Олег Чубук: Спасти украинский флот


После заявления российского президента о якобы готовности вернуть захваченные корабли, катера и судна меня преследуют неоднозначные чувства. Почему именно сейчас звучит подобное заявление, еще и со словами «пользуясь случаем»? Почему не год, два назад? Что изменилось за это время? На мой взгляд, это не совсем «невзначай».

Как известно, вскоре следует ожидать и объявления материалов расследования «Западом» коррупции в «российской верхушке», и российских президентских выборов…

Меня всегда возмущало, как российская сторона по-пиратски захватила украинские корабли и судна. Причину захвата они объясняли тем, что, мол, это вооружение не должно быть использовано против украинского народа на Донбассе. Но это не выдерживает никакой критики: как корабли, базируемые в Черном море, могут задействовать на донецких просторах?! Тем более, ни один из них не оснащен, к примеру, ракетным комплексом типа «Калибр», ракеты которого летят сотни километров (его использование или неиспользование ‒ это уже другой разговор).

Поэтому и сейчас я не относился бы слишком серьезно к заявлениям российской стороны. Если же российское руководство действительно готово вернуть корабли, то надо обратить внимание на следующее.

Во-первых, подавляющее большинство из тех 9 или 10 боевых кораблей и боевых катеров, которые остаются на временно оккупированной территории, ‒ далеко не металлолом, как это пытаются представить. По крайней мере, они не были таковыми на момент их захвата. Да, самым молодым из них ‒ противолодочным корветам «Тернополь», «Луцк», большому разведывательному кораблю «Славутич» ‒ около 25 лет. О возрасте остальных и говорить нечего. Но примерно столько же фрегату «Гетман Сагайдачный». А корвет «Винница», который Украинский флот стремится поставить в строй, вообще более чем сорокалетний… Другое дело, что захваченные в Крыму корабли почти четыре года не получали надлежащего технического обслуживания: не прокручивались их узлы и механизмы – они, так сказать, ржавели у стенки. Но самое главное – в них не вдыхалась жизнь. В каком состоянии эти корабли сейчас, мы можем только догадываться. Но для восстановления их технического состояния однозначно потребуются десятки миллионов гривен и время.

Относительно того, были ли корабли ограблены, у меня нет данных. Некоторое время назад командующий ВМС Украины вице-адмирал Игорь Воронченко сообщал об использовании большого десантного корабля «Константин Ольшанский» в качестве корабля-донора для так называемого «сирийского экспресса».

Важным, на мой взгляд, является и то, что корабельно-катерный состав любого военного флота должен быть сбалансированным. Украинские ВМС такими никогда не были. Причины? Во-первых, в 90-е годы не так, как надо было, разделили Черноморский флот бывшего СССР. Во-вторых (и это, пожалуй, важнее), мы больше двадцати лет почти не строили национальный флот, а тот, что был, неустанно старел…

Фрегат «Гетман Сагайдачный»

Сейчас в составе ВМС явно недостаточно кораблей, именно боевых кораблей и катеров, для полноценной защиты страны с морского направления (я не о том, сможем ли мы отразить вражеский морской десант ‒ уверен сможем, но прежде всего благодаря войскам береговой обороны, тем же имеющимся кораблям и катерам), не говоря уже об отсутствии его сбалансированности. Например, у нас нет морских тральщиков. Недостаточно десантных платформ. Россия же незаконно удерживает морские тральщики «Черкассы» и «Чернигов», базовые тральщики «Мариуполь» и «Мелитополь», большой десантный корабль «Константин Ольшанский». Нам очень нужны противолодочные корабли, каковыми являются корвет «Хмельницкий», те же «Тернополь» и «Луцк», построенные на киевской тогдашней «Ленинской кузнице». У нас нет ракетного корвета, потому что ракетный корвет «Приднепровье» захвачен в 2014-м в Севастополе…

Тральщик «Черкассы» на стоянке в Донузлаве

Захваченными остаются и около 10 вспомогательных и специальных судов, среди которых и спасательный буксир «Кременец», имеющий хорошие тактико-технические характеристики. Это буксир совершал походы в Средиземное море и достойно представлял украинские ВМС в ряде международных учений. Не говоря уже о том, что он нужен для поисково-спасательного обеспечения Украинских ВМС, в том числе и подводной лодки «Запорожье». Если его отдавали бы, а мы приняли соответствующее решение. Кстати говоря, помните океан сарказма в России (да и в Украине) о единственной украинской подводной лодке!?Как бы там ни было, украинцы смогли ее отремонтировать и вывести в море. Если вы меня спросите, нужна ли нам эта 45-летняя подводная лодка, я засомневаюсь, что ответить. И не столько из-за возраста этого корабля ‒ подводное, если можно так сказать, дело в украинском флоте едва теплится. К сожалению, очень мало осталось специалистов. Хотя, надо с чего-то начинать возрождение подводного флота, возможно, с приобретения малых или сверхмалых субмарин…

Итак, вопрос возвращения кораблей и судов достаточно непрост. Конечно, я не о механике, не о самом процессе возвращения или перебазирования. Я о том, что это еще и вопрос кадрового обеспечения. Откровенно говоря, я не уверен в том, что мы сможем быстро найти необходимый персонал для заполнения стольких вакансий. Ведь далеко не все члены экипажей, остались верными присяге и продолжили служить на флоте после его передислокации на материковую часть Украины. Некоторое время офицеры и контрактники ждали возвращения кораблей, потом многие устраивались на службу на другие корабли, кто-то шел в АТО, а многие, прежде всего военнослужащие по контракту, уволились. Кстати, на это тоже рассчитывала российская сторона.

Захватывая корабли, россияне прогнозировали, что у украинцев возникнут кадровые проблемы…

Так что государству Украина, если она всерьез решила относиться к вопросам развития военного флота, надо определяться: либо строить новые корабли и катера – что, к счастью, началось, – или возвращать старые судна, вкладывая огромные средства в их восстановление. Но обязательно надо продолжить, а на самом деле активизировать, строительство нового корабельного состава. Потому что имеющийся состав, в том числе корабли, катера и судна, которые находятся в Крыму, свои сроки эксплуатации практически исчерпали. Мы все, без сомнения, за современный мощный военный флот. Но мы понимаем, на что способна отечественная экономика. И понимаем, что мы не вправе оставлять корабли во временно оккупированном Крыму, а сам Крым ‒ временно оккупированным… Непростой вопрос.

Олег Чубук , военный эксперт, представитель Командования ВМС ВС Украины в 2010-2017 гг.

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая В Генпрокуратуре России назвали главной задачей 2018 года недопущение протестов
Следующая Олег Чубук: Спасти украинский флот

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × три =