«Нарушается все, что можно нарушить». Что известно после 2 лет ареста второй Симферопольской группы?


Два года назад, 27 марта 2019 года в десятки домов крымских татар мусульман постучались люди в масках. По всему Симферопольскому району — в поселках Каменка, Строгановка, Белое силовики врывались и будили спящие семьи. К вечеру рейд был окончен, по результатам задержали 20 мужчин — всех обвинили в причастности к исламской политической партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», которую в России включили в список террористических в 2003 году решением Верховного Суда. Российские правозащитники считают его необоснованным и требующим отмены.

Еще троих – двух корреспондентов «Крымской солидарности» Ремзи Бекирова и Османа Арифмеметова, а также волонтера по передачам для политзаключенных Вели Абдулкадырова правоохранительные органы объявили в розыск. Но уже на следующий день — 28 марта их задержали по дороге в Ростов-на-Дону.

16 апреля на пересечении российской границы на КПП «Каланчак» пропал Раим Айвазов. Более чем через 12 часов он вышел на связь — его арестовали сотрудники ФСБ. Позже, его адвокат Мария Эйсмонт заявила о пытках со стороны спецслужб, сам Раим рассказывает, что его вывозили в поле и обещали расстрелять.

10 июня в поселке Строгановка арестовали Эскендера Сулейманова, брата Руслана Сулейманова, активиста «Крымской солидарности». Теперь они оба проходят по одному уголовному делу.

Всех задержанных за этот период объединили в одно огромное уголовное дело, которое сейчас называется «второй Симферопольской группой» или «дело Хизб ут-Тахрир 25-ти» — именно столько человек проходит по данному разбирательству. Для «удобства судебного процесса» руководитель следственной группы разделил их на пять групп и теперь в таком составе ведется судопроизводство по делу в Южном окружном военном суде.

«Пятерка» Ремзи Бекирова, Ризы Изетова, Шабана Умерова, Раима Айвазова, Фархода Базарова

Адвокат Эдем Семедляев рассказал «Крымской солидарности» о группе, где он представляет интересы Ремзи Бекирова. 

Защитник пояснил, что изначально дело действительно возбуждалось против 25 человек, но затем следствие или суд поняли, что такое количество людей будет невозможно рассматривать в рамках судебного заседания, было принято решение разделить их на пять пятерок. Таким образом, на сегодняшний день по одним и тем же материалам, и доказательствам их судят по отдельным уголовным делам. Адвокат убежден, что это является незаконным.

«В первую очередь здесь затронуто право самих подсудимых, в силу того, что это разные дела, они не могут давать показания в отношении других людей», — убежден Семедляев.

Сейчас разбирательство проходит в Южном окружном военном суде, начались первые судебные процессы, ожидается допрос оперативного сотрудника Валиулина, который якобы зафиксировал преступление и направил материалы в УФСБ.

Семедляев отмечает, что после поступления дела в суд Фарходу Базарову и Шабану Умерову отказали в переводчике, хотя они пользовались его услугами на предварительном следствии. Однако по своему усмотрению суд определил, что они владеют русским языком в достаточной степени. В связи с этим на первом заседании подсудимых удалили из зала за крымскотатарскую речь, а теперь судья просто делает им замечания или игнорирует. Защитник считает это давлением со стороны суда.

Состояние своего подзащитного адвокат оценивает не очень хорошо — сказываются 2 года в СИЗО. У него наблюдаются проблемы с глазами из-за плохого освещения, а также, как и у остальных подсудимых пятерки, страдают зубы и желудок, в связи с удручающим качеством рациона питания в изоляторе. Шабан Умеров, как самый пожилой представитель пятерки, имеет ряд хронических заболеваний, начиная от артериального давления, заканчивая болезнью, которую адвокат попросил не указывать. На данный момент администрация не идет навстречу, надлежащего обследования и лечения ему не представляется. Все подсудимые находятся в СИЗО-1 Ростова-на-Дону.

«Пятерка»  Османа Арифмеметова, Яшара Муединова, Руслана Сулейманова, Рустема Шейхалиева, Энвера Аметова

Мы связались с защитницей гражданского журналиста Руслана Сулейманова Лилей Гемеджи, она рассказала о том, как продвигается дело в его группе. 

Недавно у них проходило первое заседание по существу в Южном военном окружном суде, все фигуранты сейчас также содержатся в СИЗО-1 в Ростове-на-Дону, при этом Руслан находится в одиночной камере. Проблемы со здоровьем у политзаключенных обусловлены условием содержания изоляторов в целом, но дополнительных жалоб не поступало.

Адвокат Гемеджи сообщает, что все кроме Энвера Аметова решили воспользоваться правом давать показания на родном крымскотатарском языке. Суд отказал им в переводчике, решив, что они владеют русским в достаточной степени, исходя из того, что они учили его в школе. При этом они пользовались его услугами с момента задержания. Поочередно подсудимых удалили из зала суда за крымскотатарскую речь.

В ходе последнего заседания были поданы ходатайства о прекращении содержания подсудимых в клетках «аквариумах», которые унижают человеческое достоинство, а также заявление о гласности судебного заседания. Судья ответил, что никоим образом не препятствует присутствию посетителей в зале, при этом ни один слушатель, кроме корреспондента «Крымской солидарности», допущен не был.

Лиля Гемеджи тоже убеждена в незаконности решения следствия — расформировать большое дело на несколько групп. По ее словам, это было бы возможно, если бы кто-то находился в розыске или не был установлен, но здесь же это было сделано, исходя из только лишь большого объема дела.

«На мой взгляд рассматривать эти пятерки отдельно в суде только усиливает те незаконные методы, которые ведутся в отношении наших подзащитных», — сообщает адвокат. 

Кроме того, защитница упоминает о множестве противоречий, которые неизбежно возникнут в данном разбирательстве из-за этого решения. Так защите придется вызывать фигурантов других пятерок в качестве свидетелей, но они могут отказаться свидетельствовать, так как это будет считаться показаниями против самих себя. То же касается и свидетелей стороны обвинения. Защитница не уверена, что они будут давать одни и те же показания в разных пятерках.

«Я думаю, что, конечно, это связано в первую очередь с вынесением приговоров, как можно скорее», — заключает Гемеджи.

«Пятерка» Тофика Абдулгазиева, Владлена Абдулкадырова, Иззета Абдуллаева, Меджита Абдурахманова, Биляла Адилова

Подробностями состояния дел этой группы с нами поделился адвокат Эмиль Курбединов, он защищает Тофика Абдулгазиева, одного из активистов «Крымской солидарности», которого можно встретить на старых видеороликах встреч общественного объединения — он занимался техникой и аппаратурой. 

Сейчас все пятеро находятся в СИЗО-1 Ростова-на-Дону, несколько дней назад должно было состояться первое заседание в Южном окружном военном суде, однако по прибытию из Крыма без объяснения причины адвокатам сообщили, что подсудимых не доставили. Эмиль Курбединов называет это неуважением к стороне защиты, которая проделала путь в 700 километров на суд и столько же обратно — впустую. Заседание перенесли на 6 апреля — прокурор огласит обвинительное заключение и порядок представления доказательств.

Обобщая вышесказанное своими коллегами по поводу дробления саммого массового политического дела в Крыму на «пятерки», адвокат добавил, что это несомненно добавляет положительной антитеррористической статистики следователям и судьям, ведь будет закрыто не одно уголовное дело, а сразу пять.

«Никакого разумного юридического обоснования это под собой это абсолютно не имеет», — комментирует Эмиль Курбединов. 

Состояние здоровья своего подзащитного и других крымских татар в этой группе адвокат называет удовлетворительным, но отмечает, что у всех оно будет только ухудшаться в СИЗО. 

«Пятерка» Джемиля Гафарова, Сервета Газиева, Алима Каримова, Сейрана Муртазы, Эрфана Османова

Об этой группе мы поговорили с адвокатом Айдером Азаматовым, защищающим Сейрана Муртазу.

Его подзащитный, как и остальные подсудимые находится в СИЗО-1 Ростова-на-Дону. Однако до настоящего времени содержится в одиночной камере. Сейран не жаловался на состояние здоровья, но именно в этой группе находятся двое подсудимых, испытывающих серьезные проблемы. 

58-летний Джемиль Гафаров — человек с инвалидностью, перенес обширный инфаркт миокарда, ему диагностировали хроническую почечную недостаточность IV стадии с нарушением фильтрации почек и поражения двух жизненно-важных органов — все это требует постоянного контроля и соответствующего лечения. 60-летний Сервет Газиев — еще один пожилой человек в этой группе, давно испытывающий проблемы с желудком, иногда он даже не может встать с койки во время приступов.

18 марта у них начался судебный процесс, было первое разбирательство дела — по существу. Айдер Азаматов утверждает, что они долго «бились» ради права переводчика, но суд стоит на своем. В последний раз они остановились только на стадии объяснения прав и обязанностей, так как с 11 часов дня до 7 часов вечера адвокаты пытались реализовать права своих подзащитных, в результате чего поступило множество отводов, как судьям, так и прокурору, который почему-то резко поменял свое мнение после перерыва (изначально он не был против предоставления переводчика). Сторона защита теперь считает весь этот состав заинтересованным в обвинительном уклоне и исходе уголовного дела. 30 марта состоится следующее судебное заседание.

Комментируя разделение уголовного дела на группы, адвокат говорит, что защита изначально не понимала позицию следствия. Такая ситуация, по его словам, влечет за собой множество вопросов: «Как, будучи сообщниками, по мнению следствия, люди не будут участвовать в одном процессе?»; «Как можно рассматривать дела отдельно друг от друга, когда преступление, по логике следствия, одно?»; «Какой статус будут иметь люди из одной пятерки в другой? То есть они у друг друга будут и обвиняемыми, и свидетелями?». Адвокат сообщает, что это беспрецедентный случай, вспоминая Уфимскую группу (самое большое дело Хизб ут-Тахрир в России – КС), в которую входит 20 человек, но ее рассматривали в одном судебном процессе.

«В нашем случае я уже не говорю о законе, тут даже нельзя говорить о соблюдении каких-то норм уголовного процесса и соблюдения прав человека, нарушается все, что можно нарушить», — заключает защитник Азаматов.

«Пятерка» Акима Бекирова, Сейтвели Сейтабдиева, Рустема Сейтхалилова, Эскендера Сулейманова, Асана Яникова

Адвокат Сияр Панич представляет интересы Акима Бекирова в данном судебном разбирательстве.

Защитник передает, что слушания никак не могут начаться уже с февраля — последнее заседание было назначено на 18 февраля и не состоялось без объяснения причин, в последний момент оно было отложено на 31 марта. «С мертвой точки дело не сдвинулось», — комментирует адвокат.

Позицию коллег по поводу разделения фигурантов уголовного дела на «пятерки» Сияр полностью разделяет, считая его незаконным, даже в мерках российского УПК. «Они стараются соблюдать хотя бы какую-то юридическую форму, но в конечном итоге, просто не имея технической возможности рассматривать дело из-за огромного количества человек, они разбили дело на подгруппы, распределив чуть ли не по алфавиту просто, в одной пятерке все фамилии на «А», — сообщает Сияр Панич, добавляя, что суд ограничивает права адвокатов и других подзащитных, облегчая свою работу.

По состоянию здоровья адвокат, располагая последней информацией, говорит: «СИЗО, конечно, не курорт». Он добавляет, что все они в одинаковом состоянии, но оценивает его «более-менее удовлетворительно».

Суммарно досудебное и судебное следствие по этому делу ведется уже 2 года. Суд находится только в начальной стадии разбирательства. И какой бы приговор не получили подсудимые крымские мусульмане из второй Симферопольской группы, а мы знаем печальную статистику судебных решений по делам «Хизб ут-Тахрир» в Крыму, еще как минимум год им придется провести в следственном изоляторе, в ожидании окончания судебного разбирательства.

Предыдущая Благодаря бдительному соседу, полицейские Керчи раскрыли кражу
Следующая «Интеллектуально они выше на порядок». Чем отличаются авторитарные режимы в Китае и России

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *