«Он чувствовал себя обязанным Крыму»: как Валерий Возгрин написал историю крымских татар


Российский историк Валерий Возгрин ушел из жизни в ночь на 10 января 2020 года. Уроженец Симферополя, он стал делегатом Курултая крымскотатарского народа второго созыва и представителем Меджлиса крымскотатарского народа в Санкт-Петербурге.

В исторических кругах Возгрин известен благодаря авторству четырехтомной «Истории крымскотатарского народа». Какое наследие оставил симферополец Валерий Возгрин ? Что легло в основу его исторической концепции для Крыма? И как отразились труды Возгрина на статусе крымскотатарского народа в Украине? Об этом шла речь в эфире Радио .

Кандидат исторических наук Украины Александр Севастьянов рассказал , что историческая концепция Валерия Возгрина базировалась прежде всего на признании крымских татар коренным народом полуострова.

– Другим фундаментальным камнем его концепции было признание негативной роли Российской империи в истории Крыма. Скажем так, это был более выпуклый анализ некоторых аспектов имперской политики. Валерий Возгрин был ее противником и выступал также против советской имперской политики. То есть это была попытка выстроить антиимперский и антисоветский нарратив в истории Крыма. По факту концепция не стала широко употребимой, но вошла в контекст того времени – 1990-х годов. При этом историческую работу Возгрина усилиями Меджлиса крымскотатарского народа подняли на политическую высоту.

Глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров рассуждает о роли Валерия Возгрина в крымскотатарском национальном движении в начале 1990-х годов.

– Я познакомился с ним накануне Курултая крымскотатарского народа, где-то за год до восстановления этого института – это 1990-1991 годы. Мы знали, что он только что завершил большое исследование по истории крымских татар. Книга «Исторические судьбы крымских татар» вышла в 1992 году большим тиражом, и для Крыма это было открытие. Возгрин принимал участие в подготовке Курултая, и его авторитет был настолько значителен, что в списке кандидатов в Меджлис он был одним из первых по рейтингу. У него было обостренное чувство справедливости, он боготворил Крым и как будто чувствовал, что покинул его нехорошо. Но Возгрин делал успешную научную карьеру, и это было бы невозможно на полуострове, тем более занимаясь крымской проблематикой. Он чувствовал себя обязанным по отношению к Крыму.

Рефат Чубаров

Рефат Чубаров утверждает, что практически каждому крымскому татарину знакомо имя Валерия Возгрина, а во многих семьях есть его книги.

– Но мы хотим, чтобы его творческое наследие было известно не только крымским татарам, но и вообще всем, кто живет в Крыму. Возможно, мы будем думать о том, чтобы перевести его работы в формат электронной библиотеки. Будем советоваться с молодыми коллегами и близкими Валерия Возгрина на этот счет. Разумеется, его имя будет на слуху в Крыму, в том числе путем присвоения каким-то объектам вроде школ, но только после деоккупации.

Валерий Возгрин в 2014 году рассказывал, что вел работу над четырехтомником «Истории крымскотатарского народа» более 20 лет. По словам историка, целью его жизни было «вложить в руки народа его историю». Основная часть первой книги посвящена эпохе Крымского ханства. Во втором томе автор осветил период пребывания Крыма в составе Российской империи, в третьем – советский период. Наконец, четвертая книга рассказывает о том времени, «когда крымскотатарский народ был фактически объявлен вне закона – сначала немецкими оккупантами (октябрь 1941 года), а затем советскими освободителями (18 мая 1944 года)».

Валерий Возгрин

Крымский юрист и философ Надир Бекиров вспоминает, что еще до аннексии полуострова труды Валерия Возгрина вызывали резко негативную реакцию, в частности, со стороны различных общественных и политических деятелей.

– В ближайшее время перспективы для выработки общего взгляда и подхода к его творческому наследию я не вижу. Разделение тут идет как раз не по национальной линии, ведь Валерий Возгрин был русским. Его предки были среди первых русских поселенцев – крепостных крестьян из Центральной России. Разделение идет по интеллекту, по морали, по жизненным ценностям и ориентирам. Крым в этом смысле никакого единства ни раньше, ни сейчас не представляет, и в ближайшее время представлять не будет. Резкая реакция на первую книгу Возгрина последовала не только со стороны тех, кто с ним по существу не согласен – тогда даже Верховный совет Республики Крым вынес постановление о том, что книга очень плохая, было направлено предложение Российской Академии наук изгнать его с рабочего места как неугодного и так далее. Я в то время был депутатом и выступил против этого.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Надир Бекиров отмечает, что в РАН не приняли это обращение как руководство к действию, и Валерий Возгрин до последнего оставался там работать.

– На гражданской панихиде в Санкт-Петербурге 13 января было очень много разных людей: и крымских татар, и студентов, и коллег. Это еще раз показывает, что граница относительно позиции и взглядов Валерия Возгрина пролегает не по национальности, а по душам людей. История с тенденциозностью относительно крымских татар в науке, в учебниках началась не в 2014 году, а с 18-го века – тогда начались подтасовки и фальсификации. То, что мы видим сейчас, – это лишь один из эпизодов, ничего оригинального в этом нет. Что там говорить – у самого Возгрина в его фундаментальных, безусловно, работах, есть положения, которые, видимо, в дальнейшем будут оспариваться и требовать уточнения. Но его вклад в развитие истории Крыма и крымских татар, наверное, сопоставим со вкладом Исмаила Гаспринского.

Александр Севастьянов полагает, что политика помешала укрепиться достижениям Возгрина.

– У нас до сих пор нет четкой научной, однозначной концепции истории Крыма. То, что сумел сделать Валерий Возгрин, безусловно, имеет определенную научную ценность и вес, особенно если учесть, что все это делалось в позднесоветскую эпоху, когда мы наблюдали пустоту вместо научной концепции истории полуострова. Другое дело, что это совпало с различными политическими событиями, и исторической концепции это, наверное, повредило. Вокруг трудов Возгрина, которые могли стать предметом серьезной историографической дискуссии, возникла политическая дискуссия. В ней были похоронены все научные аргументы, все перешло в русло политики. Концепция ученого стала жертвой такого спора и, к сожалению, использовалась в политической борьбе как противниками, так и сторонниками определенных сил. Все это не приблизило нас к единой концепции истории Крыма.

По мнению Александра Севастьянова, от возможного переиздания четырехтомника Валерия Возгрина в Киеве должны быть полностью отстранены политики, а это дело следует поручить исключительно ученым.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Предыдущая «Он чувствовал себя обязанным Крыму»: как Валерий Возгрин написал историю крымских татар
Следующая Российские хакеры взломали ресурсы украинской компании Burisma – СМИ

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *