Осман Сейдягъяев: «Дом моего деда стоит в деревне, в нем живут переселенцы»


18-20 мая 1944 года в ходе спецоперации НКВД-НКГБ из Крыма в Среднюю Азию, Сибирь и Урал были депортированы все крымские татары (по официальным данным – 194 111 человек). В 2004-2011 годы Специальная комиссия Курултая проводила общенародную акцию «Унутма» («Помни»), во время которой собрала около 950 воспоминаний очевидцев депортации. публикуют свидетельства из этих архивов.

Я, Осман Сейдягъяев , крымский татарин, родился 26 ноября 1927 года в деревне Эски-Сарай (в 1948 году переименовано в Монетное, впоследствии было упразднено и стало частью села Пионерское – КР) Симферопольского района Крымской АССР.

В момент выселения в состав семьи входили мать Урмус Абдураманова (1908 г.р.), сестра Сание Сеитягъя (1939 г.р.) и сестра Зекие Сеитягъя (1936 г.р.).

В момент депортации семья проживала в деревне Эски-Сарай Симферопольского района Крымской АССР.

В 1937 году мой отец Аджи Амет Сеитягъя (1900 г.р.) продал дом наш в деревне Эски-Сарай, и мы переехали в г. Симферополь по адресу: ул. Курцовская, 2. Этот двор принадлежал отцу матери Абдураману , моему деду. В 1937 году отец поступил на работу на консервный завод «Трудовой октябрь» в Симферополе в качестве плотника. Когда началась война в 1941 году, отец находился в командировке в Казахстане, откуда его мобилизовали на фронт.

В 1944 году 13 апреля Красная армия освободила Симферополь, а 20 апреля 1944 года мы получили письмо от отца с Ленинградского фронта. Он писал, что они освобождают Нарву и будут наступать по направлению к Варшаве, сказал, что скоро встретимся.

Когда 22 июня 1941 года началась война, наша семья переехала в деревню Эски-Сарай, где наш дед по отцу Аджи Амет дал одну комнату.

Но 18 мая 1944 года пришли три вооруженных солдата, нашу семью и соседние семьи под штыки собрали около деревни Джолман (в 1945 году переименовано в Пионерское – КР). Сказали, что приказ, дали 10 минут собраться. Мы ничего не смогли взять в 4 часа утра сонные, думали, что везут на расстрел. Ничего солдаты не объяснили. В полночь нас погрузили на полуторки, повезли в Симферополь на железнодорожный вокзал, затем погрузили в телячьи вагоны, окна которых были обтянуты колючей проволокой.

По пути следования питание выдавали один раз в сутки: ведро баланды на один вагон, по кусочку хлеба в сутки на каждого. В пути многие старики, дети заболевали разными болезнями, бывали случаи, когда некоторые не выдерживали адских условий, умирали. Хоронить и держать трупы в вагонах не разрешали, поэтому трупы выбрасывали на ходу поезда.

Нас в количестве 100 семей привезли в г. Туринск Свердловской области, на завод №3. Этот завод был военный, на бирже этого завода работали волжские немцы и нас, крымских татар, подключили к волжским немцам. На бирже мы работали на распиловке древесины для котлов, которые давали пар для работы электростанции, снабжавшей электроэнергией основные производства завода.

На бирже работали в две смены по 12 часов без остановки в любую погоду, а на Урале морозы доходили до 30-40 градусов. Несовершеннолетние от 14 лет также работали наравне со взрослыми.

Война закончилась 9 мая 1945 года, отца демобилизовали из армии в августе 1945 года. Отец приехал в Крым и узнал, что крымскотатарский народ выслан. Об этом на фронте ничего не было известно. Отец явился в НКВД, спрашивает: «Где моя семья?». А ему говорят, что по приказу Сталина ваш народ выслан из Крыма. Отец говорит: «На каком основании? Я принял присягу за Родину, за Сталина». В НКВД говорят: «Мы ничего не можем сделать, вам надо ехать в Среднюю Азию, в г. Ташкент, там все документы на высланных».

Отец говорит: «Вот адрес моей семьи – г. Туринск Свердловской области». Адрес ему дали в деревне Эски-Сарай Симферопольского района, две подруги – татарка и русская – переписывались между городом Туринском и деревней Эски Сарай.

Отец в конце августа 1945 года приехал в Туринск. Когда он явился в военкомат, его красноармейскую книжку забрали: сказали, что когда отец выйдет на пенсию, его военный стаж включат в стаж пенсионный.

В 1957 году наша семья переехала в г. Андижан Узбекской ССР. В 1960 году отец сделал запрос в военкомат Туринска Свердловской области, чтобы выслали красноармейскую книжку для включения службы в пенсионный стаж. Отец выходил на пенсию. Ответ был: «Архив уничтожен». За такой короткий срок. Ничего не выслали.

В 1982 году в Андижане мать умерла, а в 1983 году – отец.

Даю короткие сведения о себе. 5 августа 1944 года я был принят на лесобиржу завода №3 Туринска в качестве рабочего. В 1945 году, в конце августа, был переведен слесарем 4-го разряда. С 1946 по 1953 год я учился в вечерней школе молодежи Туринска, получил аттестат об окончании 10 классов. В 1955 году был принят на курсы киномеханика в поселке Троицкое Алтайского края. В 1956 году курсы закончил на киномеханика 1-й категории, один год отрабатывал в г. Реж Свердловской области.

В 1957 году переехали всей семьей в г. Андижан. В 1960 г. поступил на работу на завод «Строймаш» в г. Андижане в качестве электрика 4-го разряда. В 1960-м женился, поступил в вечерний электротехнический техникум, который окончил в 1963 году с дипломом электромеханика. В 1964 году поступил в Андижанский Узлектромонтаж в качестве техника-электроналадчика. В 1988 году вышел на пенсию.

В 1989 году я переехал в Крым, купил старый дом в п. Пионерское (д. Эски Сарай). Дом моего деда Аджи Амета стоит в деревне Эски Сарай, в нем живут переселенцы. Жена, дочь, сын переехали в Крым в 1991 году. В 2003 году жена умерла, дочь и сын семейные, живут и работают в г. Симферополе. В настоящее время я пенсионер, участник войны, живу в поселке Пионерское Симферопольского района.

(Воспоминание от 26 декабря 2009 года)

К публикации подготовил Эльведин Чубаров , крымский историк, заместитель председателя Специальной комиссии Курултая по изучению геноцида крымскотатарского народа и преодолению его последствий

Предыдущая Умереть на работе – Крым.Реалии Daily
Следующая В Судаке пройдет рыцарский фестиваль «Генуэзский шлем»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *