«Остались одни пеньки»: в Крыму продолжают вырубать зеленые насаждения


Этой весной российские власти Симферополя провели масштабную вырубку деревьев в парках и скверах. Чиновники утверждали, что под снос попали только аварийные насаждения, и обещали высадить на их месте новые. Однако подобное происходит не только в крымской столице: жители полуострова выкладывают видеоблоги, в которых жалуются на одиночную и массовую вырубку деревьев и кустарников.

Например, из таких неофициальных источников стало известно о массовой вырубке сосен, можжевельника и фисташковых деревьев в Гаспре. Местные активисты утверждают, что под снос попадают деревья, возраст которых составляет несколько сотен лет. Ранее крымчане били тревогу из-за вырубки можжевеловой рощи в Симеизе и уничтожения можжевельника в урочище Ласпи.

Председатель «Крымского антикоррупционного комитета» Илья Большедворов напоминает о недавней массовой вырубке деревьев на набережной реки Салгир в Симферополе.

– Сейчас вырубку приостановили, но в городе уже вырубили все что можно – остались одни некрасивые пеньки. Были у нас замечательные ивы на реке Салгир, которые уничтожили практически полностью, многие деревья погибли. Вместо того чтобы обрезать сухие сучья, больные деревья, обрезку произвели на высоту двух метров – как на лестнице можно было достать. Сейчас это выглядит как некое подобие пальмы – абсолютно неэстетично. Из экономии средств, видимо, их вот так и пообрезали. Скорее всего, уже освоили выделенные на это средства. Обрезанные ветви и сучья валяются по всему городу, особенно в районе набережной Салгира. Я думаю, просто деньги закончились, а дальше работы проводить не на что, в том числе по деревьям, которые на самом деле аварийные и требуют вырубки.

Илья Большедворов

Илья Большедворов добавляет, что уход за новыми саженцами также оставляет желать лучшего.

– В Екатерининском парке видел саженцы, по проспекту Победы. Но при этом не организован надлежащий полив, и деревья выглядели очень печально. Ухода за этими посадками никакого не было, и у нас даже замглавы администрации Ирина Бойко это признала.

Крымский эколог Маргарита Литвиненко описывает масштабы вырубок на Южном берегу Крыма.

– Это абсолютная безответственность, бесхозяйственность, легкомысленное отношение к можжевельнику. Московские чиновники, наверное, не понимают ценность этого растения. И в Крыму, и в Севастополе, и в Симферополе выдаются разрешения. По российской системе разрешения на снос краснокнижных растений должно выдавать Министерство экологии, и они выдают практически на все. При строительстве трассы «Таврида» только в Севастополе вырубили больше всего – несколько тысяч деревьев. При строительстве жилого комплекса в бухте «Омега» вырубили фисташки, тоже с разрешения Минэкологии. Никто из проектантов из России на место не выезжал и ничего не смотрел. Они относятся к этому, как к чужому.

Маргарита Литвиненко

Заявлениям о том, будто бы вырубают больные деревья, Маргарита Литвиненко не верит.

– Даже если деревья болеют, их можно лечить. В 99,9% случаев это просто отговорка. Точно так же говорят, что деревья старые. В цивилизованных странах такие деревья, наоборот, стараются сохранить, потому что это памятники природы, а у нас срубают. В Севастополе можно говорить о десятках тысяч зеленых насаждений – я имею в виду и кустарники, и деревья вместе. У нас начали вырубать не только для строительства трассы «Таврида», но и по обочинам дорог во время ремонта, даже в центре города. Если брать Крым в целом, то можно говорить, наверно, о вырубке около сотни тысяч деревьев. Цифру точно назвать никто не может, но несколько десятков тысяч есть наверняка.

Украинский эколог и зоозащитник Владимир Борейко признает, что в условиях современного города защищать деревья от вырубки сложно.

– Их рассматривают как способ заработать: срубил, продал шашлычникам или на доски. Деревья, которые мешают строить, уничтожают. Они могут также начать сохнуть от загазованности или от соли, которую зимой высыпают дворники. Чем дерево старше, тем у него больше шансов выжить. Обрезку кроны могут выдержать только ива и тополь, и то иногда они сохнут. Каштаны, липы, дубы – 20-30% от кронирования сразу сохнет. Это нужно запрещать в городах, под видом этой процедуры просто идет заготовка древесины в коммерческих целях.

Директор украинского аналитико-исследовательского центра «Институт города» Александр Сергиенко отмечает, что новые деревья крайне сложно вырастить в городе.

– В Киеве тоже была проблема с больными каштанами. Тем не менее там, где за ними смотрели, они прекрасно сохранились – это на нечетной стороне Крещатика. А на четной была куча экспериментов, когда закупали во времена прежних мэров то одни, то другие, были скандалы. Болезни каштанов стали лишь поводом, чтобы чиновники что-то заработали на откатах. Новое дерево, пока не укоренится, растет очень медленно – 5-7 лет – и требует ухода. Оно капризное, оно болеет. Его полив в городе очень затруднен. Но без деревьев город – просто каменные джунгли, антиприродная среда для человека. Психологически это воздействует негативно.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

  • Татьяна КурмановаВедущая Радио

    Подписаться

Предыдущая По делу капитана «Норда» продлили следствие
Следующая Украинские номера на крымских дорогах. Реакция полиции (видео)

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − один =