Перспективы выше звезд. Рогозин хочет «слить» российскую космонавтику с оборонкой?


По информации нескольких СМИ, появившейся на этой неделе, для вице-премьера российского правительства Дмитрия Рогозина, со дня инаугурации российского президента Владимира Путина получившего двусмысленную приставку “и.о.”, найдена новая позиция. В правительстве Рогозин курировал среди прочего ВПК и космическую отрасль, а теперь может возглавить новый холдинг, который объединит Роскосмос и многие предприятия оборонной промышленности, в том числе крупнейший концерн «Алмаз-Антей». По словам одного из источников издания РБК в Минобороны, “президент дал Рогозину шанс исправить ошибки, допущенные в ходе работы в ВПК”.

Действительно, для критики работы Дмитрия Рогозина поводы были. В космической отрасли это прежде всего ряд неудачных запусков и строительство космодрома Восточный, которое сопровождалось хищениями на миллиарды рублей. Самая, пожалуй, досадная неудача Рогозина в космонавтике – аварийный пуск ракеты-носителя «Союз-2.1б» с нового космодрома в конце ноября 2017 года: несколько российских и иностранных спутников не были выведены на запланированные орбиты из-за ошибки в алгоритме, в котором сохранились настройки для космодрома Байконур. Вице-премьер тогда раскритиковал руководство Роскосмоса, заявив, что в работе корпорации есть “системные ошибки”. “Космодром сработал идеально, ракета-носитель – прекрасно, исправный разгонный блок и рабочая полезная нагрузка. Но вместе оказалось, что один портной шьет карман, другой – лацкан, а костюмчик не получился”, – сказал тогда Рогозин в эфире «России-24».

Пуск ракеты-носителя Союз-2.1б с космодрома Восточный, закончившийся неудачей, ноябрь 2017 года

Рогозину приходилось защищать и работу оборонного комплекса, в частности, перспективный танк “Армата”, который преподносится как большой успех ВПК. Эту разработку «Уралвагонзавода» критиковали и военные эксперты, и блогеры, причем последних Рогозин в сердцах назвал “редкими идиотами”. Не помогло и то, что новый танк заглох перед первой же публичной демонстрацией – прямо на Красной площади во время репетиции парада ко Дню победы 2015 года.

В декабре 2017 года, всего через три недели после неудачи с ракетным пуском, Дмитрий Рогозин проводил экскурсию для президента Сербии Александра Вучича в российском Фонде перспективных исследований. Для того, чтобы продемонстрировать работу жидкости, в которой можно дышать, сотрудники фонда на глазах политиков насильно засунули в емкость живую таксу. Видео широко разошлось в интернете, вопросы о здоровье несчастной таксы задавали даже Дмитрию Пескову , и Рогозину вновь пришлось оправдываться: в своем твиттере он даже написал, что забрал участницу эксперимента себе.

Пожалуй, это в чем-то типичная ситуация для вице-премьера: неудача отчасти курьезная, но очень заметная и сильно бьющая по имиджу. Неслучайно Дмитрий Рогозин, согласно исследованию фонда “Петербургская политика”, попал наряду с Ольгой Васильевой, Виталием Мутко и Владимиром Мединским в группу “кандидатов в аллергены” для общественного мнения, то есть не самых популярных членов правительства.

Вывод Рогозина из состава кабинета министров в этом свете выглядит достаточно предсказуемо (хотя судьба Виталия Мутко говорит о том, что общественное мнение не всегда отражается на карьере министра). По данным источников РБК, его предполагается трудоустроить либо в Кремле – на позиции помощника или советника президента, либо, как было сказано выше, сделать главой нового универсального ракетно-космического холдинга, идея создания которого принадлежит самому Дмитрию Рогозину.

На одном из предприятий концерна «Алмаз-Антей»

Ноу-хау Рогозина – объединить под одной крышей гражданские и военные ракетно-космические конструкторские бюро, НИИ и предприятия. Газета “Известия” утверждает, что в новый холдинг войдет, с одной стороны, Роскосмос, с другой – крупнейший оборонный концерн “Алмаз-Антей”, корпорация “Тактическое ракетное вооружение”, а также “РТИ Системы” – компания, занимающаяся прежде всего локаторным оборудованием и входящая в структуру частной финансовой корпорации “Система”. Фактически холдинг должен разрабатывать и производить крайне широкую номенклатуру изделий – от зенитных снарядов до межпланетных космических станций. В качестве мотивации для создания такого объединения эксперты называют экономию бюджетных средств: например, более успешные оборонные предприятия, такие, как лидер российского военного экспорта “Алмаз-Антей”, могут выступить донорами для убыточных организаций Роскосмоса. Другая возможная логика – потенциальная “синергия технологий”: Роскосмос и так работает над оборонными заказами, в частности, его предприятия работали над созданием межконтинентальных баллистических ракет “Ярс”, “Булава” и “Сармат”.

“Консолидация активов многих успешных предприятий и фирм, которые есть в оборонно-промышленном комплексе, с космической промышленностью, наверное, представляется рациональной, – сказал в комментарии для Радио Свобода Виктор Литовкин , военный аналитик, руководитель редакции военной информации ИТАР-ТАСС. – Потому что эти активы можно направлять на прорывные направления, которые сегодня стоят. Ну, например, на создание каких-то новых видов ракетоносителей, спутниковых систем, новых видов вооружений. Я думаю, что в этом, наверное, есть рациональный смысл, но что из этого получится и что закладывается в эту идею реально правительством, пока не очень ясно”.

А вот независимый эксперт в области авиации и космонавтики, бывший эксперт космического кластера Фонда Сколково Вадим Лукашевич уверен, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Если новый холдинг действительно будет создан, это станет уже третьей масштабной реформой российской космической отрасли за несколько лет. Первый этап реформы, начатый в 2013 году, предполагал оставить за федеральным агентством «Роскосмос» фактически функции заказчика, а всю промышленность вывести в отдельный холдинг. Два года спустя Роскосмос из федерального агентства, то есть структуры министерского уровня, был понижен рангом до госкорпорации (промышленный холдинг был возвращен в ее состав). С началом реформ сменилось и руководство – вместо бывшего главкома ракетных войск стратегического назначения Владимира Поповкина , которого в отрасли считали профессионалом, главой Роскосмоса стал бывший президент АвтоВАЗа Игорь Комаров . Очередное преобразование, если оно состоится, еще сильнее уронит формальный статус гражданской космонавтики, которая окажется в ведении департамента внутри государственного холдинга, а не фактически федерального министерства, как когда-то.

Глава Роскосмоса Игорь Комаров и Владимир Путин

“Все это делалось ради того, чтобы преодолеть системный кризис, – объясняет Лукашевич. – При этом сам Рогозин его наличие то признавал, то не признавал. В конце концов, когда мы вроде бы этот кризис преодолели, если верить Рогозину, возникает выскочка, американец Илон Маск , который показывает, как на самом деле обстоят дела. И вот теперь мы опять начинаем очередную реформу космонавтики”.

Лукашевич считает, что технологический симбиоз между предприятиями ВПК и Роскосмоса вряд ли произойдет: “Мы собираем в холдинг совершенно несопоставимые вещи. «Алмаз-Антей», который был в свое время образован в результате слияния более 40 предприятий, – это по сравнению с Роскосмосом совсем другая структура производства, другая промышленность, другая кооперация, отраслевые стандарты, наука и так далее. И под Роскосмосом колоссальный объем предприятий, более 260 тысяч рабочих, это своя кооперация, все свое. В холдинге, который будет создан под Рогозина, будут совершенно несопоставимые вещи, допустим, авиационные ракеты класса «воздух – воздух», небольшие, и там же будет структура, которая создает лунную станцию «Луна-25». Такой глупости не было даже в Советском Союзе”, – считает эксперт.

Вызывает сомнения и идея использовать оборонную часть структуры холдинга в качестве подпорки для космической: многие предприятия Роскосмоса находятся в очень тяжелом экономическом положении, практически на грани банкротства. Так, долги Центра имени Хруничева более чем в 100 миллиардов рублей планируется частично погасить за счет продажи земли предприятия в Москве.

“Мы говорим, что есть упавший Роскосмос, а есть хороший «Алмаз-Антей», вот мы сейчас их сольем, и «Алмаз-Антей» вытащит Роскосмос. А я могу сказать, что, наоборот, «Алмаз-Антей» просто захлебнется неподъемным Роскосмосом, и не Роскосмос поднимется до их уровня, а наоборот, они понизятся. Надо понимать, что «Алмаз-Антей» – это концерн, а Роскосмос – отрасль, структура гораздо более сложная и объемная. Она проглотит этот концерн и даже не поперхнется”, – прогнозирует Вадим Лукашевич.

Лукашевич уверен, что вся затея с созданием нового холдинга мотивирована не заботой о российской космонавтике, а желанием “пристроить” на новое место Дмитрия Рогозина: “Ему хотят дать такой пост, который не будет понижением, и под него, с его подачи это делается”. При этом именно фигуру потенциального руководителя эксперт считает одним из самых слабых мест новой структуры. У вице-премьера два высших образования, но оба они далеки от космонавтики и техники вообще: Рогозин окончил факультет журналистики Московского университета и экономический факультет Университета марксизма-ленинизма. “Он как был журналистом, так им и остался, – говорит Вадим Лукашевич. – Когда был неудачный запуск с Восточного, спутники просто никуда не вышли, потому что мы там азимут перепутали, но сразу после пуска Рогозин построил стартовый расчет прямо на стартовом столе и поблагодарил всех за новую трудовую победу, которой родина может гордиться. Он не понимает, что сам по себе старт ракеты – это еще не все, что конечная цель запуска – выход спутников на расчетную орбиту. Это человек, который максимум что может – писать какие-то патриотические статьи и снимать ролики для телеканала «Звезда», вот это его потолок!” – сокрушается Лукашевич.

Построение на космодроме Восточный

Впрочем, не все разделяют взгляд этого эксперта на достижения Рогозина как куратора космической области. Так, Виктор Литовкин напомнил о том, что под наблюдением вице-премьера был построен первый в современной истории России новый космодром Восточный. “При участии Дмитрия Олеговича построены два завода по производству зенитно-ракетного комплекса С-400. КамАЗ развивался при его участии, – продолжает Литовкин. – Решены многие другие задачи оборонно-промышленного комплекса. Так что я думаю, что зря кто-то говорит, что у него минусы были. Да, безусловно, в любой работе есть недостатки, а тем более в такой отрасли, как оборонно-промышленный комплекс, который более 15 лет был в развале, в стадии стагнации, и Рогозин много сделал для того, чтобы подтянуть его. Я думаю, что Ростех, по образцу которого будет создаваться новый Роскосмос, тоже не везде и не во всем был успешен, тем не менее работает, и я думаю, работает неплохо. Но заранее делать выводы по вновь образованному или образующемуся холдингу неправильно”.

Действительно, о создании холдинга и новом назначении Рогозина пока официально не объявлено, но если новая глобальная реформа все же произойдет, большое значение будет иметь ее мотивация. Президент России Владимир Путин достаточно регулярно озвучивает наполеоновские планы российской космонавтики – так, накануне президентских выборов он анонсировал предстоящий полет российского аппарата к Марсу уже в 2019 году. Вот только миссия “ЭкзоМарс”, которая, очевидно, имелась в виду, стартует на год позже – просто потому, что подходящие для такого полета астрономические условия сложатся в ближайший раз только летом 2020 года. Интерес властей к космонавтике как источнику внешнего и внутреннего пиара часто сопровождается невниманием или отсутствием интереса к тому, что происходит в отрасли по существу.

“Дело в том, что ни Путин, ни Рогозин, ни Медведев просто не знают, что делать в силу того, что они непрофессионалы [в космонавтике]. Это как если бы к кочегару привезли больного с приступом аппендицита: он понимает, что дело плохо, но все, что он умеет, – это взять лопату и кидать уголь. И команда, которой они себя окружили, – это тоже не специалисты. В советское время космонавтикой руководили технические специалисты, и курировали отрасль тоже люди, имевшие к ней непосредственное отношение. Сейчас кадры подбираются по принципу либо лояльности, либо контроля за финансовыми потоками”, – говорит Вадим Лукашевич.

  • Радио СвободаОригинал публикации – на сайте Радио Свобода

    Подписаться

Предыдущая Украинская теннисистка Свитолина обыграла россиянку на турнире WTA в Риме
Следующая Трамп признал платеж, который, вероятно, пошел порнозвезде – СМИ

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *