Павел Казарин: «Атлантида». Война, которая всегда с тобой


Бесконечно давно я писал дипломную работу по потерянному поколению.

Ремарк, Барбюс, Хемингуэй. У студента филфака было не так уж много способов перед ними устоять. Их герои были мужественны и немногословны. Знали цену себе и другим. В них влюблялись женщины и с ними стремились дружить мужчины. На них хотелось походить, а потому о них тянуло писать.

В тех книгах война представала горнилом настоящих мужчин. Непреодолимые обстоятельства, которые оказались им по плечу. Необоримая сила, над которой они сумели взять верх. Метастазы войны проступали в персонажах, но добавляли им шарма, а не шрамов. На фоне главных героев впору было считать потерянным поколением себя.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Павел Казарин: Постскриптум

Прошло десять лет и война случилась в моей стране. Разделив все, что было в ее истории на «до» и «после».

Ветераны перестали быть седыми. Мемуары начали писать мои ровесники. С каждым годом вокруг меня появлялось все больше людей, по литературным прототипам которых я защищал свой диплом. В том самом невообразимо далеком 2005-м году.

Иногда они начинали говорить – и пропасть пережитого ощущалась довольно отчетливо. География, возраст и социальный статус в этот момент уходили на второй план. Просто у них было это прошлое, а у тебя нет. Но чем дольше ты слушал их рассказы – тем быстрее избавлялся от романтических клише своей юности. В которых война была мужественной декорацией для красивой истории.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Павел Казарин: Повторение пройденного

«Атлантида» – это ведь фильм о том, что война способна жить дольше войны. Что она оставляет шрамы и дает метастазы. Что победа становится катарсисом не для всех, а одиночество способно объединять миллионы.

Авторы картины попробовали заглянуть за горизонт. Дорассказать историю, которую обычно обрывают титры. Мы ищем в окончании войны свой Грааль, а главный герой фильма на руинах дома ищет свою довоенную Атлантиду. Ищет Атлантиду, а находит Помпеи.

И это ничуть не обесценивает ни победу, ни флаги. Просто порой нужно быть готовыми к тому, что авторы подвига не всегда являются его наследниками. Что отвоевать мир не значит обрести его. Что триумф может стать общим, а трагедия останется персональной. И ты будешь плыть один, как 52-герцовый кит. Которого не слышит больше никто, потому что все остальные киты общаются на иных частотах.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Павел Казарин: Забудьте про большинство

И вся надежда лишь на то, что ты встретишь точно такого же. Кто будет, как и ты – нарушать законы физики. Кто сможет тебя услышать и понять. У каждого из вас будет только прошлое, но, сложенное вместе, оно, возможно, подарит надежду на будущее. Подобно тому, как минус на минус дает плюс.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Жизнь всегда сложнее памятников, которые мы ей ставим. Каждая война – сложнее шаблонов, которыми мы ее меряем. Пятнадцать лет назад я узнавал о войне из книг и фильмов, сделанных в другом времени и в другой географии. Но шесть лет назад их начали писать и снимать мои сверстники.

И знаете что? Они делают это для нас.

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Севастопольского предпринимателя заставили заплатить более 15 млн рублей неуплаченных налогов
Следующая «Варвары пришли» – из крымских сетей

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *