Первая смерть при аннексии Крыма: прапорщик Сергей Кокурин погиб в бою с российскими военными


Эта история развенчивает на корню российский миф о бескровной аннексии Крыма. Весной 2014 года были убийства, о которых Россия предпочитает молчать. Первой жертвой агрессии в Крыму стал прапорщик украинской армии Сергей Кокурин. Сегодня о тех событиях сослуживцам Кокурина напоминает особая вещь.

Крымские военные во время аннексии успели вывезли из Симферополя в Одессу флаг Украины. Этот сине-желтый стяг служивые уберегли после штурма картографического центра 18 марта 2014 года. Тогда люди в форме без опознавательных знаков захватили в плен начальника центра – полковника Андрея Андрюшина , прямо на КПП в ходе переговоров. Так руководство обороной воинской части взял на себя Владимир Щурик .

«Люди (которые проводили захват части – КР) были вооружены: пистолеты, гранаты, гранатометы, автоматы. И их я насчитал порядка ста человек, они по всему периметру разными группами со всех сторон стали проникать в часть», – вспоминает события того дня подполковник ВСУ, заместитель командира воинской части А 3674 Владимир Щурик.

Подполковник ВСУ Владимир Щурик

Подполковник и его сослуживцы отказались сдавать часть оккупантам и забаррикадировались внутри картографического центра.

«Была тогда установка оружие не применять… Вооружены мы были по минимуму. Защищались подручными средствами, начиная от черенков от лопат и всем, что было под рукой», – вспоминает Владимир.

Зеленые человечки захватили картографическую часть за несколько часов, обстреливая украинских военных из автоматов.

«Что там можно с тем автоматом увидеть, стоит там кто-то в окне или не стоит? То есть, грубо говоря, поливали направо-налево», – говорит майор ВСУ Александр Клименко.

Хаотичную стрельбу по старому зданию из ракушняка помнит и Владимир Щурик.

Когда оккупанты пригрозили применить гранатометы, украинские военные сдались. Ведь внутри картографического центра оставались гражданские, были и женщины. Только после штурма выяснилось – погиб украинский военнослужащий Сергей Кокурин.

Владимир Щурик впервые столь подробно рассказывает о событиях того дня, показывает и фото.

«При первом визуальном контакте обнаружил, что вышка как решето прострелена. Туда поднялся – и вывалилось тело Сереги», – говорит военный.

Сергей Кокурин

Российские телеканалы начали распространять фейк о том, что Кокурина якобы убил 17-летний снайпер из Львовской области. Якобы он же застрелил во время штурма бойца так называемой самообороны Крыма Руслана Казакова .

«Огонь на поражение в Симферополе открыли боевики-националисты из организации «Правый сектор», – вещал корреспондент российского ТВ.

«По почерку работал снайпер – майдановский. В результате погибли двое», – вторил командующий Черноморским флотом России Александр Витко .

То, что Кокурин погиб от пули снайпера, опровергают украинские военные, присутствовавшие на месте. Поскольку имеют неоспоримые доказательства – прапорщика из автоматов расстреляли русские спецназовцы, которые ворвались на территорию картографического центра.

«Не зайдя на территорию, попасть в эту вышку нереально. Или сверху с девятиэтажек. Ну, во-первых, не тот калибр. А во-вторых, сверху не было ни одного отверстия», – указывает Владимир Щурик.

Капитану Валентину Федуну удалось выжить. Он, как и Кокурин, следил за перемещениями военных без опознавательных знаков с крыши воинской части. По нему также открыли огонь.

«Чувствую – удар в область лица. А назад падает гильза. Меня оттолкнуло, я упал на спину. Поднимаюсь и быстро перебегаю, бегу – чувствую, что стрельба по мне ведется», – вспоминает майор ВСУ Валентин Федун.

Майор ВСУ Валентин Федун

«У него одна пуля прошла, первая – в щеку и через шею вышла – в паре миллиметров от артерии. И вторая уже сзади вдогонку в лопатку. Там пол-сантиметра от сердца прошло», – рассказывает о везении майора Федуна подполковник Щурик.

Гиркин в Крыму

Как выяснилось, картографический центр штурмовал диверсионный отряд ФСБ, которым командовал Игорь Гиркин . Он сам рассказал об этом российскому изданию «Завтра» в ноябре 2014 года.

«После боя за картографическую часть, когда двое погибло, а я этим боем командовал, рота была расформирована, люди разъезжались», – произнес Гиркин.

А уже через две недели после штурма в Симферополе Гиркина с новым отрядом ФСБ перебросили захватывать Славянск. То, что 18 марта 2014 года картографов в Симферополе атаковали профессионалы, а их щитом была «крымская самооборона», подтверждают украинские военные.

«Это был российский спецназ, потому что при мне там человек звонил министру обороны Российской Федерации и типа докладывал, что у них нет стыковки с крымской армией. И они еще называли самооборона – крымская самооборона», – вспоминает майор ВСУ Александр Клименко .

КПП картографического центра в Одессе с памятной доской Сергею Кокурину

После штурма в марте 2014 года картографический центр передислоцировали в Одессу. Уже через год на новом месте открыли мемориальную доску памяти первого погибшего военного во время аннексии Крыма – Сергея Кокурина.

Сергея Кокурина похоронили в родном Симферополе. Без отца осталась семья – жена и двое детей. После аннексии Крыма они перебрались в Одессу, там и живут сейчас. Младший сын родился через два месяца после гибели отца. Мальчика назвали Сергеем.

Предыдущая У "Гобліна" остаточно визнали, що Крим не зможе опріснювати морську воду
Следующая Первая смерть при аннексии Крыма: прапорщик Сергей Кокурин погиб в бою с российскими военными

Нет комментариев

Комментировать

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + двадцать =