Письма крымчан: Керчь превращается в территорию страха


Мой старший брат вспоминает, что, когда президент Леонид Кучма дал старт пуску природного газа в Керчи, городская газета вышла с броским заголовком, смысл которого сводился к тому, что древний город ждал этого счастливого момента двадцать шесть веков.

Но оказалось, что накануне своего 2020-летия моя Керчь дождалась того, что предшествовало началу правления вечного Путина – взрыва жилого дома. Мы с гостями находились на городской набережной, что довольно далеко от места взрыва, но и там был слышен хлопок и виден черный столб дыма. По улице Свердлова с воем неслись пожарные машины и «скорые» со спецсигналами, тормозя движение городского и частного транспорта. Кошмар, который пережили живущие в этом злополучном доме и другом, по соседству с ним, полагаю, представить стороннему наблюдателю невозможно, потому что в страшном сне не пожелаешь пережитого ими.

Утром следующего дня многие рассказывали, как наяривали по телефону живущим в районе Войково родным и знакомым, стремясь убедиться, что они в полном порядке. Я сам первым делом бросился звонить знакомым, недавно купившим в той части Керчи квартиру, где они только еще начали делать ремонт. По счастью, их дом оказался вне зоны поражения взрывной волной и разлетевшимися окрест выбитыми стеклами.

Пожар в жилом доме в Керчи

Но двести пятьдесят моих земляков, мне лично незнакомых, остались без крыши над головой и вынуждено покинули свои квартиры, где, наверное, любовно наводили порядок, делали недешевые ремонты, растили детей и собирались жить долго и счастливо.

Наверняка многие из них жутко радовались тому, что они бескровно оказались в «великой России», которой твердой рукой правит не какой-то там Порох или клоун-актеришка, а великий и наводящий на весь мир ужас Путин. В моих словах нет никакого злорадства, я искренне сочувствую пострадавшим. Однако мне так же искренне жаль, что, идя на «референдум», они не вспомнили, как умные и здравомыслящие люди в недобрые девяностые всегда повторяли: «Пусть в Украине холодно и голодно, зато у нас, как в России, нет войны, призывники не воюют и не погибают в Чечне, матери не хоронят своих не успевших стать мужчинами мальчишек».

Мне помнится, как живущая по соседству с нами молодая женщина вскоре после замужества и рождения малыша получила известие о гибели мужа, служившего в расстрелянной чеченскими боевиками Псковской дивизии. И наши бабушки-соседки крестились при виде ее вдовьего платка после возвращения с похорон. Это, конечно, крайний случай, но весьма поучительный для любителей России и Путина, обещавшего «мочить в сортире» боевиков, а на деле расправляющегося с метателями пластиковых стаканчиков.

В тот день, когда в Керчи ввели режим чрезвычайной ситуации техногенного характера муниципального уровня, который, не исключено, изменят на региональный, российский президент планировал свой визит в Крым для торжественного открытия трассы «Таврида». Очень, кстати, примечательно, потому что, если кто помнит, после взрыва в керченском политехническом колледже он находился в пяти минутах лета от Крыма, в Сочи, и правоверные крымчане верили, что он прилетит в Керчь и лично выразит скорбь и сочувствие семьям погибших и пострадавших. Но не случилось, как и в этот раз, когда его личное присутствие могло бы обнадежить беззаветно верящих в его могущество пострадавших и местных адептов.

БОЛЬШЕ ПО ТЕМЕ: Письма крымчан: Мы проспали беду

А хотя, к чему президенту отрицательные эмоции, когда, в отличие от визита на судостроительный завод «Залив», не была подготовлена специально отобранная группа простерилизованных товарищей, с которыми можно было общаться. А тут какие-то обезумевшие от страха, подхватившие детей и стариков люди, выскочившие в халатах и шортах, которым было не до церемоний.

Посмотрите, за те шесть с половиной лет, что прошли со дня оккупации Россией Крыма, она прирастила не только признанную ООН численность населения, а и приумножила за счет полуострова территорию террора и страха в людях. Она в полном смысле повязала кровью мою Керчь, где еще недавно и помыслить никто не мог, что в мирном, глубоко провинциальном, скажем даже, пресном и скучном городе может случиться настоящая бойня с гибелью детей и взрослых и взрыв в жилом доме, что доселе керчане могли видеть только по телевизору. Теперь Керчь присоединилась не столько к древним городам мира, сколько к смертельно опасным населенным пунктам России.

КР в YouTubeКР в FacebookКР в мобильном

Но вот что странно, о чем судачат в городе: в день взрыва в злополучном доме работали специалисты местной газовой службы. Вряд ли мы когда-нибудь узнаем всей правды (как и о трагедии в колледже), почему эти спецы оказались настолько непрофессиональными, что результат их работы стал первопричиной взрыва в многоквартирном доме. Однако если судить по тому, сколько «понаехов» из разных задрищенсков переселились в Керчь, то не исключено, что среди тех, кто работал в доме, оказались работники, имевшие к системе подаче газа в жилой дом такое же отношение, как к российскому ракетостроению.

Мы в Керчи постоянно слышим и ежедневно наблюдаем, как местные кадры нагло вытесняются «крутыми» специалистами из России. Как они «замечательно» умеют строить корабли, учить детей, лечить пациентов, поднимать культурный уровень провинции, метелить местных алкашей. Так что не исключаю, что и газовая служба Керчи могла пополниться подобными «мастерами своего дела», приехавшими в теплые края и сместившими своими правильными российскими паспортами вчерашних «хохлов». И кто мне возразит, когда за два с лишним десятка лет после начала газификации Керчи ничего подобного взрыву в многоэтажке в городе не случалось?!

Андрей Фурдик , крымский блогер, керчанин

Мнения, высказанные в статьях, отражают точку зрения авторов и не обязательно отражают позицию издания.

Предыдущая Письма крымчан: Керчь превращается в территорию страха
Следующая МИД Украины призвал США присоединиться к Крымской платформе

Нет комментариев

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *