Настольная книга для российских «правоохранителей» и «судов»


«Шестой процесс Мустафы Джемилева» как учебник исторической логики 

Российские власти Крыма пытаются испугать лидера крымскотатарского народа Мустафу Джемилева неким «судом в Армянске». И хотя на процессе все не ладится, доказательства рассыпаются, они продолжают полагать, что убежденный советский диссидент, закаленный семью (!) судебными процессами, тюрьмами и лагерями еще в Советском Союзе, лидер самого сильного национального движения крымских татар, успешно добившегося своей цели путем ненасильственного сопротивления, испугается и откажется от борьбы против новой оккупации Крыма.

Книга «Шестой процесс Мустафы Джемилева» содержит материалы следствия и суда Ташкентского процесса 1984 года. В своем «последнем слове» на процессе подсудимый Мустафа Джемилев говорил: «Четырнадцать лет назад… я поклялся, что никто, никогда, ни при каких обстоятельствах не заставит меня отказаться от выполнения своего долга и обязанностей, налагаемых честью, совестью и национальным достоинством. Сегодня я вновь могу повторить эту клятву и надеюсь, что у меня будет достаточно душевных сил, чтобы не изменить этому принципу до конца своих дней». И сегодня, когда эти материалы уже стали историей, можно видеть, что у России шансов испугать Мустафу Джемилева не было и нет.

«Эта книга, – как замечает в предисловии специалист по этнополитике Наталья Белицер , – не просто бесценный исторический документ той страшной эпохи, «сказать о которой правду значило рисковать свободой и самой жизнью. Эпохи, когда говорить одно, думать другое, а делать третье стало нормой повседневности». И актуальность этой книги для нас возрастает потому, что Россия фактически возвратила в Крым ту эпоху, когда говорить правду можно только на кухне и шепотом, из-за чего на полуострове уничтожена независимая журналистика, а сопротивляющиеся журналисты подвергаются репрессиям, осуждаются за «терроризм» и «экстремизм», хотя сам силовой захват Крыма является в высшей степени проявлением государственного терроризма.

Крым, читай нас в Google News Подписаться

Эта книга о том, как мощнейший карательный механизм СССР не смог покорить, сломать или хотя бы запугать Мустафу Джемилева, борца за свободу своего народа, за право его жить на родине. И когда профессор Светлана Червонная писала, что свободным людям кажется дурным сном то, что изложено в этих судебных документах, где в обвинительной речи прокурора говорится, что «подсудимый Джемилев» попал под влияние «враждебных нашей стране радиостанций, таких как «Свобода», «Немецкая волна» и «Голос Америки», что он находится в тесной связи с «отщепенцем нашего общества Сахаровым, с его женой Боннер и другими махровыми антисоветчиками», – то сегодня это уже снова не кажется дурным сном, потому что появились ярлыки «иностранных агентов», «Радио «Свобода» подвергается штрафам, а журналисты снова преследуются за сотрудничество с ним и за опубликованную правду об оккупационном режиме. «Империя зла», оказывается тогда только притворилась демократической страной, и при первой же возможности снова обнажила Войска спецопераций, ракеты, танки и истребители.

Тогда действительно казалось, что слова профессора Червонной о том, что «Мустафе Джемилеву больше не предстоит отвечать на вопросы российских следователей и прокуроров» являются верным историческим выводом, однако наступил 2014 год, и вот некий российский Армянский суд снова требует ответов от Мустафы Джемилева, как и на том Ташкентском процессе. В общество вернулся тот «дурной сон»…

Материалы этой книги, особенно ее вторая часть, где изложен ход судебного процесса, все семь дней шаг за шагом, это не только учебник стойкости, это в большой мере учебник политической и юридической логики, пример того, как с одной стороны, обвинение и суд манипулировали реальными событиями, их трактовками и требованиями законов, и с другой стороны, как Мустафа Джемилев доказывает, что «заведомо ложные измышления о советском строе» оказываются не ложными, и не измышлениями, а правдой, что изъятые у него материалы не «клевета на национальную политику», а реальное отражение политической дискриминации крымскотатарского и других народов советской властью по национальному и религиозному признаку, начиная от депортаций в 1944 году, и заканчивая преследованием участников национального движения.

И вот поэтому эти материалы должны стать настольной книгой для всех «правоохранителей» и «судов» России, в том числе работающих в оккупированном ими Крыму. Зачем?

А вот зачем. Как бы мастерски не применялись методы манипуляции законами, статьями, доказательствами, фальсифицированными экспертизами, все равно логика правды окажется сильнее, и поэтому «шить дело» – занятие позорное и недостойное, и наказуемое. Это и полезно запомнить тем, кто в данный момент «шьет дела» в Крыму.

И если прочитать сегодня приговор Мустафе Джемилеву, вынесенный судом в 1984 году, то ни одно «инкриминируемое деяние» не является преступлением, наоборот в здоровом обществе это должно поощряться. В заявлениях и других документах, написанных им, нет «ложных измышлений», а общественный строй порочили незаконные действия против него самого, и критика власти – нормальный демократический процесс. Поддерживал связь с Национальным центром в Нью-Йорке – так он потому и в Нью-Йорке, что на родине нет условий для существования. Копию своей жалобы Генеральному прокурору передал за рубеж, и она передана в эфир на «Радио «Свобода» – так эта гласность только способствовала бы ее законному разрешению. Дал поручение подготовить молодежную группу для поездки в Москву на «Олимиаду-80» – так это приобщение молодежи к спорту и пропаганда Олимпиады. В письме Сахарову ввод войск в Афганистан назвал «кровавым вторжением»? Разве это не правда, и разве не так считают родственники погибших там воинов? И так далее…

Характерно, что наряду со всем вероломством, политизацией и склонностью к «шитью дел» российская «правозащитная» и пенитенциарная система пыталась казаться справедливой и милосердной. В книге, наряду с протоколами допросов, экспертизами, приговорами, имеется интересный документ – письмо Мустафы Джемилева своей жене Сафинар по ходу этапа из Ташкента в Магадан. В нем цензурой вымараны не только все эмоциональные оценки и выражения по несколько строчек подряд, но слово «тюрьма» постоянно заменяется на более благозвучное, по мнению цензора, например, на «СИЗО», слова «лагерь», «лагерная» также систематически вычеркиваются, заменяются словом «учрежд», затушевываются названные автором письма номера отрядов. Вычеркиваются также фамилии начальников всех учреждений. При этом он просит жену прислать ему простую курительную трубку, поскольку та фирменная английская трубка, которую она передавала ему в Ташкенте, оказалась слишком роскошной, и он не смог довезти ее до лагеря. При этом слово «лагеря» цензура снова меняет на слово «учрежд». В конце письма автор поставил подпись арабским шрифтом, но цензура затушевала и ее. Думали, что это какой-то шифр, наверное…

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Подобные книги читаются увлекательнее и представляют больший интерес, чем даже учебники истории, потому, что в них живет дух времени – вот видно манипуляции обвинения, вот свидетель не вполне искренен, вот доказательство, притянутое за уши, вот документ грешит против истины, а вот логика защиты ставит все на свои места.

Прочитав книгу вы поймете как это было тогда, в СССР, и сможете проанализировать, как это есть сейчас в Крыму…

Николай Семена, крымский журналист, обозреватель

Автор и редакция сайта выражает благодарность общественной организации «Крымский дом», его программному директору Айше Умеровой за содействие в подготовке серии материалов о книгах на крымскую тематику.

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Настольная книга для российских «правоохранителей» и «судов»
Следующая Суд в Крыму вынес приговор мужчине за убийство владельца хостела в Алуште – прокуратура

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *