Особо опасны. Роскомнадзор и ФСБ против норвежских журналистов


«Живете в России и хотите читать эту статью? Кликнете на ссылку». Такая надпись сейчас сопровождает все материалы регионального норвежского издания «Баренц Обзервер» в соцсетях. В начале 2019 года Роскомнадзор заблокировал сайт для российского читателя. Но журналисты Обзервера не сдаются – 17 лет они работают для приграничной территории России и Норвегии и не планируют терять своего читателя.

Норвегия – лидер рейтинга свободы прессы на протяжении последних трех лет. Тем удивительнее для норвежцев история, которая произошла и до сих пор происходит с их региональным интернет-изданием «Баренц Обзервер».

«Баренц Обзервер» – независимое норвежское онлайн-издание из небольшого города Киркенес, на границе Мурманской области. Журнал пишет о российско-норвежских отношениях, региональной политике и экономике, правах человека. Несколько лет назад региональные власти Северной Норвегии под давлением российских дипломатов попытались ввести цензуру и взять под контроль редакционную политику журнала. Попытка оказалась неудачной. Но что не получилось у Норвегии, получилось у России: сначала ФСБ закрыло въезд в страну главному редактору издания, а потом Роскомнадзор заблокировал его сайт на территории России. Но журналисты не прекратили свою работу.

Норвежские политики против «Баренц Обзервер»

Онлайн-журнал Barents Observer основал в 2002 году норвежский журналист Атле Столесен . Новое СМИ освещало события, которые касались сотрудничества в Баренц-регионе – территория вокруг Баренцева моря, на которой с целью «развития международного сотрудничества» в 1993 году в единую общественную организацию объединились четыре страны – Норвегия, Россия, Финляндия и Швеция.

Четыре государства-участника по очереди руководят сотрудничеством. Для руководства сотрудничеством на центральном уровне создан Совет Баренцева/Евроарктического региона, в который входят министры иностранных дел четырех стран.

«Баренц Обзервер» быстро стал таким же уникальным для журналистики явлением, каким был и сам Баренц-регион для международных отношений в начале 1990-х. Нет в истории международных отношений другой такой организации, где министры иностранных дел четырех государств на равных взаимодействовали с представителями региональных правительств. Как нет и в истории журналистики таких медиа, которые профессионально пишут про региональное сотрудничество на Севере Европы, вопросы безопасности, проблемы экономического развития и перспективы энергетических проектов, про жизнь обычных людей по обе стороны границы, причем сразу на двух языках – английском и русском.

Именно поэтому на «Баренц Обзервер» быстро обратили внимание представители норвежского Баренц-секретариата, который отвечал за развитие, в том числе финансирование, сотрудничества Норвегии и России на региональном уровне. В 2005 году они предложили издателю сотрудничество: следующие 10 лет журналисты «Обзервера» стали, по сути, сотрудниками секретариата – они заняли одно из помещений организации, начали получать стабильную зарплату. Правда, финансирование в основном поступало из бюджета норвежского МИДа, который многие годы финансировал Секретариат и приграничные проекты с Россией.

В 2014 году, как и многое в отношениях России и Запада, региональное сотрудничество на Севере Европы изменилось после Крыма. Критическую оценку аннексии Крыма журналистами «Обзервера» осудили в российском генконсульстве. После этого публичного выступления генконсула Михаила Носкова норвежские региональные политики негласно поддержали российского дипломата и решили воздействовать на собственное издание.

– Представители губернских администраций северной Норвегии, которые на тот момент являлись владельцами секретариата, официально уведомили меня, как главного редактора издания, что они намерены ограничить редакционную свободу «Обзервера», – рассказывает журналист Томас Нильсен . – То есть, фактически, они хотели ввести цензуру и указывать нам, о чем мы можем писать, а о чем не можем. Руководствовались они при этом, по их словам, интересами сотрудничества с Россией. Мы, естественно, отказались выполнять эту незаконную просьбу. Тогда они решили меня уволить, но это было большой глупостью с их стороны.

В Норвегии («глупо было этого не учесть», считает Нильсен) действуют строгие законы, защищающие свободу слова и редакционную независимость СМИ. Нильсен официально уведомил работодателя, что собирается подать в суд. Это грозило региональным властям не только моральными, но и финансовыми издержками, и они отозвали свое решение об увольнении. Но было поздно: Нильсен уволился сам, а вместе с ним ушли и другие сотрудника издания – основатель и журналист «Обзервера» Атле Столесен и журналистка Труде Петтерсен . Вместе они основали новое независимое СМИ, которое частично сохранило старое название – «Независимый Баренц Обзервер».

– «Независимый Баренц Обзервер» (впрочем, со временем приставка «независимый» сама собой отпала, потому что не может быть зависимого «Обзервера») мы создали 7 октября 2015 года, в день рождения Владимира Владимировича [Путина]. Так себе подарок, конечно, но символично. Мы не жалели и не жалеем о том, как обернулось дело. Мы защитили свою журналистскую свободу, и это самое дорогое. Да, теперь у нас нет гарантированной зарплаты, но мы сохранили читателя, это важнее. Самое обидное в этой истории – то, что в заложниках у региональных политиков остался архив журнала. Он доступен для читателя, но никто не может гарантировать, что это навсегда. В региональных парламентах северной Норвегии несколько раз поднимался вопрос о том, чтобы вернуть нам архив, но пока это поколение политиков не сменится, архив останется в заложниках, – говорит Нильсен.

ФСБ против Нильсена, Нильсен против России

9 марта 2017 года Томаса Нильсена не пустили в Россию. Без объяснения причин российские пограничники развернули журналиста обратно в Норвегию при очередном его въезде в страну. Существует две версии того, почему это произошло. Российским МИД, например, опубликовал комментарий, в котором объявил о внесении Нильсена в санкционный «стоп–лист»:

«Составление российской стороной двух «стоп-листов» является ответной мерой на присоединение Норвегии к персональному санкционному списку Европейского союза и придание с 1 сентября 2016 г. постоянного характера дискриминационному порядку въезда на Шпицберген российских граждан в соответствии с Предписанием №96 от 3 февраля 1995 г. «О депортации и выдворении с архипелага Шпицберген», – цитирует комментарий российского МИДа издание «7х7» (сейчас эта страница на сайте российского посольства в Норвегии недоступна).

Томас Нильсен

Нильсен в эту версию не верит. По его мнению, если бы инициатором запрета был российский МИД, то его бы лишили российской визы и журналистской аккредитации.

– Но этого не произошло. Виза моя действует до конца 2021 года, но я не могу по ней въехать в страну. Я уверен, что за этим запретом стоит ФСБ России, – заявляет Томас.

Эта версия подтвердилась в российском суде, куда именно с иском к ФСБ обратился Нильсен. При этом суды признали запрет на въезд в Россию законным. Пройдя все инстанции в России, Нильсен обратился в Европейский суд по правам человека. Недавно он получил уведомление о том, что его дело рассмотрят, когда – неизвестно.

ЕСПЧ рассмотрит жалобу Нильсена к России

– Я впервые побывал в России в 1989 году. С тех пор я бывал в вашей стране не меньше 300 или 400 раз, давно сбился со счета. Я объехал весь Крайний Север России еще в 1990-е годы. Я уверен, что когда-нибудь смогу вернуться в Россию, поговорить со старыми друзьями, выпить пива в мурманском баре. Я готов ждать. Если моя фамилия находится только в каких-то «стоп-листах» МИДа, то их могут отменить и завтра утром. А если за этим стоит ФСБ, то совершенно непонятно, до каких пор я буду, по их мнению, представлять «угрозу национальной безопасности России», – говорит Томас Нильсен.

Запрет на въезд в Россию Нильсен расценивает и как признание авторитетности мнения «Баренц Обзервера» мурманским управлением ФСБ. Он уверен, что ФСБ знает том, что «Обзервер» читают не только сотрудники Посольства Норвегии в Москве и Посольства России в Осло, но и все дипломаты в странах, которые следят за арктической тематикой – от Вашингтона до Пекина. Критические статьи в связи с неправильными, на взгляд журналистов «Обзервера», политическими решениями, регулярно появляются на сайте издания. Нильсен уверен: ход мысли российских спецслужб заключается в том, что проще закрыть «Обзервер», чем бороться с независимым мнением. И они стараются этого добиться.

– Они хотели бы видеть сотрудничество в Баренц-регионе, лишенное острых вопросов. Но извините, независимая журналистика – она именно о том, чтобы их задавать, – уверяет журналист.

Роскомнадзор против «Баренц Обзервер», «Обзервер» против Роскомнадзора

19 февраля 2019 года, через два года после того, как Томасу Нильсену запретили въезд на территорию России, российский регулятор Роскомназдор заблокировал сайт «Обзервера» для российских пользователей. Формальной причиной послужила публикация статьи о «гордом сааме-гее», в которой якобы были детально описаны способы суицида. Заблокировать сайт издания призвал политик Виталий Милонов.

Роскомнадзор потребовал удалить статью с сайта, но коллектив «Обзервера» посчитал это актом цензуры и принял решение оставить материал на сайте.

– Во-первых, тема, связанная с проблемами ЛГБТ, очень важна как для Северных стран, так и для России. Во-вторых, эта статья не нарушила ни одного положения российского законодательства. В-третьих, решение Роскомнадзора явно противоречит принципам свободной журналистики, которых мы придерживаемся и которые мы отстаиваем, – перечисляет Нильсен причины отказа выполнить предписание Роскомнадзора.

Атле Столасен

Такого же мнения придерживается и директор издания Атле Столесен, назвавший действия Роскомнадзора «репрессивными». Кроме того, журналисты «Обзервера» считают, что иностранные издания, работающие по законодательству других стран, в принципе не могут подпадать под санкции российского ведомства.

Нильсен уверен, что статья о Дане Эрикссоне стала лишь поводом для блокировки сайта издания. Если бы «Обзервер» согласился с требованием регулятора, попытки цензуры продолжились бы. Поэтому иного выбора, кроме как отказать Роскомнадзору, у журнала не было. В связи с блокировкой российская аудитория сайта сократилась примерно на две трети. В конце лета 2019 года цифры снова стали расти после того, как «Обзервер» нашел техническую возможность возобновить доступ для российских читателей в обход блокировки.

– Мы понимаем, что у Роскомнадзора достаточно ресурсов для того, чтобы возобновить блокировку, поэтому мы наслаждаемся каждым днем свободного доступа российских читателей к сайту. Я вижу в статистике, что нас читают люди от Калининграда до Владивостока, но говорить о постоянном и полноценном возвращении на российский медийный рынок я не могу. Наш иск к Роскомнадзору уже дошел до Верховного суда России. Мы уверены в своей правоте, но если суд примет другое решение, пойдем дальше, в ЕСПЧ. Главное для нас – сохранить наш подход: профессиональное и непредвзятое освещение всех процессов, происходящих в регионе, – подчеркнул Томас Нильсен. – Правдивая и доступная информация обо всех событиях, происходящих по обе стороны границы – это в том числе и основа честного и равноправного партнерства и сотрудничества России и Норвегии.

Предыдущая Турция проводит военную операцию на севере Сирии. Совбез ООН соберется на закрытое заседание
Следующая Под Ялтой вырубили около 30 краснокнижных кустарников – Минприроды Крыма

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *