти: Крым в картинах Сергея Бурбело


Он рисует Крым таким, как сохранил его в памяти: ночи, походы, цикады, лунный свет, на этом фоне – памятники древних культур. До аннексии Сергей Бурбело часто выбирался на полуостров из родного города – Днепра. Теперь украинский художник пишет по памяти, сознательно исключая лишние детали и концентрируясь на истории и настроении. Над серией Qirim Бурбело начал работать в 2013 году. Пока он не видит ее конца, но понимает – за три года изменилась и жизнь, и цель его творений.

– Название серии – это отсыл к крымскотатарскому языку?

– Да, ведь сейчас как никогда нужна поддержка нашим братьям – крымским татарам. Я считаю, что каждый должен на своем месте бороться с проблемой аннексии, оккупации. Я это делаю как художник, политик должен делать это на политическом уровне, военный – на своем, но все должны сообща говорить о проблеме, ведь она забывается.

Сергей Бурбело

– Почему местом для ваших путешествий и вдохновения был выбран Крым?

– Как говорит мой друг-поэт, «когда ты хоть раз посещаешь Крым, ты оставляешь там частичку души, тебе хочется за ней постоянно возвращаться». Это по другому не объяснить. Собственно, о чем и серия – это очень богатая на историю земля, но люди этого не осознают, может поэтому идет за нее слабая борьба. Может, привыкли к Крыму как к ЮБК – Ялта, пляж, поваляться там. Но на самом деле тут все очень глубоко. Каждая картина серии названа топонимом (настоящим названием), потому что никаким там «русским миром» не пахло никогда и сейчас не пахнет абсолютно.

– Последняя картина написана уже в 2017 году. Как менялось ваше ощущение серии за этот период – последние четыре года?

– Я понимал – и мне некоторые люди говорили, – что я предсказал или предвидел события. Некоторым людям серия кажется мрачной именно из-за событий, но я поясняю, что это не мрак, а романтика крымской ночи – так я ее начинал. Теперь акценты и восприятие сместились. Последняя выставка в Киеве была оформлена колючей проволокой. Эта инсталляция – как некий символ внешней и внутренней аннексии: нам тяжело войти в пространство, окруженное проволокой, а тем людям, которые остались внутри, тяжело там находиться – притеснения и давление на крымских татар, никакой свободы слова, постоянные аресты…

Чембало, Сергей Бурбело, 2015 год

На каждой моей выставке работы продолжают прибавляться. Проект растет, есть планы, задумки. Сейчас они смещаются в более, может, абстрактную сторону – мне интересно углубиться в пещеры, изображать их интерьер.

– Как удается из памяти, не видя объекты, перенести их на холст?

– Главное – передать ощущения, эмоцию, духовность, особое состояние. Это все в тебе, и ты это выражаешь. У меня остались и зарисовки, и фотографии, которые я делал, но это вторичное – я стараюсь убрать все лишнее. Там остается земля, небо и то, что было сделано людьми.

Херсонес Таврический, Сергей Бурбело, 2014 год

– Когда Украина вновь увидит ваш Qirim на выставке?

– Есть договоренность, что выставка в новом формате будет выставлена в Крымском доме (Киев) осенью, если все будет хорошо. В первый раз, когда я делал там выставку, была романтическая история: мы глушили свет, включали звуки цикад и наполняли комнату туманом. Это погружало в атмосферу, люди не хотели уходить и мы продлевали выставку – она была два месяца. И были очень хорошие отзывы.

Мангуп-Кале, Сергей Бурбело, 2013 год

– Есть желание повторить выставку именно в таком формате в Крымском доме?

– Можно совместить: показать и реальную историю с колючей проволокой – когда мы видим прекрасное, но что-то мешает нам туда подойти, и романтический формат.

Предыдущая Написанное по памяти: Крым в картинах Сергея Бурбело
Следующая «Кладбище империй»: похоронит ли Крым Россию?

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × пять =