«Нельзя за флажки»: За что судят Владимира Балуха


В подконтрольном России Раздольненском районном суде Крыма заканчивается судебный процесс над 46-летним жителем села Серебрянка Владимиром Балухом. В начале декабря прошлого года сотрудники ФСБ и полиции во время обыска обнаружили на чердаке дома Балуха 70 патронов от автомата Калашникова, 19 гильз и 5 тротиловых шашек. Украинцу было предъявлено обвинение в незаконном приобретении и хранении боеприпасов ​и взрывчатых веществ. Максимальный срок по второй статье – пять лет лишения свободы. Прокурор запросил для Балуха пять лет и один месяц колонии общего режима. Украинец вину не признал и во время прений сторон заявил, что дело против него сфабриковано при участии начальника угрозыска раздольненского отдела полиции Дмитрия Попова, а взрывчатка и боеприпасы ему были подброшены. Причину преследования со стороны российских правоохранительных органов Балух видит только в своей демонстративной проукраинской позиции.

Флаги и паспорта

В Серебрянке у Балуха было фермерское хозяйство. «Есть свои паи, есть немного в аренде. Выращиваю пшеницу и ячмень. При нынешних ценах – это копейки. При Украине еще имело смысл, а сейчас многие переходят на кориандр, подсолнечник, лен, – рассказывал он, когда еще был на свободе. – А зерновые нисколько не стоят, потому как их еще нужно реализовать, вывезти. А тут «серая зона» какая-то. Я этим не для денег занимаюсь, а чтобы земля не пустовала».

Украинский флаг над домом Балуха в Серебрянке появился в декабре 2013 года во время разгара событий киевского Евромайдана. Уже после аннексии Крыма кроме флага он прикрепил на дом табличку «Улица героев Небесной Сотни» – в память о погибших на Майдане активистах.

Украинский флаг и табличка с надписью «Вулиця Героїв Небесної сотні, 18» на доме Владимира Балуха в Серебрянке. Крым, ноябрь 2016 года

После этого разбираться с украинцем приезжал глава сельсовета Василий Степанюк . Позже он будет выступать в суде против Балуха в качестве свидетеля обвинения и единственный из жителей села даст украинцу отрицательную характеристику. В интервью перед арестом Балух жаловался, что даже те соседи, с которыми он прожил в Серебрянке всю жизнь, занимаются доносительством на нелояльных российским властям.

«Люди, которые бежали на референдум, сломя голову… Ну, понятно, желание халявы и все такое, но они ведь не задумывались о том, чтобы жизнь сменить к лучшему. Они хотели сменить одного хозяина на другого, барина им хотелось получше. Поэтому никаких хороших перемен у нас здесь быть и не может априори. Стукачество вот теперь, правда, распространено, пресс», – рассказывал он. Балух не скрывал от соседей, что состоял в партии «Конгресс украинских националистов» – крайне правой, но не запрещенной в России, в отличие от «Правого сектора» и некоторых других. В 2015 году кандидаты от КУН на местных выборах в Украине шли по спискам объединения «Свобода».

В июле 2014 года в Серебрянку приехал спикер подконтрольного России парламента Крыма Владимир Константинов , который планировал выступить перед жителями села. Балух до места встречи с главой «Госсовета» не дошел – по пути его задержали полицейские. «Я случайно узнал, что он (Константинов – КР) выступает, пошел в центр посмотреть, что это за цирк. Там менты меня начали щемить, понимали, что я буду задавать неудобные вопросы», – рассказывал Балух. Его арестовали на трое суток административного ареста и оштрафовали на пятьсот рублей за неповиновение требованиям полиции. В дальнейшем его арестовывали по тому же обвинению еще три раза. Последний раз он отсидел в изоляторе уже десять суток.

30 апреля 2015 года в доме Балуха прошел первый обыск. Дело было возбуждено по 158 статье УК РФ – «Кража». Подозрение пало на украинца. По версии следствия, в полицию обратился гражданин, который рассказал, что зашел в пельменную в Раздольном, заказал водки и порцию пельменей, и подсел к Балуху, который там также выпивал. Украинец заговорил с ним и стал предлагать купить ворованные запчасти от трактора Т-74. К слову, таких тракторов в хозяйстве самого Балуха было два. Когда оперативники приехали домой к украинцу, он сам в это время занимался ремонтом в доме матери на другом краю села. К нему пришли сотрудник ФСБ и участковый, которые потребовали пройти с ними. Балух отказался, никаких документов ему тогда не предъявили и уехали. Параллельно дома шел обыск, во время которого украинский флаг со здания сорвали, а внутри нашли черно-красный флаг «Правого сектора». Никаких предметов, имеющих отношение к краже, в доме не нашли, зато в этот же день для отдельного производства выделили материалы, «указывающие на его (Балуха – КР) участие в деятельности экстремистской организации «Правый сектор». Доследственные проверки по этому поводу периодически проводились на протяжении почти двух лет, но ни одна из них не дала результата – во всех случаях в возбуждении уголовного дела было отказано.

«Видимо, перед их сакральными праздниками была дана команда зачистить информационное поле от всякой «нечисти». Они приехали. А я решил как раз переделать маме печь. Приехали ФСБшник с участковым, зашли во двор, говорят: «Поехали к тебе домой, поговорим». Я им: «Во-первых, мне с вами говорить не о чем, а, во-вторых, вот я готов уделить вам здесь десять минут». Они уехали, – рассказывал сам Балух об обстоятельствах первого обыска. – Я пока ковырялся с печью, они сорвали флаг, провели обыск дома. Я услышал, как машина подъехала, выбежали из нее для захвата – в масках, с автоматами. Я решил от греха подальше, ушел отсюда. Они перетрусили здесь весь дом, по соседям. Они у меня украли дома паспорт, водительские документы, кучу личных вещей, флаги у меня дома висели, тоже украли. После этого я семь месяцев жил на нелегальном положении, без паспорта». После этого обыска Владимира Балуха не тревожили полгода.

Владимир Балух

Следующий визит российских силовиков к Балуху состоялся уже в ноябре. Украинца вновь обвинили в грабеже, схему оставили ту же самую. По версии следствия, некто похитил поздним вечером 10 октября 2015 года автомобиль с парковки Дома культуры. Было возбуждено уголовное дело, а некий Дмитрий Пянтковский заявил, что, как и в первом случае, заказал в раздольненской пельменной водки и закуски, подсел к Балуху, который снова там выпивал. Украинец рассказал, что он украл ВАЗ-2106, но покупать его не предложил. Никакого ворованного автомобиля у Балуха не оказалось, но пока проводился обыск, силовики успели собрать материал для обвинения по статье 319 УК РФ – «Оскорбление представителя власти», оперуполномоченного Евгения Баранова . «При этом Балух выражался в отношении оперуполномоченного Баранова нецензурной оскорбительной бранью, отчего тому было неприятно, – говорилось в показаниях потерпевшего. – Баранов понимал, что это унижает его честь и достоинство, а также нарушает нормальную деятельность органов полиции и подрывает их авторитет».

«Я до этого варил маме забор и без маски «нахватался зайчиков». Всю ночь не спал, глаза болели. А утром пришла Наталья (жена – КР) с ночной смены, она пекарем работает, уснула. Я закимарил тоже. Слышу голоса какие-то, Наталья пошла открыть, а они уже дома стоят. У нас вообще никогда ничего не закрывается. Через полминуты в комнате появляется ментенок, которого я якобы оскорбил, – рассказал Балух свою версию событий. – Зашел в обуви, говорит мне: «Ты кто?». Я ему говорю: «Слушай, это ты кто, зашел в спальню в обуви». Он опять: «Я сказал, ты кто?». «Да иди ты в жопу, еще я буду говорить тебе, кто я у себя дома», – говорю ему. Он был в гражданке, с синей папочкой в руке. Он махнул рукой, залетают ОМОНовцы, давай меня крутить. Я как был в кальсонах, тельняшке, в галоши меня обули и вывели. В машине добавили. То, что они оккупанты, я кричал. А матерился… Ну, может. Когда тебя бьют, то будешь ругаться. Но не помню, состояние было такое: залетают домой, избивают, никаких документов не представляют».

По обвинению в оскорблении Баранова Балуха осудили сначала на 320 часов обязательных работ, а когда он отказался их исполнять, изменили наказание на сорок суток ареста.

Патроны и тротиловые шашки

«Они приехали утром, еще темно было. Стали обыскивать. Я их спрашиваю: «Что вы ищете?». Они мне: «Патроны». А у нас патронов никогда не было», – рассказала мама Балуха Наталья о том, как в ее доме начался обыск 8 декабря 2016 года. В это же время обыск шел в доме самого Балуха, где он жил с женой Натальей. Обыск инициировали и все документы составляли сотрудники ФСБ, однако фактически его проводили полицейские, в том числе оперуполномоченный Евгений Бобров. На это странное обстоятельство указывали адвокаты, когда настаивали на том, что и обыск, и документы составлены с нарушениями, дело должно быть отправлено обратно в прокуратуру. Суд, впрочем, с этим не согласился, хотя и постановил доставить сотрудников ФСБ для допроса приводом. Одним из обоснований обыска, судя по документам дела, послужили все те же подозрения об участии Балуха в «Правом секторе», хотя неоднократные доследственные проверки этого не выявили. То есть фактически обоснований для проведения обыска не было, но суд все равно выдал постановление в октябре. Причем оно было составлено так, что складывается впечатление: заранее было известно, где и что искать. Уголовное дело было возбуждено 8 декабря, в день обыска, а все материалы поступили лишь на следующий день, на что указал адвокат Дмитрий Динзе . Судью Марию Бедрицкую это не смутило.

Во время обыска Балуха не выпускали из комнаты, он сидел в кресле и старался не реагировать на происходящее. Один из понятых, которые приехали вместе с сотрудниками ФСБ, находился с ним. Другой и вышеупомянутый полицейский Евгений Бобров бегло осмотрели дом и почти сразу полезли на чердак. Ни Балух, ни его супруга этого не видели. Оттуда Бобров принес сверток, – пять тротиловых шашек, 70 патронов калибра 5,45 и 19 гильз. Балух был арестован, направлен в Симферопольское СИЗО. 16 марта 2016 года подконтрольный Москве Раздольненский районный суд начал рассмотрение его дела, во время процесса Балух находился в ИВС.

«Он сказал: «Я паспорта российского брать не буду, я не признаю». Когда они пришли, он им все высказал, а они этого не любят. Он им: «Кто вы такие? Я здесь родился, а вы кто?». «Вот едь в свою Украину и там командуй, на Майдан, а тут ты не покомандуешь», – это начальник ИВС говорил», – объяснила мама Балуха, почему, по ее мнению, преследуют сына.

Наталья Балух – мама Владимира Балуха

«Ни одного доказательства, что эти патроны и боеприпасы принадлежат моему доверителю. Более того, судье, который дал разрешения, было достоверно известно наличие боеприпасов на чердаке, то есть он подвергал моего доверителя опасности. В доме, который принадлежит человеку, с которым мой доверитель временно проживал, при проведении ОРД в присутствии одного понятого находятся взрывчатые вещества, разрешение на розыск которых было дано еще месяц назад. Какое отношение мой доверитель имеет к этим взрывчатым веществам, не понятно», – заявлял в суде адвокат Балуха Тарас Омельченко .

Действительно, экспертиза, на которой настоял адвокат Дмитрий Динзе, проведенная по решению суда, не выявила следов Балуха на патронах и взрывчатке, хотя ее выводы не были категоричными: «выявить не представляется возможным». В проведении повторной экспертизы суд отказал, как и в проведении «комплексной дактилоскопической, биологической и генетической экспертизы».

Во время прений сам Балух отмечал, что ни одна из возможных версий, кроме обвинительной, не была рассмотрена следствием. «Этими версиями является то, что дом мог быть приобретен с этими боеприпасами, или что они были подброшены недоброжелателями, потому что я всегда вел и веду активную жизнь, в том числе и политическую, – говорил Балух в суде. – У меня есть политические оппоненты, есть люди, которые в меру воспитания, на мой взгляд, неправильного, считают меня виновником их бед. Они живут плохо, а виноват я, потому что на что-то им открываю глаза. Открываю глаза – а это же надо задумываться, а задумываться вредно, вдруг найдешь настоящую причину, это опасно. Поэтому есть недоброжелатели и есть правоохранительные органы, которые выполняют заказ – это что, из области фантастики? Или таких случаев, доказанных сотнями, если не тысячами, нет в истории юриспруденции?».

О том, что боеприпасы могли быть подброшены, косвенно говорят и некоторые свидетельские показания. Соседка Асия Мемедеминова рассказала в суде, что примерно за час до обыска во дворе дома Балуха лаяли его собаки и слышался шум. О том, что дома в Серебрянке вообще редко бывают закрыты, говорили все жители.

Следствие вообще не стало выяснять, как боеприпасы и взрывчатка оказались на чердаке дома Балуха, там, где когда-то висел украинский флаг. Во время обыска оперативники «намекали»: «Ну он же часто ездил в Украину». Но патроны были изготовлены, как следует из материалов дела, в 1982 году в Барнауле. Их путь в Серебрянку никто выяснять не стал, как их якобы приобрел Балух, тоже осталось неизвестным. Когда украинец ходатайствовал, чтобы его допрос провели с помощью полиграфа, суд отказал.

«Понятно, почему сотрудники правоохранительных органов хотят упечь, по другому не скажешь, Балуха в тюрьму, – поясняет преследования Балуха российскими властями адвокат Ольга Динзе . – Он занимает активную жизненную позицию относительно Крыма, вхождения его в состав России. Он считает себя гражданином Украины, собственно, кем и является, не собирается принимать российское гражданство никоим образом. Он против этого и явно показывает, демонстрировал на своем жилище флаг Украины. Естественно, сотрудникам крымской госбезопасности он не нравится. Его решили попросту устранить».

Адвокат Дмитрий Динзе заявил в суде аналогичное: «Действия Владимира Балуха, как способ выражения его несогласия с оккупацией Крыма Российской Федерацией, привели к конфронтации с российской властью, которая начала системно использовать против него меры карательного характера».

Адвокат Дмитрий Динзе

Сам Балух говорил за несколько месяцев до ареста: «Мне они говорили: «Может, ты уже определишься и уедешь или ты сидеть хочешь?». Их задача – чтобы сидели все, как мыши под веником, не вякали, радовались происходящему или, по крайней мере, создавали вид. Какая у оккупантов может быть цель? Заставить население быть лояльным власти».

Владимир Балух предлагал своей матери уехать сразу после аннексии в 2014 году, однако она отказалась. «Куда я уеду, тут могила отца», – рассказывала она. С ней в Серебрянке остался и сын. Сейчас Наталья Балух в одиночку ведет хозяйство, 45 гектаров земли, которые каждый год засевал Балух, остаются пустыми.

«Меня на этот год источника дохода уже практически лишили. Потому что у меня были запланированы весенние полевые работы. А вместо того, чтобы подготовить почву, я нахожусь здесь, – говорил он в суде. – Все происходящее, вместе с третьим обыском – это давление на меня. Потому что в этом мерзостном мире, которое культивирует государство, я предпочел остаться человеком. Мне еще год назад угрожали подкинуть оружие и патроны, чтобы совершить то, что совершили сейчас. Лишить меня средств к существованию, чтобы сломать. Это бесполезно, меня можно лишить средств и жизни, но дух мой не сломить».

Предыдущая Санкции США против России — война за энергетический рынок Европы
Следующая За расстрел отца и мачехи прокурор пойдет под суд

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *