«Перед Россией должна возникнуть угроза коллапса и распада»: Рефат Чубаров о деоккупации Крыма и проблемах крымских татар


Каким был 2020 год для крымских татар? Чего ожидают в Меджлисе крымскотатарского народа от «Крымской платформы» и когда появится стратегия деоккупации Крыма? На эти и другие темы в эфире Радио ведущий Рустем Халилов беседует с главой Меджлиса Рефатом Чубаровым.

– Каким был главный вызов для крымских татар в 2020 году?

– Думаю, что не удивлю никого, если отвечу, что этим вызовом продолжает оставаться российская оккупация Крыма, которая длится уже почти семь лет. Разделенные семьи, исковерканные людские судьбы, раздавленный бизнес, растоптанное благополучие людей, жизнь в условиях постоянной депрессии. Ежедневно уничтожаются исторические памятники, уникальные природные объекты. Все это вмещается в два слова: российская оккупация.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Дискриминация крымских татар закончится с деоккупацией Крыма»

– Что вы можете сказать о попытках Украины и других стран противодействовать этому?

– За последние годы и в Украине, и за ее пределами сделано очень много, но результата нет. Российская Федерация игнорирует все, даже самые жесткие резолюции Генассамблеи ООН. Москва цинично отвернулась от решений Международного суда ООН – в том числе насчет немедленной отмены запрета на деятельность Меджлиса крымскотатарского народа, на въезд в Крым его руководителей и членов. Все это говорит о том, что и государство Украина, и наши партнеры должны найти новые, более эффективные формы взаимодействия, которые наконец-то заставили бы Россию считаться с международным правом. Мы надеемся, что создаваемая Министерством иностранных дел «Крымская платформа» будет в состоянии решить эту чрезвычайно трудную проблему. Насколько это удастся, зависит от очень многих факторов.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Крымская платформа»: «бред» или шаг к деоккупации Крыма?

– Что, по-вашему, должна сделать «Крымская платформа», чтобы быть успешной?

– Мы ведем консультации с МИДом, встречаемся с другими специальными ведомствами, чтобы любые формы деятельности «Крымской платформы» – и прежде всего саммит глав государств, который ожидается примерно в мае 2021 года – не ограничились действиями, которых и так уже достаточно. Я имею в виду очередные заявления, декларации, выражения обеспокоенности. Кроме заявлений, должны быть озвучены конкретные шаги, которые будут предприниматься этими государствами, чтобы российские войска действительно покинули Крым. Надо сделать все, чтобы «Крымская платформа» стала успешной и не закончилась провалом.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Международная платформа по Крыму: «Только при участии России»

– Какие конкретные шаги вы имеете в виду?

– Например, чтобы правительства, поддержавшие «Крымскую платформу», на всех международных площадках выступили за усиление санкций – за немедленное эмбарго на российские энергоносители. Или же эти правительства максимально сократили бы любые взаимоотношения с Россией, поскольку ее действия несут угрозу и их безопасности, и их народам. Я понимаю, что это чрезвычайно сложно для отдельных государств, что это связано с экономическими потерями, но надо же как-то остановить российскую угрозу, расползающуюся над всем миром.

– Что сейчас известно об украинской стратегии деоккупации Крыма?

– Я знаю, что работа над ней проводится, что часть министерств и ведомств, которые вовлечены в процесс, подготовили и отправили свои предложения в части своих полномочий. Мне представляется, что стратегию должны презентовать до того, как соберется саммит участников «Крымской платформы». Было бы нелогично собрать глав государств и не предложить саму позицию Украины в части того, что необходимо делать ей и ее партнерам для восстановления международного порядка, который нарушила Россия в 2014 году. Кроме того, мы должны показать, каким будет развитие Крыма после восстановления украинского суверенитета над полуостровом, какие гарантии будут предоставлены коренному крымскотатарскому народу, чтобы он сохранялся и развивался на своей земле. Все это публичные шаги в рамках стратегии – а о других Москве вовсе не обязательно знать, прежде чем они будут реализованы.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: «Россия никуда не денется от «Крымской платформы»

– Что должно произойти, чтобы Украине удалось вовлечь в переговоры о деоккупации Крыма саму Россию?

– Для кремлевских правителей должна возникнуть угроза большая, чем перспектива потери Крыма. То есть угроза полного коллапса российской экономики, которая чревата распадом российского государства. Это может заставить Кремль возвратиться к нормам международного права и отползти с оккупированных территорий. Речь идет не только о Крыме – о Приднестровье, о части территории Грузии.

– Известно ли вам, какова судьба переговоров с Россией об обмене удерживаемым лицами, среди которых есть много крымчан?

– Я не принимаю прямого участия в переговорах, но могу сказать, что обмен зависит только лишь от одной стороны – от России. Она подходит к процессу как к некоему торгу, словно люди – это лишь товар для реализации ее интересов. То что, узники содержатся в мучительных условиях, некоторые из них умирают, Москву не беспокоит. Я могу только догадываться, какие требования в адрес Украины она выдвигает.

Рефат Чубаров

– Когда представители Меджлиса в последний раз встречались с президентом Владимиром Зеленским?

– Это было 18 мая 2020 года. Не правда ли, напоминает старый подход? Мол, у крымских татар какой-то важный день, давайте с ними встретимся. Мы тогда договорились о создании совместной рабочей группы, чтобы предлагать решения по самым разным вопросам. Среди них были названы проекты трех законов: о коренных народах в Украине, о статусе крымскотатарского народа, а также о внесении изменений в десятый раздел Конституции Украины об Автономной Республике Крым (имеется в виду создание на полуострове крымскотатарской национально-территориальной автономии – КР). Другим заданием рабочей группы было разработать указ президента о взаимодействии с Меджлисом. Со своей стороны мы все выполнили, однако проект этого документа так и положили под сукно. Далее не последовало никаких шагов со стороны Офиса президента.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Услышит ли Зеленский крымских татар?

– Как крымские татары на полуострове справляются с вызовами пандемии?

– Учитывая, что наш народ не такой многочисленный, как другие, начиная с марта месяца, мы буквально чувствовали, как пандемия забирает из наших рядов все больше и больше людей. В многомиллионном этносе ты чувствуешь сопричастность, только когда угроза касается непосредственно тебя, у нас же это воспринимается абсолютно по-другому. Правда, у крымских татар есть традиционные и привычные нормы поведения, которые в условиях пандемии противопоказаны. Мы попытались донести до них необходимость предпринимать дополнительные меры защиты. Я не думаю, что крымские татары вели себя сильно иначе, чем другие в подобных условиях – многие ведут себя беспечно до сих пор. Мне представляется, что мы пережили острый период и что сейчас люди осознали опасности болезни. С другой стороны, мы выяснили, что российская статистика заболеваемости в Крыму не соответствует реальному положению дел и провели свои изыскания в этой сфере.

ФотогалереяКрым и коронавирус: история пандемии на полуострове в фотографиях (фотогалерея)

– И какую же картину вы увидели?

– Катастрофическую. Мы обратились и во Всемирную организацию здравоохранения, и в «Красный крест», и в «Красный полумесяц», и в миссии ОБСЕ, ООН в Украине. Мы призвали международных наблюдателей посетить Крым, чтобы изучить ситуацию с охраной здоровья мирных жителей полуострова. К большому сожалению, на наши призывы последовали формальные ответы о том, что все эти организации не могут добиться разрешений на въезд от российских властей, контролирующих Крым. Мы сами предпринимаем меры по оказанию помощи своим соотечественникам на полуострове, и в этом также участвует крымскотатарская диаспора. В частности, речь идет об обеспечении лекарствами. При этом российская сторона ввела на административной границе драконовские ограничения, чтобы не позволить перевозить медикаменты. Однако мы нашли другие, более эффективные пути.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

– Чего вы как глава Меджлиса ждете от 2021 года?

– Я пытаюсь не говорить о конкретных ожиданиях. Нужно планировать свою работу, чтобы ожидаемые позитивные вещи случились в нашей жизни. Надеюсь, в январе удастся принять документ, который мы готовили совместно с депутатами Европарламента. Наша цель всем понятна – это очищение Крыма от российских оккупантов, деоккупация полуострова. Все, что здесь зависит от нас, мы обязаны выполнять в 2021 году. Мне кажется, при всех сложностях у нас есть все возможности. У нас есть украинское государство и крымскотатарский народ, который продолжает сохранять свое единство, несмотря на жесткие репрессии и преследования.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

Аннексия Крыма Россией

В феврале 2014 года вооруженные люди в форме без опознавательных знаков захватили здание Верховной Рады АРК, Совета министров АРК, а также симферопольский аэропорт, Керченскую паромную переправу, другие стратегические объекты, а также блокировали действия украинских войск. Российские власти поначалу отказывались признавать, что эти вооруженные люди являются военнослужащими российской армии. Позже президент России Владимир Путин признал, что это были российские военные.

16 марта 2014 года на территории Крыма и Севастополя прошел непризнанный большинством стран мира «референдум» о статусе полуострова, по результатам которого Россия включила Крым в свой состав. Ни Украина, ни Европейский союз, ни США не признали результаты голосования на «референдуме». Президент России Владимир Путин 18 марта объявил о «присоединении» Крыма к России.

Международные организации признали оккупацию и аннексию Крыма незаконными и осудили действия России. Страны Запада ввели экономические санкции. Россия отрицает аннексию полуострова и называет это «восстановлением исторической справедливости». Верховная Рада Украины официально объявила датой начала временной оккупации Крыма и Севастополя Россией 20 февраля 2014 года.

Международная площадка по деоккупации Крыма

Международная площадка по деоккупации Крыма (Крымская платформа) – инициатива украинских властей по созданию переговорной платформы для координации действий Украины и международных партнеров по защите прав крымчан и деоккупации аннексированного полуострова.

На 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2020 года президент Украины Владимир Зеленский призвал страны-участницы присоединиться к созданию платформы. Ранее о таких планах заявляли в Министерстве по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий и Министерстве иностранных дел Украины. В украинском внешнеполитическом ведомстве считают, что переговорные площадки по урегулированию конфликта на Донбассе и деоккупации Крыма должны быть отдельными друг от друга.

Первая заместитель главы МИД Украины Эмине Джеппар сообщила, что Россию пригласят участвовать в международной платформе по деоккупации Крыма, но надежд на это немного.

Власти Украины активно привлекают страны ЕС и Запада к участию в Крымской платформе. О своей заинтересованности в участии уже сообщили Польша и Эстония.

По словам президента Украины Владимира Зеленского, он получил заверения лидеров Европейского союза в том, что ЕС готов присоединиться к платформе по деоккупации Крыма.

В Кремле не раз указывали на то, что вопрос Крыма закрыт и Россия не намерена включать его в международные переговоры.

Предыдущая В картинной галерее откроется выставка Дениса Исаева «Живая живопись»
Следующая МЧС напоминает о ливнях и сильном ветре по Крыму сегодня

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *