Остап Ступка: О съемках в России не может быть и речи


О знакомстве с крымскими татарами, участии в итальянско-украинской ко-продукции «Изи» и политических взглядах Остап Ступка рассказал в эфире радио Hayat. КИЕВ .

Гостем радио Hayat в последней программе ArtHub с Галиной Джикаевой и Анастасией Исаенковой стал народный артист Украины, актер театра и кино, телеведущий и представитель уважаемой актерской династии — Остап Ступка.

Галина Джикаева: Вы слышали, как в России расправляются с художниками, которые перпендикулярны тоталитарному режиму сегодня. Ваш отец — Богдан Сильвестрович Ступка — великий актер, был обласкан в советском российском кино, его искренне любили коллеги, любят, помнят и сейчас. Скажите, как бы он сейчас отреагировал на ситуацию, которая произошла? Как у вас складываются отношения с российскими коллегами и кинематографами?

Остап Ступка: Что касается отца позиции: я тоже думал над этим вопросом, как бы он отреагировал на все эти события, которые начались в 2014 году у нас. Конечно, у него была своя позиция, как у человека, как у художника, как у деятеля. Он — украинский художник, но бывали времена, когда его называли русским актером и звали переехать в Москву работать в театре Моссовета, но он остался верен своему государству, своей земле, потому что он всегда повторял о важности осознания человеком своих корней. Когда человек забывает о своих корнях, то тогда к нему возникает много вопросов, к его позиции. Я думаю, что сегодня его позиция была бы однозначна.

Что касается моих отношений с Россией, то их, конечно, нет, ни в коем случае, это тоже моя позиция. Хотя у меня есть адекватные коллеги-актеры, которые понимают все, что происходит между нашими странами.

Галина Джикаева: Было время, что даже семьи распадались, друг от друга отходили через все эти события. Есть коллеги, с которыми вы дружите?

Остап Ступка: У меня есть один человек. Если он приезжает сюда на съемки, то мы можем встретиться, пообщаться. Правда, у нас нет ежедневного общения через социальные сети, я далек от социальных сетей, такой «ретроград».

Я для себя расставил какие-то приоритеты в жизни, и о съемках в России не может быть и речи. Во-первых, никто и не пригласит, потому что позиция и политическая составляющая, а во-вторых, то и хорошо. Так сложилось, что мы самодостаточные люди, самодостаточная нация, поэтому нам надо объединяться и двигаться вперед, потому что нас ждет большое количество работы по объединению. Потому что я бы не сказал, что на сегодняшний день наша страна является монолитным государством.

Настя Исаенкова: 14 сентября на украинские широкие экраны вышла ко-родукция Италии и Украины — фильм «Изи». Фильм интересный, его содержание комическое и глубокое. Остап, вы там исполнили роль священника. Поэтому расскажите, как вам работалось с итальянскими коллегами? Были съемки такими же комическими, как и сам фильм?

Остап Ступка: Это уже моя третья встреча с итальянцами. Когда-то итальянская группа снимала фильм о серийном убийце Чикатило, где в главной роли был Малком Макдауэлл, я там играл полицейского судмедэксперта. Вторая встреча — это фильм «Изи», и, сейчас еще в процессе одна лента социального направления молодого итальянского режиссера Джорджио Окунио, который готовит этот проект на Роттердамский кинофестиваль. Снимал он в разных уголках мира, сейчас снимает в Гонконге. Это сюжеты о каждой стране, как живется людям, какой общий язык должен быть — он исследует проблемы общения на нашей земле. Он снимал также в Колумбии, в США, в Украине, Швейцарии, Гонконге.

Что касается копродукции фильма «Изи», то я очень быстро нашел общий язык с итальянцами. Я всегда нахожу общий язык, кто бы то ни был — итальянцы или поляки, или французы, или еще кто-то другой, потому что мы все люди творческие, нам не нужно много времени для знакомства. Главный герой в исполнении Никола Ночелла говорит на итальянском, я – на украинском, но это нам не мешает находить общий язык. Действительно, сцена (из фильма – ред.) — это такая мужская исповедь о своих мечтах, о желании, о позитиве. Люди должны жить с положительными мыслями, и тогда все будет хорошо. А когда существует агрессия, тогда нет никакого творчества.

Настя Исаенкова: В Италии этот фильм вызвал ажиотаж, аншлаг, а вот украинский зритель подошел к нему с критикой в том плане, что почему-то, по его мнению, украинцы показаны только живущими в советских деревнях и пьющими водку.

Остап Ступка: А что, это не правда? Украинцы живут в советских деревнях и выпивают водку. Итальянский режиссер Андреа Маньяни — это его дебют полнометражного фильма — и его съемочная группа вообще впервые приехали в Украину, и начали снимать кино. В первоначальном варианте было путешествие по Балканам, но наши продюсеры убедили Андреа снимать Украину, Карпаты, мол, давайте покажем красоту, советские деревни. Знаете, чтобы мы не показывали, все начинают придираться, что мы не так показываем. Тогда для этого что-то надо делать, чтобы вас показывали так, как вы хотите. А для этого ничего не делается, мы можем только сетовать. Как говорил мой отец: «Одно — болтать языком, а другое — тянуть плуг». Поэтому давайте немного впряжемся, что-то сделаем, чтобы приехали еще одни итальянцы в Карпаты и сказали, что у нас хорошие европейские деревни. Но с другой стороны — будет им интересно такое снимать, потому что в них самих европейских сел полно, возможно, такая аутентика им интереснее.

Галина Джикаева: Вы когда-то назвали такую одну характеристику украинцев — искренность. Мы находимся сейчас на радио «Hayat», а это крымскотатарский медиа ресурс, есть ли у вас среди крымских татар знакомые? Какую особенность этого народа вы бы выделили? И как вы относитесь к тому, что происходит в Крыму?

Остап Ступка: То, что сейчас происходит в Крыму, я даже не знаю, как прокомментировать. Я думаю одно: надо как-то решать это дело. Я не политический стратег, я все это могу воспринимать на каком-то эмоциональном уровне. А здесь нужно включать дипломатию, ум.

Когда мы часто ездили на гастроли в «заграничный» теперь город Севастополь, то мы встречались с разными людьми, в том числе крымскими татарами. Это было очень хорошо, жаль, что оно все куда-то исчезло.

Было много разных ситуаций у меня, особенно на бытовом уровне, когда ты не можешь найти адрес, когда едешь по Крыму, или еще какие-то вещи. И тогда всегда мы звонили Ахтему Сейтаблаев и просили помощи, и нам помогали. Эти вещи не купишь, это должно быть в природе человека…

С полной версией эфира можно ознакомиться в видео-стриме Радио «Hayat».

Предыдущая Двух фигурантов дела "2 мая" снова задержали
Следующая Николай Семена: «Приговор всей журналистике в России»

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *