Павел Казарин: Уроки Кишинева


Специально для

Пример Молдовы способен избавить от многих иллюзий.

Новый президент страны Майя Санду потребовала вывода российских солдат с территории Приднестровья. Она подчеркнула, что опасности боевых действий нет, и предложила заменить российских военных гражданской миссией ОБСЕ.

Впрочем, ждать уступок от Москвы было бы наивно. В конце концов, российские солдаты появляются на территории бывших союзных республик не ради того, чтобы установить мир. Они появляются ради того, чтобы установить контроль.

Так было и в Приднестровье. Российские войска расквартированы там уже 25 лет – с 1995 года. Поначалу их численность достигала пяти тысяч человек. Сегодня – сократилась до тысячи с небольшим. Российские солдаты присутствуют на погранпереходах из Молдовы в Приднестровье, а заодно охраняют военные склады в селе Колбасна на границе с Украиной.

На этих арсеналах хранится более 20 тысяч тонн боеприпасов. Они остались в Приднестровье в наследство от 14-й армии СССР, которая когда-то была здесь расквартирована. Боеприпасы лежат тут уже несколько десятилетий и вывезти их куда-либо довольно затруднительно – их нужно утилизировать на месте. Но сама Москва решать этот вопрос не спешит. До тех пор, пока боеприпасы хранятся в Приднестровье, у Кремля есть еще одно объяснение, почему российские солдаты должны и дальше оставаться в регионе.

Единственный раз, когда Москва изменила свою позицию, случился в начале 2000-х годов. Тогда у власти в Молдове была Партия коммунистов во главе с Владимиром Ворониным . За четыре года Россия утилизировала почти половину боеприпасов. Но не стоит списывать это на благожелательную уступчивость.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Проиграл не Додон, а остатки Советского Союза». Чего ждут в Молдове от Майи Санду

В тот момент Кремль имел все основания рассчитывать, что склады как предлог для сохранения войск уже не понадобятся. Воронин обещал присоединить Молдову к Союзному государству России и Беларуси, сделать русский вторым государственным и урегулировать вопрос с Приднестровьем. Расчет Москвы был на то, что пророссийские настроения Приднестровья изменят электоральный баланс Молдовы в пользу Кремля, и она начала готовить документы.

В 2003 году появился так называемый «Меморандум Козака», названный по имени его автора. Молдова должна была стать федерацией, Приднестровье и Гагаузия должны были получить автономию, русский должен был получить статус государственного, а сама страна соглашалась на статус демилитаризованного государства. Но при этом Кишинев должен был согласиться с тем, что российские войска получат официальный статус и пробудут на территории страны до 2020 года.

Если бы этот документ вступил в силу – склады в Приднестровье Москве бы уже не понадобились. Ее армия получила бы официальный статус в Молдове. Закрепилась бы там на десятилетия. А сама страна фактически стала бы российской колонией. Ситуацию, судя по всему, смогло изменить давление Запада. Во всяком случае, в последний момент Воронин отказался подписывать Меморандум. После чего отношения Кишинева и Москвы надолго охладели.

История Молдовы – это прямое доказательство того, что ни один – пусть даже самый пророссийский политик – не может добиться от Кремля уступок. Все, что ему под силу – это официально легализовать оккупационный армейский контингент. Выполнить требования Кремля. И лишить свою страну хоть каких-либо перспектив. И если кто-то полагает, что проблема мира на Донбассе упирается лишь в имена украинских переговорщиков – он может полистать историю соседней страны. Она довольно поучительна.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

И нет ничего удивительного в том, что новый президент Молдовы Майя Санду обещает свои первые зарубежные визиты совершить в Украину и в Румынию. На Румынию приходится до четверти всего молдавского экспорта (для сравнения – на Россию приходится лишь 9%). И точно так же для Кишинева важен Киев. Причем Майя Санду еще до своего избрания советовала украинским политикам не повторять ошибок своей страны и не соглашаться на российские требования на переговорах.

Впрочем, самое удивительное состоит в том, что проевропейский кандидат победил в Молдове именно благодаря своему пророссийскому предшественнику Игорю Додону . Когда в 2016 году Додон только стал президентом, промосковский и проевропейский векторы поддерживало примерно одинаковое количество граждан. А к концу его правления за ЕС выступало уже 58% молдаван, а против – только 20%. Все потому, что четыре года правления Додона Москва посвятила разговорам о духовных скрепах. В то время как Евросоюз ремонтировал в Молдове дороги, школы и больницы. И к концу своей каденции все, чем мог похвастаться Игорь Додон – это коррупционные скандалы, экономический кризис и проваленная подготовка к пандемии.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Виталий Портников: Крымская алогичность Игоря Додона

Молдова – это лучшая прививка от любых иллюзий. Ее пример доказывает, что ни один – даже самый пророссийский политик – не может добиться вывода российских войск. Все, что ему под силу – это узаконить оккупацию. Кремль не вкладывается в обустройство соседних стран – в отличие от Евросоюза. И если политик уверяет вас, что страна выиграет от дружбы с Москвой – он врет. Скорее всего от этой дружбы выиграет лишь он сам.

А страна только лишь потеряет время. А может, и будущее.

Взгляды, изложенные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Оккупационный «университет» Севастополя уходит на дистанционку
Следующая Саммит G20 в следующем году состоится в Риме

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *