«Парк Примирения» в городе нетерпимости


Специально для

Севастополю усиленно пытаются «втюхать» так называемый «Парк Примирения» в честь «Русского исхода» – отправки с полуострова остатков армии барона Врангеля. Страсти накаляются. С этим не желает мириться воспитанная в советском духе часть севастопольцев. Они и живут, и думают по-советски: враг он ведь навсегда враг и если мы за «красных», то с «белыми» нам не по пути. Именно эти люди и после 1954 года, кушая украинский хлебушек, продолжали называть Севастополь русским городом. Почему же севастопольцам так сложно воспринимать альтернативную точку зрения?

Тему «Русского исхода» долгие годы в городе поднимал Владимир Стефановский – основатель Морского собрания, бывший офицер-подводник, руководитель института «Моргидропроект», общественный деятель, журналист. В общем, известная в Севастополе личность. Он одним из первых сделал попытку разворошить этот запретный пласт истории, заявив, что хотя бы через 100 лет надо забыть вражду.

Как эта идея попала к Алексею Чалому , неизвестно. Но в сентябре 2015 года она была озвучена: «народный мэр» предложил сделать на территории от нынешней Карантинной бухты до мыса Хрустальный тематический парк, посвященный «Русскому исходу» в 1920 году. Территория, на которой планируется разбить парк, почти полностью занята объектами Минобороны России. Тут расположены два завода и воинская часть, но эти проблемы «герой русской весны» надеялся решить.

Весной 2016 года глава канцелярии Романовых Александр Закатов после встречи в Севастополе с княгиней Мариной Владимировной и князем Георгием Михайловичем сообщил журналистам, что идея создания парка приветствуется императорским домом, несмотря на то, что сам Дом не ассоциирует себя с белой эмиграцией. «Дед княжны Марии Владимировны, Кирилл Владимирович, в 20-е годы говорил, что для него нет белой и красной армий, для него это – одна русская армия», – пояснил Закатов. При этом он подчеркнул, что память об исходе в Севастополе должна быть увековечена «не ради того, чтобы маятник качнулся в другую сторону, а ради того, чтобы эти трагические события больше не повторились».

И маховик закрутился – это ведь самая настоящая духовная «скрепа», о которой говорил Путин. К кампании по продвижению подключились министр культуры России Владимир Мединский и Российское военно-историческое общество (РВИО), в котором он же является председателем, а попечительским советом руководит небезызвестный Дмитрий Рогозин . Напомним, что создано РВИО по указу президента Путина в 2012 году, а в совет общества входят министр обороны Российской Федерации Сергей Шойгу , министр внутренних дел Владимир Колокольцев , директор ФСО России Евгений Муров , глава ГК «Ренова» Виктор Вексельберг , основной акционер АФК «Система» Владимир Евтушенков , один из основателей компании «Вимм-Билль-Данн» Давид Якобашвили , председатель правления ОАО «Транснефть» Николай Токарев , экс-президент ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин . Научный совет общества возглавляет Владимир Чуров . Такая себе государственная контора по толкованию истории.

За неполных 5 лет деятельности РВИО успело поставить 30 памятников во многих странах. Увековечены разные события, в частности, установлены:

  • памятник фронтовой собаке на Поклонной горе в Москве;
  • памятник «Ангел-Хранитель с пальмовой ветвью» в Каннах;
  • памятник героям Первой мировой войны в Калининграде и еще 4 подобных в других городах России;
  • бюст Николая II в Баня-Луке, Босния и Герцеговина;
  • памятники заграничному походу русской армии 1813-1814 годов в Реймсе, Бержер-ле-Вертю и Фер-Шампенуазе, Франция;
  • памятник Николаю II в Белграде, Сербия;
  • памятник по случаю победы над Наполеоном в 1814 году в Вертю, Шампань.

Странно, что эта эпопея не коснулась Украины. Видимо, до начала аннексии Крыма времени было мало, не успели.

После «включения в корону империи» такого сакрального, по выражению президента Путина, города, как Севастополь, его обязательно надо было застолбить важной «скрепой». И оказалось, что это достаточно сложно сделать – в городе-герое более 2,5 тысяч памятников и памятных мест. Разве что «Русскому исходу» и белой гвардии монументов не было, поэтому за данную идею и ухватились. К ее продвижению подключилась пропагандистская машина в лице российского левопатриотического общественного движения «Суть времени», основателем и лидером которого является политолог, театральный режиссер, глава ЭТЦ и общественный деятель Сергей Кургинян . Всю весну и начало лета в Севастополе «сутьвременщики» проводили соцопросы, собирали подписи в поддержку проекта и заявляли, что народ души не чает в таком замечательном и нужном парке.

Парк и памятник – стелу с бойцами Белой и Красной армий у подножия и девушкой, символизирующей вечно живую Россию, на вершине – хотят разместить на улице Катерной. Это берег Карантинной бухты с видом на Херсонес. Когда дело дошло до практических действий, на общественном обсуждении ветеранские организации высказались категорически против: никто ни с кем не хотел мириться или объединяться. Коммунисты даже написали в своей газете: «Руки прочь от нашей истории!»

У врио губернатора Овсянникова , посовещавшись с Минкультом, решили парк переименовать – теперь его официально называют «Парк Единения России». Но не тут-то было. 13 июля на совещании в правительстве города врио губернатора поругался с депутатами: Вячеслав Горелов и Александр Кулагин в резкой форме заявили, что не считают нужным продолжать обсуждение проекта, продвигаемого Минкультом и Военно-историческим обществом, поскольку «все и так понятно». Свидетельствует ли это о том, что Алексей Чалый решил не идти против мнения горожан и, по выражению авиаторов, «лег на крыло», как он регулярно в последнее время делает? Овсянников же оказался между двух огней: с одной стороны – поддерживающие идею парка президент и министры, с другой – самая активная часть избирателей на предстоящих в сентябре губернаторских выборах.

Основная проблема, конечно, кроется не в названии или назначении парка и памятника, она находится гораздо глубже. Московские стратеги и «варяги», присланные управлять новой «колонией», не понимают, что севастопольцы любят только себя и мифы о былом величии их города. В силу этого они в принципе никогда не хотели ни с кем или ни с чем мириться: ни с «белой гвардией», которой нет уже почти сотню лет, ни с присылаемыми в город хоть украинскими, хоть российскими начальниками, ни с украинским языком, который, кроме учеников и чиновников, никого больше не касался.

Толерантность в городе-герое отсутствовала и отсутствует напрочь. Поэтому даже не пытайтесь обсуждать здесь вопросы примирения или, упаси боже, проблемы ЛГБТ-сообщества. Заклюют и заплюют.

Андрей Покровский , крымчанин (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

Предыдущая «Парк Примирения» в городе нетерпимости
Следующая Гройсман: Перевыполнение бюджета говорит о детенизации экономики

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три − 1 =