Наталья Слуцкая: Рецидив


В календаре знаменательных дат России уже не первый год значится 30 октября – День памяти жертв политических репрессий в СССР. Восемь десятилетий прошло со времени Большого террора. И хотя в настоящее время опубликованы засекреченные ранее списки работников НКВД, открыт Музей истории ГУЛАГа в Москве, создан мемориал «Бутовский полигон» (чему, кстати, способствовали только родственники погибших и российское правозащитное общество «Мемориал»), можно ли сегодня говорить о том, что российское общество в целом готово к осознанию того, что происходило в нашей стране? Ведь одно дело – знать о каких-либо фактах, а другое – осознавать их.

Нет ли отголосков страшного явления, которое можно без преувеличения назвать «русским фашизмом», в современной России? Нет ли наличия хронической болезни, называемой «культом личности»?

Вот только некоторые факты.

Совсем недавно в Московской государственной юридической академии установлена мемориальная табличка, посвященная выступлению Сталина в этом учебном заведении. К мэру Екатеринбурга Евгению Ройзману с инициативой установить памятник советскому диктатору обратилась группа молодых людей. Ройзман предложил вариант памятника Сталину с топором и удавкой. В Кирове по инициативе ветеранов КГБ установлен памятник Феликсу Дзержинскому. В центре Москвы в шеренге «правителей России» работы Зураба Церетели стоят бюсты Владимира Ленина и Иосифа Сталина.

Судьбу народа определяют глубинные процессы сознания. Реабилитация сталинизма используется властью современной России для взращивания «имперского патриотизма», что неминуемо ведет страну к новой форме тоталитаризма. Призыв признать политику демократических реформ 1990-х годов преступной прозвучал от режиссера Никиты Михалкова – словно продолжение высказывания президента России о том, что развал СССР был катастрофой для русского народа.

Происходящее в сознании большинства российского общества можно назвать возвратом к привычному состоянию рабства, когда нет ответственности и осознания скрытых и явных процессов, происходящих в стране и мире. Это является следствием того, что коммунистической партии удалось уйти от ответственности, так как не был проведен суд на КПСС с последующей люстрацией, как это было на Нюрнбергском процессе сразу после разгрома нацизма. Частью образовательной школьной программы в Германии является посещение гитлеровских концлагерей и, к примеру, выставки «Топография террора» в Берлине. В образовательных программах России истории отечественного террора не уделяется должного внимания – это считается непатриотичным.

Наталья Слуцкая – российский филолог, Екатеринбург

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая «Неуспевающий чиновник» – из крымских сетей
Следующая Хельсинская комиссия США осудила нарушение Россией прав украинских журналистов Семены, Сущенко и Асеева

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *