Одинаковые протоколы, гостайна и кочевые свидетели. Как в Крыму судят активиста Сулеймана Кадырова


В Крыму продолжается судебный процесс над крымскотатарским активистом Сулейманом Кадыровым. За несколько заседаний выяснилось, что протоколы допросов в деле идентичны друг другу, свидетели обвинения раньше фигурировали в других политических делах, а неудобные для себя вопросы следствие прикрывает государственной тайной.

Уголовное дело в отношении Сулеймана Кадырова возбудили осенью 2016 года. Российские силовики обвиняют активиста в «публичных призывах к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации», иными словами – в сепаратизме. По версии следствия, в марте 2016 года Кадыров на своей странице в Фейсбук сделал репост видео под названием «Новый батальон. Набор добровольцев и сбор средств», а спустя несколько месяцев – в июле, оставил под этим же видео комментарий: «Сулейман Кадыров Согласен! Крым – это Украина, всегда была, есть и будет! Спасибо автору за видео! Поддерживаю!!».

Видео, которое якобы перепостил Кадыров, разместил в Фейсбуке Демьян Демьянченко . На нем мужчина с заретушированным лицом, рассказывает, что живет в Симферополе, призывает вступать в им же созданный добровольческий батальон для участия в боевых действиях на Донбассе. О Крыме мужчина говорит лишь то, что полуостров оккупирован. Этот 7-минутный ролик размещен и на канале «Демьяна Демьянченко» в YouTube – там он собрал почти 1800 просмотров.

Сулейман Кадыров признается, что не помнит, чтобы делал репост этого видеоролика и оставлял под ним комментарий. Но активист не отрицает, что считает Крым частью Украины. По словам Кадырова, именно его проукраинская позиция стала поводом для уголовного преследования.

«Уголовное дело в отношении меня было возбуждено по политическим мотивам, потому что после 2014 года я активно занимался в Крыму правозащитной деятельностью. Виновным себя я не считаю», – коротко объясняет активист.

Такой же позиции придерживается защита.

«Мы не исключаем, что Кадыров мог сделать репост и оставить комментарий, но с лингвистической точки зрения, да и в целом здравого смысла, это выглядит как явка с повинной. Кто сейчас пишет комментарии в такой манере?» – говорит адвокат.

https://flashvideo.rferl.org/Videoroot/Pangeavideo/2017/10/0/07/074bd991-1859-4554-9f9f-0b963201aca4_manifest.mpd

Следствие по делу Кадырова длилось год. За это время обвинение подготовило две экспертизы. В одной из них говорится, что в видеообращении Демьяна Демьянченко есть призывы к сепаратизму, однако ничего не сказано о комментарии Кадырова. В другой экспертизе говорится о том, что комментарий Кадырова носит одобрительный характер.

«Заключение эксперта – это одно из основополагающих доказательств по данной категории дел. Следствие провело две экспертизы, и ни одна из них не показала, что в действиях Кадырова есть противоправные действия. Допустим эксперты усмотрели призывы в самом видео. Но мы будем апеллировать к тому, что во- первых Кадыров не имеет к этому видео никакого отношения, во-вторых там нет призывов к нарушению территориальной целостности России. В видео идет речь о призывах к формированию вооруженных батальонов на территории двух областей – Донецкой и Луганской. Где здесь призывы к сепаратизму – защите непонятно», – недоумевает адвокат Алексей Ладин .

https://flashvideo.rferl.org/Videoroot/Pangeavideo/2017/12/c/cb/cbfb59df-0af8-4b1c-b817-66274a57ea3d_manifest.mpd

Еще на этапе следствия активиста включили в список террористов и экстремистов, хотя он тогда был в статусе подозреваемого.

Один на двоих протокол

Судебное разбирательство по делу Сулеймана Кадырова началось в декабре. На первом заседании по существу допросили десятерых свидетелей обвинения, включая оперуполномоченного ФСБ Владислава Долгачева, который вел дело. Часть допрошенных свидетелей были понятыми при обыске и оперативных мероприятиях. Еще часть – представители общественности, которые якобы нашли на странице Кадырова экстремистское видео и сообщили об этом в ФСБ.

Главным предметом обсуждения в ходе заседания стали протоколы допросов свидетелей. А точнее – несоответствие показаний, которые свидетели давали следователю, с показаниями, озвученными в суде.

К примеру, в протоколе допроса понятого Владимира Петухова , участвовавшего при обыске, говорится: «Ноутбук был изъят в ходе оперативно-розыскного мероприятия, после чего сотрудником ФСБ при участии специалиста был проведен его осмотр. В ходе осмотра ноутбука было снято несколько изображений скриншотов, которые были сохранены на отдельный оптический диск типа CD-R». Но в суде на вопросы, адвокатов, что такое «скриншот», «CD-R» или «оперативно-розыскного мероприятия» Петухов ответить не смог. Как эти термины, оказались в протоколе допроса, свидетель не смог пояснить.

Протоколы еще двоих свидетелей обвинения – Константина Кузько и Олега Федорова – оказались одинаковыми. В суде они рассказали, что в июле «случайно оказались на бульваре Франко в Симферополе, где к ним подошел сотрудник ФСБ и предложил поучаствовать в качестве понятых при осмотре одного видео». На вопросы адвокатов свидетели ответили, что давали показания следователю «в форме свободного рассказа». Как так вышло, что их рассказы оказались идентичными друг другу вплоть до запятой, Кузько и Федоров ответить не смогли.

Адвокаты ходатайствовали об исключении этих протоколов из материалов дела.

«Выяснилось, что свидетелям задавали вопросы, но следователь их не отражал в протоколе. Мы не можем знать, какие именно были вопросы. Фактически следователь скрыл часть своих действий во время допроса. Протоколы идентичны друг другу, вплоть до запятой, хотя в суде свидетели пояснили, что давали показания в форме свободного рассказа», – пояснил тогда позицию защиты адвокат Ладин.

Суд в ходатайстве отказал.

Провокация под видом гостайны

В деле Кадырова фигурируют четверо представителей общественности. Согласно их показаниям, в августе 2016 года независимо друг от друга они обнаружили на странице Кадырова видео и, возмутившись его содержанием, сообщили о находке в ФСБ. Протоколы их допросов, как и в случае с понятыми, ничем не отличались друг от друга.

«Такие совпадения вызывают мягко говоря недоумения, а по сути это обоснованный повод для сомнений со стороны защиты в добровольности и достоверности показаний этих людей. У нас есть все основания полагать, что сотрудниками ФСБ была проведена оперативная работа результатом которой стал сговор этих граждан, после которого они пришли и от имени возмущенной общественности сделали заявление в ФСБ», – объясняет адвокат Ладин.

Сулейман Кадыров (в центре) и адвокаты Алексей Ладин (слева) и Эмиль Курбединов (справа)

Подозрения защиты подтверждает допрос оперативного сотрудника ФСБ Владислава Доглачева . Для адвокатов не понятно, почему Долачев, который вел дело Кадырова, не пресек его противоправные (с точки зрения следствия) действия сразу, когда активист якобы сделал репост ролика.

«Получается ФСБ пристально следило за деятельностью Сулеймана Кадырова. И каждый раз, когда он проявлял активность, которая, по их мнению, противоправна, они тут же проводили какие-то оперативно-розыскные мероприятия. Для нас очевидно, что это провокация, направленная на привлечение Кадырова к уголовной ответственности. Им без разницы, сколько это видео провисит в интернете и сколько людей его посмотрят. Если бы в марте следователи изъяли видео из сети, в августе не было бы возмущенной общественности, которая это видео посмотрела», – говорит адвокат.

https://flashvideo.rferl.org/Videoroot/Pangeavideo/2017/12/2/2c/2c7f9fa6-2777-434d-98aa-f4748da06f1e_manifest.mpd

Сотрудник ФСБ отказался отвечать на вопрос, почему он просто наблюдал за деятельностью Кадырова в интернете и не пытался ее пресечь. Долгачев сослался на «глубокие разработки ведомства» и «государственную тайну», которую защита не имеет права знать. В ответ на это адвокаты ходатайствовали о допросе оперуполномоченного ФСБ в закрытом судебном заседании. Суд в ходатайстве отказал.

Такая же ситуация в свое время сложилась в деле журналиста Николая Семены, уже осужденного за сепаратизм. Тогда адвокаты выяснили, что оперативники следили за Семеной до того, как получили разрешение у суда. Сотрудники ФСБ оправдывали это тем, что якобы было еще одно решение суда – засекреченное. Защита пыталась установить это в закрытом судебном заседании, но суд отказал.

Кочевые понятые

Этот эпизод – не единственное, что связывает дела Кадырова и Семены. В деле крымскотатарского активиста фигурирует двое понятых Денис Баранцев и Александр Войцещук . В суде они рассказали, что сотрудники ФСБ случайно привлекли их для осмотра видео и комментария на странице Кадырова.

«В качестве понятого я ранее привлекался следственными органами, но тогда возле здания ФСБ оказался случайно, – пояснил в суде Баранцев. – Но хотел бы отметить, что на тот момент занимал должность правового консультанта в администрации поселка Молодежное».

По словам Баранцева, силовики нередко привлекали сотрудников администрации поселка к «разного рода процессуальным действиям».

«Мы в курсе всех событий, и к нам часто обращались», – пояснил он.
Денис Баранцев и его друг Александр Войцещук, который также уверял, что случайно оказался возле здания ФСБ, раньше фигурировали в деле Семены как представители общественности. В суде над журналистом они рассказали, что нашли статью о блокаде Крыма и сообщили о ней оперативникам ФСБ.

Протоколы допросов​ Баранцева и Войцещука адвокаты также просили исключить из материалов дела. Как минимум, потому что Войцещук в суде заявил, что по ходу допроса корректировал протокол вместе со следователем.

«Если понятые подозреваются в ангажированности, следственные действия признаются недопустимыми. Мы просили изъять из материалов дела протоколы – суд отказал. Дальше будем просить суд признать оперативно-розыскные мероприятия недопустимым доказательством по делу», – рассказал Ладин.

Адвокат недоумевает, почему следствие решило направить дело Кадырова в суд. Еще до начала процесса Ладин заявлял, что защита может доказать невиновность Кадырова даже на основании материалов следствия. Адвокат имел ввиду экпертизы обвинения, которые не нашли в действия крымскотатарского активиста призывов к сепаратизму.

«Для меня было удивительным, когда ФСБ решило направить дело в суд. Все время Пока Кадыров находился в статусе подозреваемого, ситуацию еще как-то можно было откатить назад. Сейчас же мы будем просто доказывать невиновность нашего подзащитного. Но будь я на месте ФСБ, я бы это дело в суд не отправлял», – резюмировал адвокат.

Предыдущая Страшно жить: почему крымские подростки стали агрессивнее?
Следующая Строительство Керченского моста вредит рыболовному промыслу Грузии – украинский эколог

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 10 =